UA

Николай Томенко: Надо обжаловать законы и готовиться к защите СМИ

Николай Томенко: Надо обжаловать законы и готовиться к защите СМИ - Фото
Николай Томенко
17.01.2014, 19:12

Глава профильного парламентского комитета уверен, что Украина оказалась в шаге от полной стерилизации информационного пространства

Верховная Рада вчера под видом внесения изменений в ряд законов существенно ужесточила условия работы СМИ в Украине: если президент Виктор Янукович подпишет принятые законопроекты, то журналисты будут ограничены в праве собирать и распространять информацию, смогут стать случайными жертвами закона об экстремизме, и при малейшем неосторожном слове станут фигурантами уголовных дел о клевете. Специализация журналиста-расследователя окажется вне закона. Для особо тяжких случаев припасена норма закона о закрытии интернет-изданий без государственной регистрации - а таких в украинском медиа-пространстве едва ли не большинство.

Глава парламентского комитета по вопросам свободы слова и информации, экс-вице-спикер Рады Николай Томенко в интервью ЛІГАБізнесІнформ рассказал, что ждет медиа-сообщество в случае подписания этих законов, почему оппозиция допустила их принятие и как воспрепятствовать наступлению цензуры.

- Что принятые законопроекты означают для медиа, насколько велика угроза тотальной цензуры?

- Мы попадаем, с правовой точки зрения, в качественно другую правовую диспозицию деятельности участников информационного рынка. Один законопроект, который вносит изменения в большинство законов, регулирующих деятельность медиа в Украине, кулуарно нивелирует все, что выстраивалось в этой сфере в предыдущие годы. Это микс, набор норм тоталитарных и авторитарных политических режимов, при которых каждый отдельный журналист или медиа полностью зависят и контролируются исключительно исполнительной властью.

Выстраивается новое информационное и правовое поле, которое не имеет ничего общего со стандартами свободы слова и стандартами демократии. Мы попадаем в категорию государств, в которых не то что частичные проблемы со свободой слова, а в которых вообще нет свободы слова. Законопроекты открывают двери для репрессий журналистов. И не только, кстати, журналистов: в наших условиях - всего активного общества. Если у нас больше 50% граждан пользуются интернетом, а около 20% - социальными сетями, то к журналистам надо добавить еще пятую часть населения Украины. То есть под информационный контроль ставится самая активная часть общества.

- Вы заявили, что если законопроекты будут подписаны президентом, то в течение месяца в Украине будет подчищено все информационное поле. Распишите самый плохой вариант.

- Самый плохой вариант: медиа - сначала наиболее влиятельные телеканалы, а потом информационные агентства и интернет-издания - на первом этапе получат предупреждения. Сделать это будет легко. Например, я как политик критически высказался в адрес руководства государства и тем самым перешел установленную грань закона об экстремизме. Допустим, я сказал: мы считаем, что Украина не будет демократической, пока мы не уволим генерального прокурора и министра внутренних дел. Это можно толковать как экстремистские действия. А поскольку вы об этом написали, вы можете тоже пострадать. Таким образом, сначала будет проведена такая себе профилактика медиа. Если информационная и редакционная политика после этого не изменится - медиа начнут зачищать. Это означает, что в ближайшее время будет выстроено такое информационное поле: про власть или хорошо, или ничего. Часть медиа будет закрыта, часть переформатирована - согласятся выпускать только две программы - дневник президента и правительства по улучшению жизни народа и "правду про зірок".

Вчера регионал Святаш уже заявил, что они готовы доголосовывать и переголосовывать. Но что это будет? Частичная клевета? Частичный экстремизм? Выход только один: президент ветирует, и мы полностью забываем об этих законах 
- Почему оппозиция не остановила принятие этих законов, как они вообще прошли в парламенте?

- Власть использовала оппозицию. По моему мнению, в последний период блокирование Рады как инструмент остановки незаконной деятельности парламентского большинства стало неэффективным. Были найдены способы голосовать и при заблокированном парламенте. Это уже не первая история, когда при заблокированном парламенте принимались решения. Я считаю, что когда идет речь о таких чрезвычайно важных вещах, как бюджет, оппозиция должна была ставить требования о процедуре и объяснять людям, в чем смысл этого бюджета, для кого он принят. И, конечно, не голосовать. К сожалению, победила идея, - ее приняли три фракции, - что будем и дальше блокировать. Мне кажется, большинство об этом знало, и в ответ мы получили "подарок" не только в виде полицейского бюджета, но еще и в виде полицейского государства: проголосованы законопроекты, о которых не знали ни мы, ни большинство. У меня есть повестка дня, в которой четко написано: открытие сессии и один вопрос - принятие бюджета. В итоге большинство использовало не до конца эффективное блокирование, которое применила оппозиция.

- Вы говорите, что о содержании законопроектов не знали ни в оппозиции, ни в Партии регионов. Означает ли это, что дело дойдет до отзыва голосов?

- У нас уже есть первая ласточка, правда, это внефракционный депутат - Табалов-младший написал, что не знал, за что голосует, и отзывает голос. Кроме того, у нас есть убедительные доказательства того, что значительное количество депутатов, которых называли руководители фракций как присутствующих, физически отсутствовали не то что в парламенте, а вообще в пределах Украины. Если посмотреть письменную регистрацию, то когда Олийнык занимался пидрахуйством, он опирался на заявление Симоненко и Ефремова о количестве людей. На практике доказано, что, например, коммунист Цыбенко на лечении, его не было. Нескольких депутатов от Партии регионов, внефракционного  Константина Жеваго тоже не было. У нас уже есть некоторые зацепки.

Я думаю, что когда регионалы перечитают, что тут написано, то еще найдутся люди, которые скажут, что их вслепую использовали, и они не голосовали. Это тоже серьезный аргумент, повод вернуться в сессионный зал. Хотя... Вчера регионал Святаш уже заявил, что они готовы доголосовывать и переголосовывать. Но я не вижу смысла вносить изменения в эти законы. Что это будет? Частичная клевета? Частичный экстремизм? Все это неправильно. Выход только один: президент ветирует, и мы полностью забываем об этих законах.

Если будет хотя бы один прецедент пропущен, когда закроют интернет-издание или заберут лицензию канала, а мы не сможем защитить, считайте, что система информационного пространства уничтожена 
- Ваш первый заместитель в комитете по свободе слова - регионалка Бондаренко - свою позицию по ситуации со свободой слова озвучивала?

- Я с ней еще не общался. Так вышло, что вечером мы разошлись, и только потом народ начал читать законы. Это правда. Это касается и власти, и оппозиции. Не знаю, может, она будет защищать позицию партии, как всегда. Но, абстрагируясь от конкретных депутатов, я могу утверждать, что абсолютное большинство депутатов, которые голосовали, тоже не читали этих законов. Кстати, и бюджет тоже никто не читал. За бюджет голосовали по одной причине: например, внефракционные и часть депутатов от Партии регионов, потому что им показали только дополнение к бюджету, где идет речь о порядка двух миллиардах гривень - это распределение субвенций из так называемого фонда регионального развития. Из него депутатам дали в среднем по 10-30 миллионов на округа. Они не голосовали за бюджет, они голосовали за эти сребреники. Многие теперь говорят: ну, я же для округа выбил. Как Доний. Но, во-первых, не факт, что эти средства дойдут до округа, этот фонд никогда не наполнялся средствами. А во-вторых, я считаю аморальным: вы же голосовали не только за это, а и за то, что милиции дали больше денег, и президенту. Нельзя же так, что вот за это я проголосовал, а за остальное не несу ответственности.

- Если Янукович подпишет принятый пакет законов, что дальше?

- Очевидно, нам надо искать какую-то форму защиты журналистов в новых условиях. Я сейчас говорю о медиа-сфере, потому что и политики должны планировать свою системную работу. Надо найти механизм, как защититься от действия норм этого закона. Я бы вообще такую проповедовал историю, что данные законопроекты сомнительны с точки зрения правовой легитимности, и их однозначно надо обжаловать. Если мы не доверяем Конституционному суду, значит, сразу в Страсбург надо идти. И пока они обжалуются, надо говорить, что они голосовались и подписывались неправовым способом. Юристы должны подготовить журналистов и собственников СМИ, интернет-изданий, что пока идет обжалование законов, мы не собираемся их исполнять.

С другой стороны, когда начнутся конкретные прецедентные вещи, мы все как один должны защищать конкретное издание. Если атакуют - показать, что даже эти нормы не позволяют запретить деятельность медиа. Один за всех и все за одного. Если будет хотя бы один прецедент пропущен, когда закроют интернет-издание или заберут лицензию канала, а мы не сможем защитить, считайте, что система информационного пространства зачищена.

Читайте также - Чрезвычайное положение в профиль: 10 законов, меняющих Украину

Подписывайтесь на аккаунт ЛІГАБізнесІнформ в Twitter и Facebook: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

Вакансии
Больше вакансий
Business Analyst
Киев Semantrum
Юрисконсульт
Киев Група Компаній ЛІГА
Менеджер з продажів реклами
Киев Медіа холдинг Ligamedia
Разместить вакансию
Комментарии
Последние новости
Популярное