UA

После убийства Немцова никаких пределов больше нет - NY Times

02.03.2015, 10:11
После убийства Немцова никаких пределов больше нет - NY Times - Фото
Марш памяти Немцова в Москве (фото: ЕРА)
"В российских соцсетях либеральная Москва силилась уместить в своей голове событие, которое, казалось, никоим образом не могло произойти, пока оно не произошло", - пишет на страницах The New York Times журналистка Юлия Йоффе, напоминая, что 27 февраля вечером лидер российской оппозиции Борис Немцов в радиоэфире призвал сограждан выйти на протестную акцию против политики президента Путина. В тот же вечер, незадолго до полуночи, его застрелили.

"Прошло много лет с той поры, когда Немцов, восходящая звезда на политическом небосклоне ельцинской эры, был знаменосцем западного либерализма. Иногда он производил впечатление дурашливого бонвивана. Но он был очень умен, остроумен, добр и вездесущ. Казалось, он всем искренний друг. Когда я жила в Москве в бытность корреспондентом, он всегда был рад поболтать за бесконечными рюмками коньяка. Кроме того, он был мощным, энергичным критиком Путина, нападал на него на всех возможных площадках, постоянно публиковал доклады о роскошном стиле жизни президента, коррупции, стоявшей за Олимпиадой в Сочи, и на другие подобные темы", - вспоминает она.

Как говорится в обзорном материале, Путин немедленно выразил соболезнования матери Немцова и якобы бросил на расследование дела чуть ли не все МВД. Но мы можем быть уверены, что расследование ровно ни к чему не приведет, констатирует журналистка.

"В лучшем случае к суду будет привлечен какой-нибудь дурачок, предполагаемый исполнитель - "козел отпущения" за кого-то намного более влиятельного", - добавляет она, отмечая, что дело, вероятно, "забуксует" на годы под обещания, что все усердно работают. В итоге вообще никто не будет привлечен к ответственности.

По мнению Йоффе, Кремль уже "мутит воду". Пресс-секретарь Путина назвал убийство Немцова "провокацией", а затем заявил, что за убийством не стояли политические мотивы, дает выдержки из статьи ИноПресса.

Перечислив теории, изложенные кремлевским пропагандистским телеканалом Lifenews, и другие версии типа "исламистского следа", автор замечает: даже если какая-то из них окажется верна, никого из московских либералов она не убедит. Так, оппозиционный активист Максим Кац написал в "Твиттере", что в любом случае Путин несет ответственность: "Если он заказчик, то виноват как заказчик. Если даже нет, то как разжигатель ненависти, истерии и злобы в народе".

Журналистка комментирует: "С этим последним пунктом трудно спорить". По ее мнению, внешняя и внутренняя политика Путина, то, что он назвал оппозицию "пятой колонной" и "национал-предателями", а телевидение нагнетает националистический раж, - все это создает определенную атмосферу.

"Как-никак, Путин и в прошлом играл с огнем, и пламя вышло из-под его контроля. После того как Кремль годами негласно поддерживал ультранационалистические, неонацистские группировки, в 2010 году те же скинхеды устроили силовую акцию протеста у Кремлевской стены, а омоновцы, стоя в стороне, бессильно наблюдали за этим. Сегодня бешеный национализм поглотил почти всю страну, и уже неясно, может ли Путин его контролировать", - говорится в статье.

В подобной атмосфере возможно все, считает российский политтехнолог Глеб Павловский. "Это атмосфера Веймарской республики. Никаких пределов больше нет", - сказал он.

Отмечается, что еще относительно недавно оппозиционеры знали, что рискуют, но вряд ли жизнью. Кремль преимущественно оттеснял их "на обочину", точно городских сумасшедших, пишет автор материала в NY Times. Ситуация начала меняться примерно в то время, когда летом 2012 года арестовали демонстрантов. В 2013-м приговор Навальному стал шоком, считает Йоффе: его расценили как последнее предостережение в адрес оппозиции.

Убийство Немцова довело это предостережение до логического конца, пишет для англоязычных читателей обозреватель. "То, что они его убили, - сигнал, который призван припугнуть всех, смелых и не очень, - сказал оппозиционер Илья Яшин. - Мол, вот что случается с людьми, которые выступают против правительства нашей страны".

В последнее время Немцов признавался друзьям, что боится, но руки не опускает. "По словам Яшина и Евгении Альбац (главред журнала The New Times и ведущая авторской программы на Эхе Москвы - ред.), он работал над особенно острым докладом, который собирался назвать "Путин и Украина". В нем планировалось проследить движение оружия из России в руки сепаратистов Донбасса", - говорится в статье.

"Борис продолжал посещать Украину. Встретился с президентом Петром Порошенко, что, конечно, не могло остаться незамеченным спецслужбами Кремля. И все же Немцов всегда обходился без телохранителя. Поздно вечером он шел по Москве домой совсем беззащитным", - пишет Юлия.

И почти дошел: его дом был виден с моста, добавляет она. "Из того окна, у которого он работал по утрам, видно место, где его убили. Много лет подряд он смотрел на место, где его убьют", - добавляет Ольга Романова, активистка и близкий друг Немцова.


Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Керівник служби охорони
Киев Група Компаній ЛІГА
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости