Борьба курдов. Как выглядит большая политика на Ближнем Востоке

Борьба курдов. Как выглядит большая политика на Ближнем Востоке - Фото
Марина Воротнюк
12.08.2015, 14:05

Последствия колониальной политики сотрясают Ближний Восток. Пример - курды, живущие в границах четырех стран. Удастся ли им создать государство?

Турция проводит военную операцию против курдов из Рабочей партии Курдистана (РПК), которую власти страны считают террористической организацией. Турецкие ВВС наносят авиаудары по их позициям в Сирии и Ираке, где курды при поддержке США и других западных стран успешно ведут борьбу с террористами Исламского государства, попутно завоевывая самостоятельность и набирая политический вес. Но усиление курдов не в интересах властей четырех стран - Ирака, Ирана, Сирии и Турции - на территории которых они живут. Показателен пример президента Турции Эрдогана, который пытается всеми силами удержаться у власти, одновременно подавляя курдов. На выборах 7 июня его партия не смогла набрать большинства голосов. Теперь президент Турции пытается на фоне боевых действий "против террористов" провести перевыборы, чтобы попытаться вернуть своей Партии справедливости и развития (ПСР) большинство в парламенте и не допустить разговоров о сепаратизме курдов. В интервью ЛІГАБізнесІнформ эксперт Национального института стратегических исследований Марина Воротнюк рассказала об особенностях событий на Ближнем Востоке.

- Что сейчас происходит в Турции после выборов?

- Идут переговоры о создании коалиции, где наиболее вероятным партнером для ПСР считается оппозиционная Народно-республиканская партия (кемалисты, - ред.). Ее создание маловероятно - для кемалистов это могло бы означать потерю лица перед избирателями - с правящей партией их мало что объединяет. Поэтому Эрдоган и его партия хотят провести досрочные выборы, так как полагают, что в некоторых провинциях они не добрали минимальное количество голосов. Многие эксперты утверждают, что для ПСР это нецелесообразно, так как их надежды получить лучший, по сравнению с нынешним, результат - иллюзорны. Тем не менее, идут дискуссии о том, что нужно попытаться завоевать поддержку избирателей, проголосовавших за иные оппозиционные партии, в том числе за прокурдскую Партию демократии народов (ПДН).

ПДН - новый феномен турецкой политики. Никто не ожидал, что ПДН наберет так много голосов, а в Стамбуле займет третье место. Эта партия завоевала голоса как курдов, так и либеральной части турецкого общества в целом. Они позиционируют себя как организацию, которая пытается защищать права всех маргинализированных групп турецкого общества. В нынешних условиях партия стала для властей удобным козлом отпущения, чтобы возложить на нее ответственность за срыв мирного процесса. Члены партии дистанцируют себя от террористической активности Рабочей партии Курдистана, но ее все равно клеймят как связанную с РПК. 

Курды находятся в изоляции на политической арене. Все партии заинтересованы, чтобы они потеряли свои голоса. Не стоит забывать, что нынешние оппозиционеры - кемалисты, которые были у власти до 2002 года, на протяжении многих десятилетий фактически загоняли в тупик решение курдского вопроса. Существование курдов как отдельного этнического меньшинства не признавалось, чаще всего их называли "горными турками". Сейчас у кемалистов могут быть ситуативные союзы с курдами, но когда они были у власти, политика в отношении курдов была намного более жесткой. 

Партия Эрдогана не смогла получить большинство голосов. Теперь он хочет перевыборов, чтобы на фоне попыток дискредитации оппонентов и боев с курдами попытаться укрепить свою власть 

На что рассчитывает Эрдоган? Досрочные парламентские выборы в Турции ожидаются осенью. Вопрос их проведения решится к концу августа. Эрдоган попытается добрать те голоса, которых не хватило в июне. Мне кажется, он хочет кинуть тень на ПДН, продемонстрировав, что она подрывает стабильность Турции. Он пытается приравнять членов партии к террористам, заявляя, что Рабочая партия Курдистана, которая в Турции считается террористической организацией, и Партия демократии народов, это одно и тоже. Поэтому турецкий президент заявил, что необходимо лишить иммунитета некоторых депутатов этой партии. Замысел Эрдогана также в том, чтобы показать, что только правящая партия может достичь стабилизации в стране. Граждан призывают: голосуйте снова за нас, будет правительство большинства, оно будет стабильным, мы быстро справимся с курдскими террористами и с Исламским государством.

- Каково положение курдов в Турции? 

- После прихода к власти исламистской ПСР в 2002 году, наблюдалась смешанная динамика решения курдского вопроса. В рамках выполнения критериев членства в ЕС, Турции следовало принять прогрессивное законодательство в сфере защиты прав этнических меньшинств. Появилось телевидение на курдском языке, курды были признаны отдельным этносом. Процесс расширения прав курдского населения назывался "демократическим открытием". Была позитивная динамика. С другой стороны, возникает вопрос об искренности намерений турецкого руководства - изменения были скорее фасадными, под ЕС или как элемент публичной дипломатии.

Последние два года турецкое руководство вело переговоры с курдами в рамках мирного процесса, они договорились с Рабочей партией Курдистана, что ее деятельность в Турции прекращается и ее члены уходят в Северный Ирак. Это перемирие действовало до конца июля.  20 июля в городе Суруч произошел теракт, совершенный террористами Исламского государства, в результате которого погибли курдские активисты. Рабочая партия Курдистана заявила, что правительство не способствует защите курдов, позволила свершиться этому теракту. После этого она возобновила свою деятельность и взяла на себя ответственность за последние теракты, когда погибло около 20 турецких полицейских. Сейчас в Турции мирный процесс с курдами приостановлен. Отдельный вопрос, насколько пропорционален вооруженный ответ турецкой армии на действия РПК. Евросоюз заявил, что ответ турецких властей непропорционален и ведет к большому количеству жертв.

- Можно ли обеспечить равные права для курдов?

- Курдский вопрос один из самых сложных на Ближнем Востоке. Появился дополнительный фактор, который тревожит - Исламское государство и желание этой группировки создать исламский халифат. Если раньше курдские военизированные организации были в тени заявлений Анкары о том, что они террористы, то сейчас они находятся на волне поддержки Запада в борьбе с террористами Исламского государства. В глазах Запада создание курдской автономии в Сирии становится все более оправданным инструментом.

В глазах Запада создание курдской автономии в Сирии становится все более оправданным инструментом. В Турции вопрос автономии для курдов не решают из-за боязни сепаратизма. Но рано или поздно турецкому руководству придется столкнуться с этим предметно 

Рано или поздно курдский вопрос будет решен путем предоставления им больших прав и автономии. Что для этого нужно в Турции? Должна произойти серьезная эволюция взглядов турецкого политикума. До сих пор турецкие партии не решали этот вопрос подобным образом - автономия не обсуждается из-за боязни сепаратизма. Но рано или поздно турецкому руководству придется столкнуться с этим вопросом предметно.

- Какие задачи Турции в военной операции против ИГ и курдов в Сирии?

- Турция ставит целью создание 90-километровой зоны безопасности вдоль сирийско-турецкой границы на территории Сирии, чтобы обеспечить там безопасность сирийских беженцев. Вторая цель Турции - присутствие в этом регионе и решение задачи по контролю над сирийскими курдами, чтобы они не заняли слишком прочные позиции. Этот вопрос сейчас является главным камнем преткновения между США и Турцией.

Борьба курдов. Как выглядит большая политика на Ближнем Востоке

Курдистан раскинулся в границах четырех государств - Сирии, Ирака, Ирана и Турции

Есть много факторов, которые вынуждают Турцию проводить военную операцию: беженцы, курдский фактор, фактор ИГ, внутриполитический фактор - чтобы показать турецкому населению, что правительство лучше всех справляется с проблемой терроризма. В целом турецкие власти преследуют одну главную цель - разобраться с Рабочей партией Курдистана и курдской партией Демократический союз в Сирии, которая связана с РПК, не допустить создания курдской автономии на сирийской территории вдоль турецкой границы.

США поддерживают сирийских курдов. В то же время Турция борется с курдами в Сирии, чтобы не допустить создания автономии курдов вдоль турецкой границы 
Эрдогана очень волнует, что США заручились поддержкой сирийских курдов, стали официальным союзником курдской партии Демократический союз, в то время как Турция признает ее террористической организацией. В Анкаре пытались надавить на США, чтобы они Демократический союз признали террористами, но пока это не срабатывает. В Турции считают, что создание курдской автономии в Сирии станет снежным комом, влекущим за собой дополнительные проблемы - население юго-востока Турции потребует того же. При этом с официальным руководством иракских курдов у Турции есть диалог, развивается сотрудничество в сфере транспортировки энергоносителей. Но Рабочая партия Курдистана, которая базируется в горах северного Ирака и на некоторых территориях Турции - для турецких властей это совершенно иное дело. 

Кроме того, Турция болезненно восприняла тот факт, что США заручились поддержкой курдов в борьбе с Исламским государством. У США и Турции разное видение проблемы, они сходятся в том, что нужно решить проблему ИГ, но у них разные союзники: Турция - против курдов, а Штаты - за. Поэтому несмотря на то, что в июле Турция разрешила США использовать базу Инджирлик на своей территории, чтобы наносить удары по ИГ со своей территории, окончательно вопрос о сущности американско-турецкого сотрудничества в военной операции в Сирии до сих пор не урегулирован.

- Насколько обоснованы обвинения в том, что турецкие власти помогают Исламскому государству?

- Обвинения, что Турция воюет больше против курдов и даже негласно поддерживает Исламское государство, распространены. Ведь Исламское государство воюет против сирийского президента Башара Асада, главного противника Турции в Сирии. В некоторых случаях, когда были возможности помочь сирийским курдам против Исламского государства, турецкая армия воздержалась от действий. Именно поэтому стала возможной трагедия в городе Кобани в Сирии, где бои с группировками ИГ привели к большим потерям среди курдов в прошлом году. Турция осталась нейтральным обозревателем. Ведь угроза №1 для Турции - это все-таки курдские военизированные организации. Однако, на современном этапе, на мой взгляд, Анкара осознала опасность, исходящую от Исламского государства, ведь эта опасность перекинулась и на ее территорию.

- Может ли война с Исламским государством и курдами привести к распаду Турции?

- Это совсем апокалиптический сценарий. Турецкая армия - очень сильная армия, вторая по численности среди стран НАТО. Вооруженного межгосударственного конфликта с Сирией и Асадом не будет. Будет скорее точечная вооруженная кампания в Сирии и жесткая антитеррористическая операция против курдских организаций в приграничных с Ираком отдаленных турецких провинциях, где курды имеют даже свою систему блокпостов и создают свои анклавы. Я думаю, что управляемость этих провинций может снижаться, но о распаде Турции говорить не стоит, это сильное централизованное государство.

Распад Турции - апокалиптический сценарий. Возможно лишь снижение управляемости в турецких провинциях, населенных курдами  

- В связи с этими военными действиями, оттоком туристов, насколько ухудшилось состояние турецкой экономики?

- По последним данным соцопросам, которые были проведены в Турции, большинство граждан охарактеризовало экономическую ситуацию в Турции как негативную. Период правления ПСР всегда характеризовался экономическим ростом - в последнее десятилетие темпы роста были выше чем в ЕС, Турция лучше справилась с последствиями кризиса. Сейчас в Турции беспрецедентная безработица. Демографически это молодое общество и возникает высокий конфликтный потенциал, ведь молодежь в таком случае не будет поддерживать правящую партию. Волнуют турецкое общество и проблема девальвации лиры. На этом фоне проходят протесты в защиту прав курдов, журналистов, против ущемления прав человека.

- Какую роль играет Россия?

- Турция и Россия во многих вопросах партнеры. Турция поневоле оказалась в неудобном положении в связи с украинским вопросом. Несмотря на то, что официально Турция осудила аннексию Крыма, от санкций она дистанцировалось. Причины - выгодное экономическое сотрудничество с Россией и энергетическая зависимость. В сирийском вопросе Турция и Россия не являются партнерами, ведь Москва поддерживает режим Асада. Турция официально заявляет, что Асад должен уйти, первопричина сирийского конфликта - именно его режим. Буквально на днях была информация об очень напряженном разговоре Путина с турецким послом в России, где тот сказал, что позиция Турции по сирийскому вопросу неприемлема. Так что Асад действительно серьезный раздражающий фактор в отношениях России и Турции. России также не нравится предоставление базы Инджирлик ВВС США для нанесения ударов по сирийской территории.

Снятие санкций с Ирана повлечет за собой усиление Асада и Хезболлы 

- Как изменит ситуацию в регионе снятие санкций с Ирана?

- Снятие с него санкций может принести еще большую дестабилизацию в регион. Раньше Иран из-за санкций вынужден был ограничить поддержку Асаду и Хезболле, а со снятием санкций их финансирование может усилиться. С другой стороны, Иран возвращается на энергетический рынок, а Турция планирует экспортировать иранские энергоресурсы в Европу. В этом снятие санкций с Ирана для Турции позитивно, потому что она хочет стать энергетическим хабом в регионе.

- Об украинских интересах. Как нестабильность в регионе может повлиять на реализацию Турецкого потока?

- В конце прошлого года, когда Россия объявила о замене Южного потока Турецким, возник вопрос, насколько серьезны намерения Турции в вопросе реализации этого проекта. Фактически это российский проект, направленный на устрашение Европы и Украины. В Москве заявляют, что весь газ, поставляемый в Европу через украинскую территорию, будет перенаправлен через газопровод в Турцию, Грецию и далее. Но турецкое руководство не дало четкого заверения, что проект будет реализован. Был подписан лишь меморандум о намерениях, а полноценного соглашения нет и по сей день. Турецкий министр энергетики Танер Йылдыз постоянно сыплет заявлениями, что идут переговоры, но дальше этого дело не идет.

Я думаю, не в интересах Турции реализовывать его. Это подтверждается целым рядом факторов. Главным образом - Турция усилит энергетическую зависимость от РФ. В то же время проект №1 для Турции - это Трансанатолийский трубопровод, который впервые будет поставлять азербайджанский газ через Турцию в Европу. Планируется, что он будет запущен в 2018 году. Поэтому, скорее всего, переговоры по Турецкому потоку будет носить вялотекущий характер, и по последним данным, турецкая сторона не дала согласия на подписание соглашения.

Читайте также:

Как итоги выборов в Турции повлияют на отношения Анкары и Киева.

Свой интерес. Почему Турция не поддержит санкции против России

Исламское государство. Территория войны

Подписывайтесь на аккаунт ЛІГАБізнесІнформ в Twitter и Facebook: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

Вакансии
Больше вакансий
New business manager / New business director
Киев Ketchup Loyalty Eastern Europe
Керівник складу IT
Киев ЛІГА, Група компаній
Системний адміністратор (DevOps)
Киев ЛІГА, Група компаній
Разместить вакансию
Комментарии
Последние новости
Популярное