06.12.2016, 17:15

Карстен Фогт: Москва пытается склонить ЕС отказаться от ценностей

Карстен Фогт: Москва пытается склонить ЕС отказаться от ценностей - Фото

Опытный немецкий политик - о будущем Германии после выборов, целях Москвы в Европе, возможностях Евросоюза и Украины им противостоять

Реклама
Реклама

На фоне серьезных геополитических изменений островком стабильности в Европе и мире остается Германия. Канцлер Ангела Меркель занимает пост уже 11 лет. Она - один из самых опытных политиков мира. В ноябре канцлер заявила о намерении бороться за должность в четвертый раз. Насколько вероятны изменения в руководстве и политике Германии в отношении Украины после этих выборов и в чем заключается геополитическая стратегия Москвы - в интервью ЛІГА.net рассказал Карстен Фогт, экс-депутат немецкого Бундестага от Социал-демократической партии и бывший глава Парламентской ассамблеи НАТО (1994-1996), а ныне - член президиума Совета немецкой внешней политики, выступивший недавно по приглашению фондов Open Ukraine и FES-Ukraine с лекциями в нескольких украинских университетах.

Ангела Меркель недавно заявила, что намерена стать канцлером Германии в четвертый раз. Как вы оцениваете возможность сохранения нынешней большой коалиции у власти?

- Христианские демократы, партия Меркель, не может получить достаточное количество голосов для формирования однопартийного правительства, поэтому они нуждаются в коалиции. У нас сложилась ситуация, когда две партии, которые сейчас состоят в правительстве в германии, обе пытаются найти альтернативных партнеров для коалиции. Христианские демократы рассматривают варианты формирования коалиции с либералами и зелеными, и социал-демократы рассматривают возможность формирования другой коалиции. Но это не значит, что социал-демократы и христианские демократы ненавидят друг друга. Это соревнование, а не ненависть. Сохранение большой коалиции возможно, но обеим сторонам это не сильно нравится. Каждая сторона хочет быть более сильным партнером в коалиции. Поэтому предвыборная борьба будет борьбой двух партий за возможность формирования правительства, а не за продолжение существования большой коалиции. В то же время это не будет кампания подобная американской, где были два лагеря, которые ненавидели друг друга.

- Пытается ли повлиять на политическую ситуацию Россия?

- Россия стремится оказывать влияние на наше информационное пространство, но без особого успеха. В январе жители страны наблюдали за лживой историей русской девочки, которую распространяли российские СМИ. У этих СМИ есть аудитория среди ультраправых и ультралевых, но не влияние на всю Германию.

- Недавно также стало известно, что Франк-Вальтер Штайнмайер в скором времени может стать президентом Германии, а его на посту главы МИД может сменить Мартин Шульц, спикер Европарламента. Шульц известен как более жесткий политик в отношении России, стоит ли ожидать радикального изменения внешней политики Германии?

- Штайнмайер вырос в национальной политике, но получил наибольший опыт в европейской. Его стиль - спокойствие и осторожность. Шульц вырос в европейской политике, стал наиболее заметным на должности спикера Европарламента. В целом, я думаю, их политика будет очень близкой друг к другу. Каким бы не был результат предстоящих парламентских выборов, политика Германии в отношении Украины не изменится, потому что и христианские демократы, и социал-демократы, и либералы с зелеными по многим вопросам внешней политики смотрят в одном направлении.

- Как вы оцениваете нынешние усилия по достижению мира в Украине? Минские соглашения провалились?

- Я бы сказал, что в Украине имеет место кризис-менеджмент, это не усилия по достижению мира. В Украине затяжной конфликт и так быстро, как хотелось бы, он не разрешится. У сторон разные интересы. В Германии могли бы рассмотреть возможность снять санкции с России, но хотят чтобы российское руководство сняло ответные санкции и пошло на уступки в украинском вопросе.

Россия хочет сохранять влияние на Украину, не намерена отдавать Крым и отказываться от влияния на восток страны. Нынешнее российское руководство хочет восстановления зон влияния и чтобы мировые державы, например Германия, Франция и США, решали вопросы между собой, без учета интересов средних и малых государств. Это противоречит Парижской хартии 1990 года, которая для нас, немцев, была одним из символов окончания противостояния Восток-Запад. Этот документ имеет важное значение, потому что малые страны часто страдали от действий великих держав. Это также противоречит базовым принципам взаимоотношений внутри ЕС, который построен на основе учета интереса малых стран, поэтому Россия фактически пытается склонить Европу отказаться от своих ценностей.

Нынешняя Россия - консервативное государство, которое не желает обеспечения статус-кво в вопросах границ. Вторгнувшись в Украину, Россия пренебрегла Парижской хартией, Хельсинкским соглашением, которые предусматривали сохранность границ европейских стран. С Россией нужно контактировать, но мы не должны допустить, чтобы произошел откат в прошлое и великие державы пренебрегали правами малых и средних стран.

- Какая-то уверенность в стабильности немецкой политики в отношении Украины существует. Такой уверенности нет в отношении Франции, где президентом уже весной может стать Франсуа Фийон, выступающий за смену курса в отношении России. Изменится ли в связи с этим политика немецко-французского тандема?

- Наши страны не идентичны, но Германия и Франция всегда нуждаются в друг друге. Всегда бывают разногласия с новоизбранными руководителями, но в итоге Германия и Франция находят общий язык, независимо от того, кто руководит государствами. В то же время франко-германское сотрудничество является необходимым, но не достаточным для стабильности всей Европы.

- Как вы оцениваете заявления Трампа относительно будущего НАТО? О том, что нет уверенности в защите балтийских государств, если они не будут вносить необходимый финансовый вклад?

- Трамп сделал заявления, которые грозят ослаблением поддержки НАТО со стороны США и я просто надеюсь, что он изменит свое отношение. Обязательства всех предыдущих американских администраций перед Европой и НАТО должны быть выполнены. Это то, чего мы в Германии хотим. Не только в Украине, но и в Германии есть много вопросов к нынешней американской администрации.

- И все же Европа без помощи США может защитить страны Балтии?

- Я не хочу спекулировать на этом вопросе, потому что я полагаюсь на США. Но европейские страны должны делать больше для увеличения своей обороноспособности и это то, в чем социал-демократы и христианские демократы в Германии согласны между собой. В то же время обеспокоенность балтийских государств понятна, поэтому ряд европейских стран и помогают им защищать воздушное пространство.

- Между Германией и несколькими странами Центральной Европы, а также Украиной возникли трения из-за строительства газопровода Северный поток-2. Неужели это настолько жизненно важный проект, что Германия не может отказаться от него?

- Он действительно не является жизненно важным для Германии, но это элемент национальных интересов Германии. Но то, что не принимают во внимание в Украине - это то, что этот газопровод может способствовать поставкам газа в Украину с западного направления, из стран ЕС. Это важно для Украины быть связанной газопроводами не только через Россию, но также с юга и запада. В Германии так и делают - часть газа идет из Норвегии, часть с месторождений в Северном море, Средиземноморского региона. Это то, что нас защищает от соблазнов России воздействовать на нас по политическим причинам. Русские дважды подумают, прежде чем остановить поставки газа или нефти в Германию.

Возможно, этот газопровод не в экономических интересах Украины. Но есть разница при обсуждении экономических интересов и интересов безопасности. Для обеспечения безопасности такая жертва возможна. Я понимаю экономическую озабоченность некоторых европейских стран, таких как Украина. Но если эта озабоченность идет от южноевропейских стран, Венгрии, которые хотят восстановить работы по российскому проекту Южного потока - я бы не воспринимал ее серьезно.

- В этом году исполняется 22-я годовщина Будапештского меморандума. Он фактически провалился. Очевидно, что в НАТО Украина в ближайшее время не вступит. Можем ли получить какие-то другие гарантии безопасности от Запада?

- Вопрос по Будапештскому меморандуму относится к Британии и США, а не ко всему Западу. Мы в Германии поддерживаем целостность Украины, но мы не брали на себя подобных обязательств. Любые гарантии безопасности от Запада никогда не будут равноценными гарантиям в рамках НАТО. Я думаю, что наилучшая гарантия безопасности для Украины - быть стабильной, демократической и безопасной страной, где происходит легитимная передача власти.

Интервью подготовлено при содействии фонда Open Ukraine

Читайте также:
Александр Щерба: Австрия проголосовала против своего Трампа

Выборы президента Франции. Кто может остановить друзей Путина

Екатерина Зарембо: Референдум в Италии - не трагедия для Украины

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook, Инстаграмм: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.
Отправить:
Теги:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама