USD:  25.80  26.06   EUR:  29.68  30.26  

Правоприменение в уголовном процессе - дискуссия

12.07.2017 16:11
Основным поводом для проведения мероприятия стали массовые обращения в Комитет защиты прав адвокатов и гарантий адвокатской деятельности при НААУ
Пресс-центр: Правоприменение в уголовном процессе - дискуссия

Вопросы, касающиеся отличия понятий "сведения, которые вносятся в ЕРДР" и обстоятельств, которые подлежат расследованию, а также необоснованных подозрений, были рассмотрены в ходе круглого стола в Пресс-центре Информационного агентства ЛІГАБізнесІнформ (Киев, ул. Шамрыло, 23) .

Основным поводом для проведения мероприятия стали массовые обращения в Комитет защиты прав адвокатов и гарантий адвокатской деятельности при НААУ.

В ходе мероприятия отмечалось, что ст.214 УПК Украины предусмотрен порядок внесения сведений в Единый реестр досудебных расследований. В соответствие с ним следователь, прокурор безотлагательно, но не позднее 24 часов после подачи заявления, сообщения о совершении уголовного правонарушения, или же после самостоятельного обнаружения им, из любого источника обстоятельств, что может свидетельствовать о совершении уголовного правонарушения, обязан внести соответствующие сведения в ЕРДР и начать расследование.

При этом, как отмечали участники круглого стола, термин "сведения" имеет определенные правовые признаки, которые являются одновременно квалифицирующими.

По мнению участников круглого стола, сведения, которые подлежат внесению в ЕРДР, должны иметь "легитимный источник происхождения", а полученная у заявителя информация, должна быть надлежащим образом обработана и оформлена в юридически значимые факты, о которых сообщает заявитель.

Акцентировалось внимание на том, что подлежащие внесению в ЕРДР сведения имеют существенное отличие от обстоятельств, которые подлежат доказыванию в процессе расследования. Эти обстоятельства уголовный процессуальный закон называет "составом уголовного правонарушения".

"Практика внесения сведений в ЕРДР нередко создает негативную тенденцию, когда к сведениям лицо, которое уполномочено их внести в реестр, указывает на обстоятельства состава уголовного правонарушения без надлежащего их расследования, чем заведомо нарушаются права человека", - отметили участники круглого стола.

Примером этого является справка ЕРДР о внесении сведений по ст.190 ч3 УК Украины по факту подачи адвокатом в суд документов и данных, содержание которых не соответствует действительности. Тем самым адвокат нанес материальный ущерб заявителю в крупных размерах. "То есть, дело еще не расследовано, а лицом, которое внесло сведения в ЕРДР, уже сделаны выводы о мошеннических действиях адвоката и размере вреда. Такая практика является недопустимой", - подчеркивалось во время мероприятия.

Также в ходе дискуссии была обсуждена практика необоснованных подозрений и, как следствие, ответственности за нарушение прав человека. Поводом для обсуждения стали массовые обращения в Комитет защиты прав адвокатов и гарантий адвокатской деятельности НААУ вследствие предъявления необоснованных подозрений.

В качестве примера была названа ситуация с адвокатом А.Чебердиным. По словам участников круглого стола, отождествление его с клиентом привело к тому, что адвокат был задержан в процессе оказания правовой помощи клиенту.

Как отмечали участники мероприятия, в предъявленном подозрении отсутствуют сведения относительно субъективной стороны состава уголовного правонарушения, в котором подозревается адвокат - противоправное деяние - время, место и обстоятельства совершения уголовного правонарушения, а также другие факты вмешательства в адвокатскую деятельность. "Договор о предоставлении правовой помощи, и обстоятельства предоставления правовой помощи органом досудебного расследования и следственными судьями расцениваются как предварительный сговор", - подчеркнули участники мероприятия.

Также они напомнили, что адвокат на основании, по их мнению, необоснованного подозрения, находится под стражей уже более 2-х месяцев, без определения размера залога.

"В процессе анализа следственным судьей обоснованности подозрения, на наш взгляд, следует акцентировать внимание на изложение понятным языком обстоятельств, которые указывают на наличие состава уголовного правонарушения в действиях лица, которое имеет процессуальный статус подозреваемого. Такая обязанность лежит на следственном судье. Отсутствие судебного контроля за обоснованностью подозрения нарушает не только права человека, но и профессиональные права лица, которое предоставляет правовую помощь", - подчеркнули участники круглого стола.

"По нашему, членов Комитета, мнению, подозрение должно содержать четкий перечень обстоятельств, которыми детектив, следователь, прокурор и следственный судья могут сделать вывод о причастности лица к совершению уголовного правонарушения", - подчеркнули представители Комитета защиты прав адвокатов и гарантий адвокатской деятельности при НААУ, предложив участникам круглого стола наработать критерии "понятности" этих документов.

Другой вопрос, подчеркнули они, кто несет ответственность за ограничение прав человека вследствие предъявления необоснованного подозрения, а также, каков механизм привлечения к ответственности виновных лиц.

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook и Google+: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

ЛIГАБiзнесIнформ
Информационное агентство
www.liga.net
Печать

Новости партнеров

Загрузка...
Loading...
Новости партнеров