UA

Андрей Тирон: "Боевики из Славянска вышли с большими потерями"

Андрей Тирон: "Боевики из Славянска вышли с большими потерями" - Фото
Андрей Тирон
11.07.2014, 17:35

Как освобождался Славянск, почему колонне боевиков удалось уйти в Донецк и каково это - воевать рядом с бойцами Беркута

Командир второго добровольческого батальона Национальной гвардии Андрей Тирон одним из первых вошел в Славянск, из которого отступали террористы. В интервью ЛІГАБізнесІнформ комбат рассказал, как освобождался Славянск, почему колонне террористов удалось уйти в Донецк и каково воевать рядом с бывшими бойцами Беркута.

- Ваш батальон первым вошел в Славянск. Как это происходило?

- Второй батальон Нацгвардии попал в город первым вследствие неординарного решения. Мы прибыли на блокпост, а все сидят в боевой готовности. Командир роты говорит, что весь штаб идет в атаку. Изначально мы об этом даже не знали. На Славянск мы выдвинулись через Семеновские укрепления, где враг успешно в течение двух долгих месяцев держал оборону. Подойдя к укреплениям, увидели, что мост через речку подорван, и дальше продвигаться невозможно. Командование решило, что надо строить понтонный мост, чтобы переправляться, но на это нужно было время. С левого фланга атаковали днепропетровцы из 25-й бригады ВДВ, и чтобы как-то ускорить все и оттянуть на себя врага, мы решили, что надо заходить через Славкурорт. Если вы географически ориентируетесь, то между  направлением атаки и той линией, по которой мы вошли в Славянск, 10-15 километров.

- Это правда, что вы ворвались в Славянск на двух обычных автомобилях?

- Да, на двух гражданских машинах. Зашли с той стороны, где нас никто не ждал. Встретили минимальное сопротивление на баррикаде, - а это насыпь, покрышки, даже были две пушки времен Великой отечественной войны, которые не стреляли, так, для вида стояли. Покружили минут 15, встречали много местных жителей, общались с ними, искали центр. Попали в город на полтора часа раньше основных сил АТО.

- И подняли флаг Украины над Славянском.

- Формально первыми флаг над райадминистрацией подняли разведчики. А мы поднимали над зданием СБУ, где у них был военный штаб. Поднялись на крышу и поняли, что флаг негде прикрепить. Я прикрепил его к автомату. И все время думал, попадет в меня снайпер или не попадет.

- Вы знали, что Славянск на тот момент был уже свободен?

- Разведчики докладывали, что город освобожден от основных сил. Но были те, кто остался их прикрывать, по идейным убеждениям, или кого бросили. Мы шли на тех, кто прикрывает, чтобы догнать колонны сепаратистов. В результате так и получилось, что вступили с ними в бой.

- Почему большой колонне террористов удалось уйти на Донецк?

- Считать их неопытными военными было бы неправильно. Это чрезвычайно опытные солдаты. Прорыв позиций сил АТО и выход большинства боевиков из окружения был  грамотно спланирован. Это целая военная операция, которую провел Стрелок. Удачно или неудачно - судить истории.

Но, чтоб вы понимали, мы видели очень много трупов солдат ДНР, сожженой техники, которая была разгромлена нашей артиллерией и стрелковым огнем. Говорить, что они без потерь вышли - это неправда. У них очень большие потери. По количеству точно не скажу, у нас не было задания их посчитать. Лично я видел два танка, две установки НОНА на самоходной платформе, минометы, - это то, что разбито нашей артиллерией. И было еще оружие, которое они побросали.

- Для вас было неожиданностью это отступление или разведка знала о нем заранее?

- Для меня это была неожиданность. Мы шли на кровавый бой, а тут получилось, что они свой идеологический символ покинули. Славянск - не столько военный объект, хотя укрепления были очень хорошие, сколько идеологический. Вот идеологический объект - город Славянск - они потеряли.

Славянск - не сепаратистский город 

- Как украинских военных встречал освобожденный Славянск?

- Меня поразила пожилая женщина, которая делилась с нами печеньем, потому что ей говорили, что украинская армия голодает. Нас радостно встречали девушки. Есть видеозаписи, чтоб никто не сказал, что  в нас там гранаты кидали. На самом деле, если бы у людей были цветы, они бы их бросали. Там людям нечего было есть все это время, они бедные, видно, что исхудавшие, глаза запавшие, они уже ничего не хотели - ни войны, ни ДНР, которые им навязаны были. Они просто хотели мира, и этот мир у них ассоциировался с украинскими военными.

- Сепаратистские настроения еще сильны?

- Я таких не встречал. Наоборот, люди сами задерживали сепаратистов и приводили их к нам с доказательствами. Славянск - не сепаратистский город. Это город, захваченный террористами по пути на Донецк. 

- Как вы думаете, хватит ли у сил АТО сил выбить террористов из Донецка и Луганска?

- Я думаю, что их местные быстрее выбьют, чем силы АТО.

- Но для этого нужно время.

- Знаете, в Славянске это быстро произошло. В Донбассе даже появилась поговорка: "Не дай сепаратистам сделать из своего города Славянск".

в текст.jpg
- Что, по-вашему, будут делать добровольческие батальоны после АТО?

- Я вообще военный врач по специальности. У многих в батальоне есть основные специальности, начиная с поваров, пекарей, и заканчивая советниками прокуроров. Просто все понимают, что сейчас не время сидеть в офисных креслах, надо брать оружие в руки и освобождать украинскую землю.

- На ваш взгляд, какой должна быть ответственность местных властей, Партии регионов, Компартии, хозяев региона за то, что произошло сейчас с Донбассом?

- Я бы не объединял местную власть с Партией регионов и КПУ. У меня нет никаких доказательств, что это они финансировали. Но что касается местной власти - каждый ответит за свои поступки в соответствии с законом. И это должно быть для всех. В нашем законодательстве сейчас достаточно сказано о сепаратизме, о поддержке сепаратизма, и так далее.

- Допустимо ли участие добровольческих батальонов в политической жизни? К примеру, сейчас военнослужащие активно приходят на акции под Администрацию президента.

- А зачем они приходят?  Почему к президенту? Есть Генеральный штаб, есть другие учреждения, которые ими занимаются.

Мы от политики далеки, хотя, с другой стороны, первый и второй резервный батальоны Нацгвардии набраны из самообороны Майдана. И большинство людей в моем батальоне - именно самооборона, которая зимой прошла горнило боев на Майдане.

- А кто финансирует ваш батальон?

- Государство. И волонтеры помогают.

- Как вы относитесь теперь к милиции, Беркуту, СБУ?

- На Майдане с СБУ и милицией были разные ситуации. Что касается Беркута, то, приехав на блокпост в зону АТО, мы несли с ними общую службу. И поначалу, как говорил Арсен Аваков, было "искрение" между нами. Но оно пропало после первого же обстрела, когда все начали укрываться в общих баррикадах. Сейчас мы коллеги. Мы делились хлебом, водой, солью. Это вообще не вопрос.

- Почему вы решили с Майдана не домой работать ехать, а воевать в Донбасс?

- Как сказал Андрей Парубий на одном из совещаний сотников, раньше наши баррикады назывались первая, вторая, третья, а теперь - славянская, лиманская и так далее. Наши баррикады там.

Валерия Кондратова
специальный корреспондент Liga.net
Вакансии
Больше вакансий
Project Manager (впровадження CRM)
Киев Група компаній ЛІГА
Редактор стрічки новин
Киев Медіа холдинг Ligamedia
Head of PR
Киев Група компаній "ЛІГА"
Разместить вакансию
Комментарии
Последние новости
Популярное