Неудобный свидетель. Что рассказала Кужель по делу Щербаня

Неудобный свидетель. Что рассказала Кужель по делу Щербаня - Фото
Александра Кужель посоветовала прокурорам обратить внимание на российскую компанию и экс-губернатора Донецка
08.03.2013, 12:45

Александра Кужель назвала участников большого передела 90-х, у которых мог быть мотив для организации убийства Евгения Щербаня

Оппозиционный народный депутат Александра Кужель не скрывает своих приязненных отношений к Юлии Тимошенко. Поэтому само согласие Генпрокуратуры на то, чтобы заслушать в суде ее показания по делу об убийстве Евгения Щербаня (они были членам одной фракции в Раде второго созыва), как-то выбилось из привычной бульдозерной логики украинской Фемиды в процессах против экс-премьера.

Прокуратура в рамках следствия допрашивала Кужель еще в мае прошлого года, но в список свидетелей обвинения она, понятно, не попала. Ее показания далеки от тех, которые выгодны в этом процессе для стороны обвинения. Тем не менее, Кужель разрешили выступить в качестве свидетеля защиты, после чего вызвали на допрос в суд.

Она вышла к трибуне перекрестившись. Зачитала присягу и начала говорить. Получалось сбивчиво и путано, она перескакивала на разные эпизоды, рассказывала то о партийных отношениях, то о дне рождения, то сразу о похоронах. Не называла точных дат и деталей одежды. Но это не мешало картине складываться в единое целое. Возможно, так и говорят люди о событиях 15-летней давности, в которых принимали участие, а не слышали о них от кого-то.

Ключевые тезисы, с которыми выступила Кужель - конфликта между Евгением Щербанем с одной стороны и Павлом Лазаренко или Юлией Тимошенко с другой не было, а виновных в заказе убийства нужно искать среди тех, кто получил от его смерти дивиденды. Своими показаниями Кужель пыталась подвести к классической формуле - "ищи, кому выгодно".

Первое, на чем сделала акцент Кужель - у Щербаня был "убийственный" компромат на российскую газовую компанию Итера, и поэтому депутат и бизнесмен хотел уехать в США, поскольку знал об угрожающей ему опасности. При этом Кужель рьяно опровергала даже вероятность существования конфликта с компанией Тимошенко ЕЭСУ, призывая прокуратуру разобраться именно с Итерой.

Вы (мужчины, - ред.) себе допустить не можете, что мы можем быть  умнее вас и работать на равных… Как женщина, так какие-то связи. Уже надоела ваша грязь. Спросите, с кем живет Янукович 
Второй акцент связан с большой политикой. По словам Кужель, уже в 1996 году Щербань строил планы на президентские выборы 1998-го. Для многих его коллег по фракции стало неожиданностью, когда однажды Щербань сказал, что планирует поставить на кандидата Евгения Марчука. Это якобы породило конфликт с бизнес-партнером и товарищем, донецким губернатором и нардепом Владимиром Щербанем, который в роли кандидата видел себя.

- Володя взбесился, он больше на фракцию не приходил, мы его не видели, он вышел из партии, конфликт был достаточно серьезным, - рассказала свидетель.

Кужель несколько раз подчеркнула, что именно Владимир Щербань получил деньги убитого. Этот вопрос защита Тимошенко хотела выяснить еще на допросе самого Щербаня. Дело в том, что через два дня после убийства Евгения Щербаня со счета его супруги на счет сына Владимира Щербаня - Артема Щербаня - было переведено более двух миллионов долларов. Но судья 4 марта просто сняла этот вопрос, посчитав, что он не имеет отношения к делу.

Кужель же открыто заявила, что прокуратура должна бы внимательней присмотреться к экс-губернатору Донецкой области. На уточняющий вопрос, почему в своих показаниях Владимир не говорил ни о президентских амбициях, ни о конфликте, Кужель тут же ответила:

- Я думаю, он сказал неправду.

С Лазаренко проблемных моментов не было, Женя (Щербань, - ред.) свободно заходил к нему и решал все вопросы 
Напомним, сам Владимир Щербань на допросе говорил, что с покойным однофамильцем они были самыми близкими друзьями, а в 1996 году у Евгения был серьезный конфликт с тогдашним премьер-министром Лазаренко из-за блокирования выхода ЕЭСУ на рынок Донецкой области. На допросе экс-губернатора защита пыталась выяснить, почему за месяц до убийства Евгения Щербаня они прекратили общаться. Владимир объяснил это проблемами, которые устроил Лазаренко.

По версии Кужель, такого конфликта не было:

- В 1995 году был подписан контракт с ЕЭСУ, и у Щербаня точно здесь не было проблем.

Якобы не было и сложных отношений с премьером:

- С Лазаренко проблемных моментов не было, Женя свободно заходил к нему и решал все вопросы. 

В качестве доказательства Кужель привела тот факт, что Щербань поддержал Лазаренко при голосовании за его кандидатуру на пост премьера. Вопрос об отношениях Тимошенко с Лазаренко откровенно вывел Кужель из себя:

- Я что, бабка-повитуха? Я могу сказать, что это только вы все, мужчины, только и знаете, что если мы работаем с мужчинами, значит у нас какие-то отношения. Вы себе допустить не можете, что мы можем быть  умнее вас и работать на равных… Как женщина, так какие-то связи. Я бы на месте мужа вообще бы вас вызвала на дуэль. Потому что уже надоела ваша грязь. Спросите, с кем живет Янукович.

- Я не знаю… - сказал было следователь прокуратуры.

- Я тоже не знаю, - отрезала Кужель. Тему закрыли.

Со Щербанем у Тимошенко и вовсе не было никаких отношений, поскольку глава ЕЭСУ на тот момент была фигурой значительно меньшего масштаба:

- Она для нас не существовала, мы ее не видели. Она была настолько незначительной. Я была уже политиком с именем, а когда зашла Юлия Тимошенко - ну, зашла девушка. Она не присутствовала ни на каких встречах.

Она для нас не существовала, мы ее не видели. Она была настолько незначительной. Я была уже политиком с именем, а когда зашла Тимошенко - ну, зашла девушка 
В ходе допроса обвинению не понравилось, что Кужель говорит намного больше, чем записано в протоколе ее допроса. Свидетель ничуть не смутилась:

- Так это же к вам вопрос, протокол вы ведете, там много чего не вошло. Вы бы взяли новые технологии, вели протокол на аудиозапись, а потом звук переводили в текст.

- Спасибо за совет, как проводить допросы мы разберется сами, - ответил следователь.

Но Кужель разошлась:

- Нет, вы сами не разберетесь. Мы как законодатель вам определим!

- Я имею в виду порядок проведения.

- И порядок определим.

- Сейчас вы не законодатель, а свидетель, - следователь попытался закончить перепалку.

- Но вы не забывайте, что я депутат. Я в прокуратуре говорила только то, что допускала говорить при этой власти этой прокуратуре. Я даже сегодня шла и боялась - говорить или нет, а потом поняла, что жизнь Тимошенко стоит дороже моего страха.

Под занавес допроса следователь резко изменил тактику и попробовал нажать на неугодного свидетеля. Неожиданно он заявил о наличии аудиозаписи, на которой Кужель обсуждает возможность за деньги решить проблемы некой компании Альга ГМБХ.

- Я не вступаю в коррупционные схемы, - отрезала Кужель. - И я хочу сделать заявление. Только что прозвучали обвинения в мой адрес, и я требую прокуратуру дать мне публичные объяснения, что это за компания и какие есть записи. Зная об инквизиции против оппозиционных политиков, я хочу понимать, что вы готовите.

Последние вопросы Кужель поставили потерпевший Евгений Щербань (старший сын убитого депутата) и его адвокат. По всей видимости, потерпевший заинтересовался версией Кужель о несправедливом разделе имущества отца.

- Вы говорите, что детям Щербаня не досталось ничего из его состояния. Вам известно, кому оно досталось?

- Я не проверяла по документам, но из того, что читаю в прессе, это Ахметов, Тарута, Дидух, Щербань Володя.

- У них находится сейчас доля, которая должна была у детей остаться?

- Я не могу это утверждать, это нужно выяснить.

- Если предположить, что был передел имущества, могло ли это быть умыслом убийства?

- При живом Щербане нет, я думаю. Убивать, чтобы разделить, для этого не надо было делать спектакль в аэропорту. Все те, кто получили деньги, они были рядом, а те, кто был рядом, могли это сделать тихо и незаметно. Люди, которые все получили, им классно, конечно, они очень богатые стали, но они тогда не посмели бы против Жени что-то организовать.

- Мог ли конфликт между Владимиром и Евгением быть мотивом?

- Я не могу обвинять, но если бы я была следователем и ставила разные версии для изучения, то версия Владимира Щербаня в моем списке была бы.

Скорее всего, эта версия так и останется предположением Кужель. После заседания прокурор Лилия Фролова уточнила, что у Владимира Щербаня никогда не было статуса подозреваемого в этом деле. И вряд ли будет. А что касается спасительных для Тимошенко показаний, исходя из предыдущего опыта, можно предположить, что судом они вряд ли будут учтены.

Третий свидетель ГПУ. Щербань - о Щербане, Лазаренко и Тимошенко

Комментарии
Последние новости
Популярное
Загрузка...