USD:  25.90  26.13   EUR:  28.79  29.32  

Султанат Эрдогана. Проголосуют ли турки за отказ от демократии

16.04.2017 11:30
Референдум в Турции и история восхождения Эрдогана: аналитик-международник Илия Куса об одном из сложнейших этапов в истории турецкой демократии
Султанат Эрдогана. Проголосуют ли турки за отказ от демократии
Реджеп Тайип Эрдоган (фото - ЕРА)

16 апреля в Турции проходит общенациональный конституционный референдум. Миллионы граждан с самого утра идут к избирательным участкам в своих округах, чтобы ответить на один небольшой, но крайне важный для всей страны вопрос: одобряют ли они новый пакет поправок к Конституции? 

Референдум - это всегда знаковое событие. Но голосование, которое произойдет в Турции 16 апреля - поистине поворотный момент для республики. Это первый за последние семь лет конституционный референдум в Турции. Население должно решить - переходить ли стране от парламентской к президентской республике. Если они ответят "да", то глава государства получит пакет неограниченных полномочий, невиданных в новейшей истории Турции. В соответствии с поданным правительством пакетом поправок, президент будет формировать правительство, иметь право распускать парламент в любой момент, объявлять чрезвычайное положение, назначать министров, выдвигать кандидатуры большинства судей, представлять бюджет и издавать указы, которые получат статус законов. При этом роль парламента сводится к минимуму.

Этот день войдет в историю вне зависимости от результатов голосования. Любой вариант сам по себе изменит политический и социально-экономический ландшафт Турции. Слишком высоки ставки, чересчур завышены ожидания, а информационно-психологический климат вокруг события крайне "токсичен". Коррупционные скандалы, войны, дипломатические противостояния, беженцы, теракты, переворот - все это будто вложилось в референдум, который должен стать кульминацией тревожных для Турции событий последних 4 лет. Социально-религиозная напряженность, смешанная с чувством страха и национально-патриотического подъема делает ситуацию особенно деликатной. Скажет ли большинство "да" либо "нет" - Турцию все равно ждут далеко идущие потрясения. Вопрос лишь в том, какого рода чувства будут сопровождать последующие года? Будет это эйфория либо отчаяние, облегчение или тревога, радость или грусть - они на годы определят новый формат отношений между государством и обществом.

голосование на референдуме.jpg

В Турции 16 апреля проходит самый важный в истории страны референдум (фото - ЕРА)

Воскресный референдум напрямую связывают с самым могущественным человеком страны. Тот, которого за глаза называют "новым султаном". Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган считается архитектором этой идеи. Он и его партия задумали поменять Конституцию еще в далеком 2005 году. И лишь спустя 11 лет они наконец оказались на финишной прямой. За это время политическая система и социально-культурные нарративы в Турции претерпели настолько резкие и драматические изменения, что многие уже даже забыли, с чего все начиналось и как вообще Эрдоган пришел к этому референдуму, преодолев сложный путь от "умеренного исламиста-демократа" до " неоосманского диктатора-ревизиониста".

Скажет большинство граждан на референдуме "да" или "нет", Турцию все равно ждут серьезные потрясения. 


Восхождение султана

Реджеп Тайип Эрдоган - уникальный политик. За свою политическую карьеру он так часто менял свою позицию и мнение, что можно было подумать, будто бы он вообще не ведает, что творит. Впрочем, такое впечатление - обманчиво. Абсолютно во всех действиях нынешнего турецкого лидера присутствует рациональное зерно. Вопрос лишь в том, где Эрдоган "сорвал джекпот", а где просчитался. Каждый его шаг необходимо рассматривать с точки зрения политических, экономических, социальных обстоятельств, в которых оказывалась его партия и он сам во главе Турции. А также: как эти обстоятельства соотносились с его личными амбициями и партийными интересами? С самого начала своего пути Эрдоган жил идеями "Великой Турции", причем совсем не той, которую построил Мустафа Кемаль. Эрдоган мечтает возродить нечто большее, "поднять с колен" колосса давно забытых дней. Ревизионистский политический проект Реджепа Эрдогана и его партии - это "новая Османская империя". Возрождение истинного имперского величия, возвращение к чистой исламской культуре, восстановление института монарха в виде крайне централизованной президентской республики и усиления своего влияния в странах "ближнего зарубежья" - бывших колониях - таковы утопические цели, которые преследует нынешний президент Турции.

ататюрк.jpg

Демонстранты держат портреты Мустафы Кемаля Ататюрка (Фото - ЕРА)

На протяжении всей своей политической карьеры, Эрдоган пытался преодолеть те препятствия, которые мешали ему на пути к власти и реализации его политических планов. Будучи исламистом, он был лишним в системе, заложенной еще в 1921 году Мустафой Кемалем Ататюрком. Политическое устройство, которое считалось у турок практически "священным", по своей идеологической составляющей было враждебным и чужим Реджепу Эрдогану - человеку, который добился всего именно благодаря исламистской "Партии благоденствия" и ее лидеру Неджметтину Эрбакану. Именно в составе этой партии Эрдоган стал мэром Стамбула и добился на этом посту огромных успехов. Однако все сорвал военный переворот 1997 года, когда армия решила вмешаться в политический процесс и отстранить от власти исламистов, запретив их деятельность. Под раздачу тогда попал и Эрдоган. Его осудили на 4 месяца тюрьмы. Для будущего президента этот переворот был одним из главных психологических и политических ударов в его жизни. С тех пор он рассматривал армию исключительно как препятствие на его пути к власти, без нейтрализации которого его политический проект был обречен на провал. Влияние военных стало первой проблемой Эрдогана, когда в 2001 году он вернулся в политическую жизнь страны во главе учрежденной им "Партии справедливости и развития".

Другим препятствием турецкого лидера стала конкуренция со стороны других партий и движений. Хотя на начальном этапе своего правления, Эрдоган поощрял коалиции с другими политическими силами, в последующие годы он развернул настоящее "ползучее наступление" против них. А уверенные победы на парламентских выборах лишь подстегивали его аппетиты и усиливали желание избавиться от лишнего балласта.

Хотя в начале своего правления Эрдоган поощрял коалиции с другими политическими силами, в последующие годы он развернул настоящее "ползучее наступление" против них.  

Третьей проблемой встала борьба за разумы и сердца людей. После эпохи Мустафы Кемаля Ататюрка и его радикальных светских реформ, для многих турецких граждан открылся мир бизнеса, свободы, плюрализма, демократии. Исламисты стали маргиналами, многие их партии и организации были запрещены. Более 80 лет турки жили в светском государстве при неформальном лидерстве военных. Ориентированная на Запад, армия была символом и оплотом светского характера управления страной. И многие турки считали это нормой и не воспринимали радикальных и умеренных исламистских течений. Собственно, именно это проявилось в 1997 году, когда военный переворот встретили скорее с радостью, чем наоборот. Таким образом, когда Эрдоган получил кресло премьера в 2003 году, его главной задачей было консолидировать общество, мобилизовать свой электорат и завязать его именно на своей персоне и своей партии.

сторонники.jpg

Значительная часть турецкого обществ поддерживает Эрдогана (фото - ЕРА)

Не менее серьезным испытанием для Эрдогана и его политического пути стал курдский вопрос. Партизанская война, развернутая курдами против турецкой власти, являлась одним из главных факторов дестабилизации ситуации в стране, в особенности - в населенных преимущественно курдами юго-восточных провинциях. Курды сегодня являются крупнейшим в мире народом без собственной государственности. Их борьба за создание независимого Курдистана длится уже более 100 лет. Турецкое правительство официально не признает курдскую национальность. Их считают "горными турками", а не отдельным народом. С 1984 году курды развернули полномасштабную вооруженную борьбу с турецкими войсками через свои военизированные формирования "Рабочей партии Курдистана". К моменту, когда Эрдоган стал премьер-министром в 2003 году, курдская партизанщина пошла на спад, а боевые действия на юго-востоке страны практически прекратились. Этому поспособствовал арест лидера "Рабочей партии Курдистана" Абдуллы Очалана в 1999 году. Тем не менее, угроза со стороны курдов оставалась, особенно учитывая, что они имели несколько баз в горах северного Ирака, с которых совершили нападения на турецкую территорию. К тому же, курдский вопрос крайне политизированная тема в Турции, и на ней можно было сыграть.

Наконец, последним препятствием на пути Эрдогана к высшей власти стала внешняя политика. Если точнее - региональная политика. Новый руководитель Турции имел свои взгляды на те или иные внешнеполитические проблемы и хотел сам формировать повестку дня. Забегая наперед, скажем сразу: внешняя политика и ситуация в регионе стали для Эрдогана одновременно трамплином, который поднял его на вершину политического Олимпа, и якорем, который опустил его на дно.

Внешняя политика и ситуация в регионе стали для Эрдогана одновременно трамплином, который поднял его на вершину политического Олимпа, и якорем, который опустил его на дно.  


Закат генералов

Борьба между премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом и военными развернулась практически сразу же после вступления первого на должность в 2003 году. Исламский неоосманизм и ревизионизм политика был абсолютно неприемлем светской армии. Уже через несколько лет Эрдоган распустил Совет по вопросам безопасности, который функционировал как де-факто альтернативное правительство армии, и подчинил себе национальную полицию. Противостояние обострилось, когда Эрдоган учредил в 2005 году конституционную комиссию для смены Конституции. Тогда же, военные опубликовали специальный манифест, в котором намекнули, что будут готовы вмешаться, если Эрдоган и тогдашний президент Турции Абдулла Гюль, который также был связан с исламистами, попробуют изменить основы светского государства, заложенные Ататюрком. После этого, борьба между ними вылилась в публичное пространство.

Заручившись поддержкой парламента и части населения, Эрдоган развернул против военных целую серию кампаний, чтобы нейтрализовать их руководство. Начиная с 2007 года, несколько громких судебных процессов стали серьезным ударом по военным и их влиянию на турецкую политику. В частности, первым было так называемое "дело Эргенекон". По нему проходили около 400 человек - генералы, полковники, начальники жандармерии, а также оппозиционно настроенные бизнесмены, представители интеллигенции, журналисты и политики. Всех их подозревали в якобы создании ультранационалистической тайной военной организации "Эргенекон", которая планировала свергнуть правительство. Большинство подозреваемых получили длительные тюремные сроки. Среди них - начальник Генерального штаба, генерал Илькер Башбуг, считавшийся одним из влиятельнейших офицеров армии. Также, суровое наказание получил генеральный секретарь оппозиционной Эрдогану "Рабочей партии Турции" Догу Перинчек, которого приговорили у 117 годам заключения.

Сразу после "дела Эргенекона", которое вызвало неоднозначную реакцию в обществе, турецкое правительство "обнаружило" еще несколько попыток военного переворота. Начались антивоенные чистки предполагаемых "заговорщиков". Тяжелейшим ударом для армии стала операция "Кувалда" в 2010-2011 годах. Тогда в девяти провинциях прошли массовые аресты генералов, адмиралов и других высокопоставленных чиновников в Минобороны по подозрению в подготовке военного переворота. Около 350 человек оказались на скамье подсудимых, в том числе тогдашний начальник Генштаба Четин Доган и его заместители. Расследование дела сопровождалось скандалами. Оппозиционные партии, в том числе движение "Хизмет" проповедника Фетуллаха Гюлена, критиковали власть за фальсификацию обвинений. Из-за скандала, генпрокурор Стамбула Айкут Ченгиз Энгин в апреле 2010 года уволил прокурора, занимающегося расследованием "операции Кувалда", потому что тот отказался координировать все свои решения с ним. Перестановки в прокурорских кругах позволили правящей партии перехватить инициативу в деле и завершить его с пользой для себя. В итоге 21 сентября 2012 года суд вынес вердикт. 319 из 365 подсудимых признаны виновными в планировании военного переворота и были приговорены к различным тюремным срокам. Три генерала, в том числе уже бывший начальник Генштаба Доган, получили по 20 лет.

Тем не менее, сломить сопротивление армии полностью не удалось. В дело вмешались оппозиционные политические партии. В частности, после того, как между правящей "Партией справедливости и развития" Реджепа Эрдогана и их союзниками из движения "Хизмет" проповедника Фетуллаха Гюлена вспыхнул конфликт, последние развернули медиа-кампанию для освобождения осужденных в деле "операции Кувалда" военных. К удивлению многих, в 2014 году им это таки удалось. Они опубликовали доказательства непричастности генералов к якобы военному перевороту, и суд выпустил их на свободу. Это был поворотный момент для Эрдогана и первое серьезное поражение на его пути к единоличной власти. Тогда же он окончательно выбрал своей второй целью политическую оппозицию.


Главный враг Эрдогана -  проповедник Фетхуллах Гюлен (фото - ЕРА)

Но апофеоз всей своей борьбы с военными настал в июле 2016 года, когда войска предприняли попытку военного переворота. Нам до сих пор неизвестны все детали тех событий. Знал ли Эрдоган заранее о готовящемся перевороте? Был ли он непосредственным дирижером этой операции? Насколько "грамотно" поступили военные во время попытки захватить власть? Все эти вопросы на сегодняшний день, к сожалению, оставляют лишь поле для предположений. Но одно бесспорно: неудачная попытка военного переворота 15 июля 2016 года стала отправной точкой для начала массовых чисток Эрдогана в среде оппозиционеров. После подавления путча 16 июля, турецкая власть развернула невиданную ранее зачистку в силовых структурах, госсекторе, школах, университетах и СМИ. Выжав максимум из ситуации, Эрдоган использовал страх людей перед переворотом и их гнев из-за гибели более 200 человек для мобилизации своих сторонников. Победа власти над заговорщиками сделала из Эрдогана "защитника демократии" и народного героя, который не побоялся бросить вызов "злым силам". Этот образ до сих пор активно раскручивают проправительственные СМИ.

Получив колоссальную народную поддержку, мобилизовав свой информационный ресурс для освещения ситуации в нужном ему ключе, Эрдоган решил разделаться не только с военными, а и со всеми оппозиционными ему силами, способными помешать реализации его политических амбиций. Именно по этой причине, главным организатором попытки путча был объявлен не какой-нибудь генерал, а оппозиционный проповедник Фетуллах Гюлен, проживающий в изгнании в США. Под условную категорию "враги народа" попали также все прокурдские партии, нелояльные власти СМИ, судьи, полицейские, жандармы, сотрудники госслужб и академики. Всего, более 150 тысяч человек стали жертвами репрессий после 16 июля 2016 года. Из них более 12 тысяч - военнослужащие. Последствия переворота уничтожили последние остатки оппозиции в турецкой армии. После событий 15-16 июля, Эрдоган переподчинил Генштаб лично себе как президенту страны, взяв под контроль все силовые структуры Турции - впервые со времен Мустафы Кемаля Ататюрка.

провал переворота.jpg

Провал переворота 15 июля 2016 года, у военных отбирают оружие (фото - ЕРА)


Наступление на оппозицию

Конфликт между Эрдоганом и оппозицией - это, в первую очередь, его противостояние со своим бывшим другом и союзником - проповедником Фетуллахом Гюленом. Мало кто помнит, но именно Гюлену Эрдоган обязан своей успешной начальной политической карьерой на посту премьер-министра в 2003-2007 годах. Однако когда влияние Гюлена стало мешать политическим амбициям Эрдогана, последний пошел войной на связанные с Гюленом структуры и общественные организации. Пик конфликта приходится на 2013 год, когда в Турции разразился страшный коррупционный скандал, в центре которого оказались высокопоставленные члены правящей "Партии справедливости и развития" и даже члены семьи Реджепа Эрдогана. Мы точно не знаем, как данные о масштабных финансовых махинациях и растрате попали в СМИ, но некоторые аналитики сходятся во мнении, что это стало результатом конфликта между Гюленом и Эрдоганом. Коррупционный скандал серьезно ударил по рейтингу правящей партии. Событие также совпало с известными уже митингами в Стамбуле против застройки парка Гези. Протесты стали проверкой на прочность власти Эрдогана. Ему удалось их подавить, но это отозвалось падением рейтинга сразу в нескольких ключевых провинциях. И хотя в 2014 году Турция выдала ордер на арест Фетуллаха Гюлена, обвинив его в "попытке госпереворота", на территории страны все еще действовало общественное движение "Хизмет" - мощная образовательно-культурная сеть организаций, которую создал Гюлен для формирования гражданского общества в Турции и продвижения более демократичных и либеральных идей, оппозиционных Эрдогану.

Вторым врагом для президента Турции была оппозиционная про-курдская "Партия демократии народов" во главе с Селахаттином Демирташем. Турецкое правительство не раз обвиняло партию в связах с военизированными формированиями курдов. Также эта партия показывала неплохие результаты на парламентских выборах, что создавало для Эрдогана угрозу потерять большинство в парламенте. К примеру, в июне 2015 года в результате выборов "Партия демократии народов" получила 13,5% голосов и могла формировать коалиционное правительство. Сам Селахаттин Демирташ участвовал в президентских выборах в Турции в 2014 году как прямой конкурент Эрдогана.

Обоих врагов Эрдоган сломил в том же 2016 году "под шумок" неудачной попытки июльского военного переворота. В числе репрессированных турецкой властью оказались члены "Партии демократии народов", представители интеллигенции, сотрудники Министерства образования и Министерства здравоохранения, судьи, учителя школ, преподаватели ВУЗов, активисты, журналисты и бизнесмены - все, кто имел хоть малейшую связь либо с курдами, либо с оппозиционным движением "Хизмет" Фетуллаха Гюлена, которое к тому времени объявили террористической организацией.

Себанат Тунчель.jpg

Турецкая полиция арестовывает депутата парламента от прокурдской Партии демократии народов Себанат Тунчель (фото - ЕPA)

Турецкое правительство также использовало "призрак переворота" и для оправдания окончательного "закручивания гаек" в сфере масс-медиа. Были закрыты 23 радиостанции, 16 телеканалов, 45 ежедневных газет, 15 журналов и 29 издательств. Всех обвинили в связах с "террористической организацией" оппозиционного проповедника Фетуллаха Гюлена, которая якобы стояла за попыткой путча. Многих сотрудников СМИ уволили или арестовали.

Турецкое правительство использовало "призрак переворота" для оправдания окончательного "закручивания гаек" в сфере масс-медиа.  


Маленькая победоносная война

Если от оппозиции и армии Эрдоган избавиться смог, то сделать то же самое с курдами стало затруднительно. И здесь кроется наибольший цинизм и лицемерие, которое Эрдоган и его партия проявили за все время своего правления. Дело в том, что Реджеп Тайип Эрдоган, который сегодня является главным военачальником в борьбе против курдского народа, всего несколько лет назад был архитектором перемирия с ними. В 2013 году "Партия справедливости и развития" во главе с тогда еще премьером Эрдоганом инициировала мирные переговоры с курдами. Официальной причиной такого шага после нескольких лет кровавого конфликта стала якобы "необходимость вести общую борьбу с "Исламским государством". Однако эта версия не вполне соответствует действительности.

На фоне коррупционного скандала в том же 2013 году, рейтинг Эрдогана пошел вниз. Конфликт с Гюленом еще больше ослабил позиции правящей партии из-за развернувшейся против Эрдогана информационной кампании, которую запустили связанные с Гюленом СМИ. Все это вынудило руководство партии искать пути восстановления рейтинга перед важными местными и парламентскими выборами 2014-2015 годов. Выход был найден в идее перемирия с курдами. Последние были согласны на мирный процесс, поскольку их силы иссякали, а террористы "Исламского государства" в Ираке и Сирии теснили их по всем фронтам.

Цинизм ситуации заключается в том, что, начав мирный процесс, Эрдоган так же легко его и разрушил из-за проигранных парламентских выборов 2015 года. 

Однако цинизм всей ситуации состоит в том, что, начав мирный процесс, Эрдоган так же легко его и разрушил. Причина - в проигранных парламентских выборах в июне 2015 года. Не желая формировать коалиционное правительство в союзе с оппозиционными партиями, Эрдоган и его партия заблокировали процесс формирования правительства, из-за чего были назначены новые досрочные выборы в ноябре того же года. И сразу после объявления о назначении новых выборов, Турция провела бомбардировку позиций курдов на севере Ирака. Это спровоцировало новый виток насилия в юго-восточных провинциях Турции, населенных курдами. Турецкая армия вошла в провинцию Диярбакыр и объявила о начале антитеррористической операции в городах Джизре и Силопи, в которых якобы "восстали террористы-курды". Операця длилась до 19 января 2016 года и завершилась полным уничтожением нескольких кварталов городов и гибелью нескольких сотен местных курдов. Впрочем, на выборах в ноябре 2015 года, партия Эрдогана сумела получить большинство и сформировать новое правительство во главе с Ахметом Давутоглу. Именно так, с помощью "маленькой победоносной войны", Реджеп Тайип Эрдоган установил контроль над парламентом.

52649274.jpg

Диярбакир. Уличные бои с курдскими сепаратистами на востоке Турции стали обыденностью (фото - ЕPA)

Однако, разрушив весь мирный процесс, Эрдоган таким образом открыл "ящик Пандоры" и спровоцировал курдов Ирака и Турции на возобновление партизанской войны. Это дестабилизировало ситуацию на юго-востоке Турции и вынудило правительство послать туда войска, дабы держать территории в относительном спокойствии. Также "маленькая победоносная война" окончательно испортила отношения между Анкарой и курдами. Многие радикализировались в своих убеждениях и основали экстремистские группировки, такие как "Ястребы Курдистана", которые совершали нападения и теракты на крупные города, вследствие чего жертвами часто становились невинные люди. Еще одним негативным эффектом "размораживания" проблемы курдов стало обострение конфликта с сирийскими курдами и невозможность договориться с ними по вопросам сотрудничества в борьбе с "Исламским государством".


Внешнеполитический пасьянс Анкары

Внешняя политика, пожалуй, самая неоднозначная сфера деятельности Реджепа Тайипа Эрдогана. Начав свой путь с достижения полнейшей гармонии со всеми соседями в рамках "Политики добрососедства со всеми" в 2003-2009 годах, Эрдоган пришел к референдуму с полнейшим провалом своей внешнеполитической повестки дня, рассорившись практически со всеми, с кем только можно. Если кто-то вернется в 2010 год, то может не поверить своим глазам. Турция наладила отношения и торговлю со всеми странами региона, ее экономика процветает, и она уверенно движется в сторону ЕС. Сирия - крупнейший торговый партнер Турции, а президенты Башар Асад и Реджеп Эрдоган - дружат семьями. Несмотря на позицию арабских государств, Анкара сумела сохранить выгодные отношения как с Израилем, так и с Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейтом, Египтом, Иорданией и Катаром. Это - Турция 2010 года.

Если разбирать основные факторы, которые привели Анкару к нынешнему состоянию в регионе и мире, то стоит выделить следующие:

  1. Война в Сирии
  2. Война в Ираке
  3. Миграционный кризис
  4. Дипломатический конфликт с Европой

Война в Сирии. По моему мнению, сирийское направление внешней политики Турции стало самым провальным из всех. Решение Реджепа Тайипа Эрдогана сделать ставку не на дружественного ему Башара Асада, а на антиправительственные исламистские силы в надежде привести к власти в стране более лояльный и идеологически близкий ему режим оказалось серьезным просчетом. Правительство Башара Асада не только остается при власти, но и постепенно возвращает под свой контроль территории. Из-за войны товарооборот Турции и Сирии упал практически до нуля. А участие Анкары в войне на стороне боевиков обострило ее отношения с Ираном, Россией, Ираком, Египтом, Ливаном и даже курдами.

Эрдоган Асад.jpg

Эрдоган и Башар Асад в последний год дружбы, 2010 год (фото - ЕРА)

Кроме того, многие группировки, на которые Анкара делала и делает ставку, оказались фанатиками, которым нельзя доверять. А многолетняя политика поддержки различных суннитских исламистских группировок, сражающихся против сил Асада, в числе которых была в свое время и террористическая организация "Исламское государство", привела лишь к тому, что Анкара своими руками взрастила монстров "Всемирного Халифата" и "Исламского государства" у своих границ. В конце 2015 года террористы взяли под контроль практически всю турецко-сирийскую границу на севере провинции Алеппо и напрямую угрожали национальной безопасности турецких территорий. Анкара разорвала отношения с джихадистами только когда они совершили несколько терактов в Стамбуле, Анкаре и Диярбакыре.

В конце-концов, Турция была вынуждена сформировать в августе 2016 года смешанный военный контингент для вторжения на север Сирии для зачистки границы от террористов ИГ и для сдерживания курдских сил, которые готовились соединить два своих мощных анклава на севере Сирии, создав целый "курдский пояс" от северо-западной Сирии до Ирака вдоль турецкой границы. Однако Эрдоган сумел добиться выполнения лишь части целей. Ослабленная репрессиями после июля 2016 года, турецкая армия сумела зачистить от террористов ИГ северную часть провинции Алеппо в Сирии лишь к февралю 2017 года, при этом понеся серьезные потери. За это время сирийская армия полностью заблокировала турецким войскам проход далее на юг в сторону города Ракка, который Эрдоган планировал захватить быстрее курдов. Операция в Сирии стала крупным имиджевым и репутационным поражением для Турции и президента Эрдогана лично.

Война в Ираке. Схожая ситуация была в Ираке. Из-за своей позиции по отношению к Сирии, а также из-за финансирования террористов ИГ и прочих суннитских экстремистов, Турция оказалась не у дел, после того как Ирак не пригласил ее участвовать в битве за Мосул в октябре 2016 года. Тогда Эрдоган пошел на введение ограниченного контингента на север Ирака, дабы шантажом вынудить Багдад принять турецкие войска в состав коалиции. Дело в том, что Анкаре крайне выгодно установить лояльную ей послевоенную городскую администрацию в Мосуле. Однако, из-за провала своего шантажа и агрессивной политики Турции по отношению к арабским соседям, последние с Эрдоганом сотрудничать отказались. Более того, официальный Багдад добился вывода турецких войск из северных регионов страны, а двоих протурецких иракских политиков - бывшего вице-президента Ирака Усаму Аль-Нуджайфи и бывшего губернатора Мосула Асиля Аль-Нуджайфи - объявил вне закона.

Миграционный кризис. Когда беженцы хлынули в Европу в 2015 году, Турция стала одной из основных транзитных для них стран. В 2016 году, президент Реджеп Тайип Эрдоган решил использовать свой "миграционный рычаг", чтобы добиться уступок со стороны ЕС в вопросах либерализации безвизового режима. В марте стороны подписали соглашение о препятствии потоков беженцев через Турцию. В обмен на свою помощь в этом, Анкаре даровали безвизовый режим и ускорение процесса вступления в ЕС. Однако, неожиданно, Эрдоган отказался выполнить последний пункт договора - внести поправки в антитеррористическое законодательство, чтобы привести его в соответствии с нормами Евросоюза. Именно на этих законах зиждется так называемая "антитеррористическая операция" Турции против курдов на севере Сирии и в юго-восточных провинциях. Очевидно, президент Эрдоган отказался ослабить антитеррористические законы, опасаясь потерять сформированный за последние 2 года образ врага ("курда-террориста"), что приведет к падению рейтинга в условиях, когда экономика страны ввиду конфликта с Россией и войны в Сирии и Ираке находится не в лучшем состоянии. Спор между ЕС и Турцией, а также отдельные неосторожные заявления Эрдогана с обвинениями в адрес Европы в поддержке терроризма, окончательно развеяли евроинтеграционные усилия Анкары, а Брюссель закрыл переговоры о безвизовом режиме.

Дипломатичный конфликт с Европой. Конфликт между Турцией и рядом стран ЕС вокруг своих агитационных кампаний в преддверие референдума стал апогеем ухудшения отношений ЕС-Турция. Отказ Германии, Нидерландов и Швейцарии принимать турецких министров, которые хотели собрать агитационные митинги за референдум, вызвал гневную реакцию Эрдогана, который в порыве злости обвинил европейцев в "нацизме". Это автоматически привело к резкому обострению отношений с ЕС и обмену угрозами, причем Анкара открыто пригрозила "завалить Европу беженцами". Конфликт раскрыл все проблемы в отношениях между Турцией и ЕС, а также продемонстрировал, что Эрдоган принял решение не ориентироваться на Запад и усилить сотрудничество со странами Азии и Ближнего Востока.

Эти и другие факторы привели к тому, что сегодня Турция находится в относительной изоляции, а ее цели по восстановлению своих "зон влияния" в соседних странах лишь усугубили конфликты там и еще больше обострили отношения с курдами и арабами.

акция против.jpg

Противники Эрдогана в Германии с плакатом: "Кто критикует Эрдогана, заканчивает в тюрьме" (фото - ЕРА)


Что же будет на референдуме?

Над избирательными участками будет висеть тень неудавшегося военного переворота. Об этом постоянно напоминают подконтрольные власти СМИ и сам президент Реджеп Тайип Эрдоган. Массовые репрессии привели к тому, что люди боятся выражать свое мнение и идти против власти. Правящая партия во главе с Эрдоганом сделала все, чтобы создать образы врагов, которыми она пугает свой электорат. Именно необходимостью усилить меры безопасности правительство объясняет населению выгоду перехода к президентской форме правления. Однако оппоненты заявляют, что это позволит президенту окончательно узурпировать власть. Таким образом, на стороне власти и Эрдогана - страх, нарратив "враги повсюду", личная репутация и колоссальный административный ресурс. Против него играет экономика, уровень безработицы в 12%, провальная внешняя политика и совсем уж откровенные гонения на оппозиционеров. Если верить последним социологическим опросам, мнения людей разделились поровну. Часть населения верит, что президентская форма правления поможет их защитить и упростит систему управления государством. Некоторым импонируют неоосманистские романтичные идеи Эрдогана и его мягкий исламизм. Другая часть населения склонна ответить "нет" из-за ухудшающейся экономической ситуации, массовых увольнений после путча и заморозки отношений с ЕС.

Какой бы ответ не последовал, он навсегда изменит страну. Если население поддержит поправки в Конституцию, Эрдоган получит беспрецедентные полномочия и останется у власти до 2029 года минимум. Ответ "нет" станет крупнейшим электоральным и имиджевым поражением Эрдогана и сведет к нулю все его усилия по подготовке почвы для этого референдума на протяжении последних 12 лет. 16 апреля все равно войдет в историю - либо как день рождения нового турецкого султаната, либо как день рождения новой надежды для политического будущего Турции.

Илия Куса
аналитик-международник

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook, ВКонтакте и Одноклассниках: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

ЛIГАБiзнесIнформ
Информационное агентство
www.liga.net
Печать

Новости партнеров

Загрузка...
Loading...
Новости партнеров