Власенко вышел из Генпрокуратуры: ему грозит до трех лет тюрьмы

11.11.2013, 21:37
Власенко вышел из Генпрокуратуры: ему грозит до трех лет тюрьмы - Фото
Сергей Власенко
Максимальная санкция по статье, которую инкриминируют защитнику Юлии Тимошенко Сергею Власенко, предусматривает до трех лет заключения. На следующий допрос в прокуратуру его вызывают завтра. Об этом Власенко сообщил в интервью журналистам после допроса в Генпрокуратуре, передает корреспондент ЛІГАБізнесІнформ

Власенко отметил, что по наиболее серьезной статье, которую ему инкриминируют (часть 2 статьи 126 Уголовного Кодекса Украины), предусмотрено наказание до трех лет лишения свободы.

"Первые санкции там штрафы, но есть и заключение, хотя даже телесных повреждений они доказать не смогли", - заявил он.

По словам Власенко, то, что происходило в ГПУ является полным абсурдом и профанацией.

"Даже сам факт того, что главное следственное управление (ГПУ, - ред.) как оно называлось "по расследованию особо важных дел", занимается якобы фактом бытового избиения! На мой вопрос, если завтра к ним поступит еще сто заявлений по таким же статьям, будут ли они расследовать, они сказали "нет - это не наша парафия". То есть их парафия - Власенко и Тимошенко. Остальное их не интересует", - заявил он.

Власенко также сообщил, что получил три повестки в ГПУ на завтра, послезавтра и на пятницу. Завтрашний вызов он связал с прибытием в Украину миссии Кокса-Квасневского.

"Чтобы я не занимался защитой Юлии Тимошенко, а ходил сюда по этим абсурдным, ничем не подкрепленным обвинениям, которые не имеют ничего общего с реальностью", - пояснил он.

Досье на Сергея Власенко

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
New business manager / New business director
Киев Ketchup Loyalty Eastern Europe
Керівник складу IT
Киев ЛІГА, Група компаній
Системний адміністратор (DevOps)
Киев ЛІГА, Група компаній
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости

Історії"Машуня, посчитай таблетки". Хватило ли баскетболисту Окунскому перед смертью морфина