Венесуэльский эндшпиль. Крах социализма с лицом Уго Чавеса

21.07.2017 10:20
Несмотря на тяжелый экономический кризис, руководство Венесуэлы не намерено отдавать власть, а оппозиции не хватает доверия общества, чтобы ее взять
Венесуэльский эндшпиль. Крах социализма с лицом Уго Чавеса
Фото - ЕРА


Уже несколько месяцев мир следит за тем, как один из последних социалистических режимов современности - так называемый "социализм ХХI века", построенный Уго Чавесом в Венесуэле, - силовыми методами борется с собственным населением. Восставшие венесуэльцы требуют от  правительства реализации их права на свободную и достойную жизнь, президента Николаса Мадуро обвиняют в установлении диктатуры и требуют его отставки.

Мадуро, в свою очередь, называет протестующих террористами, которые пытаются осуществить государственный переворот. Кроме того, он неоднократно заявлял, что их спонсирует "враждебный" капиталистический режим США. Все это венесуэльские власти использовали как "аргументы" для подавления протестов с помощью полицейского спецназа. В результате столкновений, по данным СМИ, в Венесуэле погибли более 90 человек только с апреля этого года.

Мировое сообщество уже давно ожидает переломного момента, который завершит этот конфликт. В минувшее воскресенье 16 июля в стране и за ее пределами состоялся "народный референдум", организованный оппозицией для предотвращения проведения правительством 30 июля выборов в Национальную Конституционную Ассамблею. С помощью этой "народной" Ассамблеи Мадуро планирует внести в действующую Конституцию изменения, которые позволят расширить его полномочия и ограничить влияние оппозиционного парламента - Национальной Ассамблеи Венесуэлы. По утверждению оппозиции, плебисцит поддержали 7,2 миллиона из 19,5 миллиона граждан, имеющих избирательные права - то есть, меньше половины избирателей страны. Это на полмиллиона меньше, чем оппозиция получила на победных для нее парламентских выборах 2015 года.

На голосование выносились три вопроса: о несогласии с созывом конституционной ассамблеи; обязательства вооруженных сил страны защищать действующую Конституцию, принятую в 1999 году; одобрение обновления органов государственной власти и организации свободных выборов. Мадуро определил плебисцит как "незаконный и самовольный", и обвинил оппозицию в "придумывании" лишних 5 миллионов голосов. В ответ оппозиция объявила о запланированной на 20 июля 24-часовой забастовки, которая является частью оглашенной 17 июля оппозиционной стратегии "последнего часа", направленной на приближение переломного момента в противостоянии оппозиции и правительства. Однако оправдает эта стратегия возлагаемые на нее надежды?

За последний месяц произошли несколько инцидентов, которые активизировали противостояние и, как казалось, имели потенциал стать теми самыми "переломными моментами". 27 июня во время очередной публичной речи Мадуро неизвестные атаковали с вертолета административные здания. Это событие и видеообращение нападающих вызвали большой резонанс как в самой Венесуэле, так и во всем мире. Однако в последующие дни активность протестующих пошла на убыль. На этом фоне 5 июля произошло нападение на Национальную ассамблею группы лиц, одетых как сторонники правительства, и избиение нескольких оппозиционных парламентариев, что, вероятнее всего, имело целью спровоцировать митингующих на новые выступления.

Станут ли эти события определяющими для разрешения венесуэльского кризиса? Перед тем, как делать какие-либо выводы и прогнозы, попробуем разобраться в том, что же происходит в стране.

(Фото EPA / Miguel Gutierrez)

(Фото - EPA)

Фактор Чавеса

Президент Венесуэлы Николас Мадуро, бывший водитель автобуса, пришел к власти после смерти Уго Чавеса. Последний еще при жизни выбрал Мадуро своим политическим наследником. Однако новый лидер, лишенный харизмы своего предшественника, не смог заручиться крепкой поддержкой венесуэльцев. На выборах в апреле 2013 года он лишь на 1,7% обогнал своего оппонента Энрике Каприлеса. А потом потерял значительную часть своих сторонников, в том числе последователей Чавеса, так раз за разом принимал ошибочные экономические и политические решения. Представители многочисленной венесуэльской оппозиции даже начали говорить об установлении Мадуро диктатуры, однако это утверждение выглядит не слишком обоснованным на фоне очень активной деятельности той же оппозиции, особенно ее победы на выборах в Национальную ассамблею, антипрезидентских решениях последней, деятельности оппозиционных СМИ, открытом распространении антиправительственной пропаганды и призывов к отстранения президента от власти, а также бурных протестов, которые продолжаются в стране вот уже несколько месяцев.

Предпосылки для венесуэльского кризиса возникли задолго до прихода Мадуро к власти. В 1999 году Уго Чавес, заняв президентское кресло, взял курс на поиск особого "третьего пути" развития страны. Путь был нацелен на проведение "боливарианской революции", которая должна была освободить Венесуэлу от влияния капиталистических государств, прежде всего главного исторического противника страны - США.

Социальные программы правительства Чавеса вывели значительную часть граждан Венесуэлы из состояния крайней нищеты, обеспечили людям доступ к образованию и медицинскому обслуживанию. В результате улучшения условий жизни большинства венесуэльцев, а также благодаря выдающимся личным лидерским и ораторским способностям, Чавесу удалось завоевать массовую поддержку населения и в течение 14 лет, до своей смерти, оставаться во главе страны. Однако несмотря на рост общего уровня жизни в стране сохранилось значительное имущественное и социальное расслоение, при этом значительная часть состоятельных граждан встали в оппозицию по отношению к режиму Чавеса, - в частности, потому что понесли убытки в результате национализации многих частных предприятий. Кроме того, экономическая политика социалистов вызвала их недовольство, поскольку фактически правительство проводило популистские социальные реформы за счет доходов, поступавших от экспорта нефти. Существенные средства в развитие и диверсификацию экономики Венесуэлы при Чавесе не вкладывались. Из-за этого 96% поступлений бюджета страны давал именно доход от экспорта нефти - то есть, Венесуэла стала крайне зависимой от мировых цен на нефть.

Николас Мадуро (Фото -EPA / Miraflores Press)

Николас Мадуро (фото - EPA)

Ошибки Мадуро

Из-за резкого падения цен на нефть (со 100 долларов за баррель в 2014 году до 40 долларов за баррель в 2015 году) зависимая от нефтяной конъюнктуры Венесуэла осталась почти без ничего. Из-за уменьшения поступлений в бюджет сократились расходы на социальные программы. При этом правительство Николаса Мадуро провело неудачные экономические реформы, прежде всего - ввело широкое государственное регулирование цен. Обязанность для предпринимателей реализовывать товары по ценам ниже их себестоимости привела не только к многочисленным банкротствам предприятий, но и к товарному дефициту - в частности, к недостатку промышленных товаров первой необходимости, даже туалетной бумаги, а также медикаментов и базовых продуктов питания - риса, муки и молока.

Продовольственный кризис стал тяжелым испытанием для верности идеалам "боливарианской революции". Из-за обострения экономических проблем в 2016 году правительство объявило введение в стране режима чрезвычайного положения в экономике, который затем неоднократно продлевался.

Решение Мадуро повысить в 2017 году минимальные зарплаты в государственном секторе привело к стремительному росту и без того значительной инфляции, которая с 2013 по 2017 годы выросла с 54% до 800%, а по прогнозам МВФ в 2018 году может превысить 1660%. Стремительное ухудшение качества жизни населения в сочетании с ростом безработицы и всплеском преступности резко дестабилизировало Венесуэлу. Мадуро, впрочем, обвиняет в провоцировании кризиса "экономическую войну", которую ведут против Венесуэлы внешние враги режима, прежде всего, США.

Ослабление позиций правительства Венесуэлы после смерти Чавеса и погружение страны в кризис привело к росту популярности оппозиции. В декабре 2015 года она смогла получить большинство голосов на выборах в парламент - Национальную Ассамблею Венесуэлы. Это привело к усилению противостояния между различными ветвями власти.

В октябре 2016 года Ассамблея, после того, как был отозван ее референдум о досрочном прекращении полномочий Мадуро, обвинила президента в совершении государственного переворота и проголосовала за запуск процедуры импичмента - несмотря на то, что такая процедура вообще не предусмотрена в Конституции Венесуэлы. Впоследствии процедуру импичмента прекратили в обмен на освобождение властями пяти политических заключенных.

Противостояние еще более усилилось в январе 2017 года, когда Национальная ассамблея объявила президента Мадуро "отстраненным от должности", а Верховный суд отменил это решение, отметив, что парламент не имеет полномочий его принимать. Еще более оно обострилось в апреле, когда Верховный суд принял решение о лишении Ассамблеи ее полномочий, отмененное, впрочем, уже через три дня. Тогда же власти на 15 лет запретили лидеру оппозиции Каприлесу занимать государственные должности. В то же время в СМИ начала широко распространяться информация о коррумпированности членов правительства Мадуро. В результате вспыхнули новые протесты, охватившие значительную часть страны. По масштабам они превзошли предыдущие, - в том числе выступления 2014 года.

Ситуация обострилась, когда 1 мая Мадуро заявил о намерении внести изменения в Конституцию страны, принятую в 1999 году. Для этого он призвал венесуэльцев избрать "народную" Национальную Конституционную Ассамблею. Оппозиция тут же обвинила президента в намерениях узурпировать власть в стране. 13 мая Мадуро своим указом в седьмой раз продлил режим чрезвычайного положения.

Анализ характера и развития внутреннего конфликта в Венесуэле ставит нас перед вопросом: можно ли - и в какой степени - проводить параллели между нынешними протестами в Венесуэле и нашим украинским Майданом, Революцией достоинства? Трудно говорить о существовании непосредственной связи между ними: даже несмотря на то, что, по утверждениям СМИ, венесуэльские протестующие черпают вдохновение из примера Майдана благодаря бесплатным показам фильма о нем "Зима в огне", которые проходят по всей стране, и широким его обсуждением.

Все, кто комментирует венесуэльские протесты, отмечают, что полиция грубо разгоняет митингующих, применяя против них слезоточивый газ и резиновые пули. Однако мало кто вспоминает, что эти протесты практически с самого начала не имели мирного характера: митингующие бросали в полицию не только камни, но и "коктейли Молотова".

Мадуро подчеркивает, что полиции и Национальной гвардии Венесуэлы запрещено применять огнестрельное оружие против митингующих. По утверждению венесуэльских властей, задержаны и подвергнуты суду все сотрудники полиции, допустившие обстрел митингующих, их гибель или ранения. В то же время имеются многочисленные свидетельства очевидцев, что как минимум первые погибшие в протестах стали жертвами не полиции, а неопознанных лиц в гражданской одежде, которые стреляли в толпу, в основном, с крыш окрестных домов или из самой толпы.


Бунтарь на вертолете


На днях произошло то, чего не ожидали сами венесуэльцы. 27 июня неопознанный вертолет 15 раз обстрелял здание МВД страны и сбросил четыре гранаты на Верховный суд. На борту вертолета была символическая надпись - "350 Свобода". Именно 350 статья Конституции Венесуэлы дает гражданам право не признавать действующую власть, если она нарушает их права и не уважает демократические ценности. Мадуро, в свою очередь, назвал атаку на административные здания терактом.

Впоследствии в соцсетях появилось видео, на котором человек в военной форме в сопровождении четырех вооруженных людей в черных масках зачитал обращение к народу Венесуэлы. Он призвал  к борьбе с действующим правительством и взял на себя ответственность за нападение. В человеке на записи узнали бывшего полицейского Оскара Переса, который, по словам Мадуро, работал пилотом бывшего министра внутренних дел и юстиции (последнего, кстати, обвиняют в связях с ЦРУ).

"Вертолетный террорист" Оскар Перес (Фото - EPA / STR)

Оскар Перес (фото - EPA)


Несмотря на масштабную поисковую кампанию, венесуэльские правоохранители не смогли найти бунтаря и не выяснили ни цель нападения, ни его реальных исполнителей.

До сих пор неизвестно, представляет Перес антиправительственную коалицию или действует самостоятельно. Так же неизвестно и то, имеет ли он сторонников. В то же время представители оппозиции не только открещиваются от связей с Пересом, но и подозревают, что он работает в интересах властей. По мнению оппозиционеров, выходка Переса позволит правительству Мадуро привлечь вооруженные силы для силового разрешения кризиса в стране.

5 июля Перес опубликовал новое видеообращение, в котором провозгласил готовность к дальнейшей борьбе, а 12 июля появился на публике, призывая к нанесению правительству "сокрушительного удара", который приблизит его "последний час" и сделает победу над ним неизбежной. Пока трудно определить, сможет ли Перес получить широкую поддержку населения и стать новым лидером оппозиции - тем более, что на эту роль сейчас есть другие и не менее яркие претенденты.

8 июля после трех лет заключения был переведен из тюрьмы под домашний арест один из самых популярных оппозиционных лидеров, осужденный за призывы к насилию во время антиправительственных выступлений 2014 года, когда погибло около 40 человек. Кроме того, не так давно в венесуэльской оппозиции появился новый кумир - генеральный прокурор Луиса Ортега, которая в свое время была верным соратником Чавеса, а сейчас стала одним из главных критиков правительства Мадуро. Давление на Ортегу со стороны власти (решение Верховного суда о замораживании ее банковских счетов и запрет на выезд из страны) только способствовали росту ее популярности среди людей.

Протесты в Каракасе в мае 2017 года (Фото - EPA / Miguel Gutierrez)

Протесты в Венесуэле, май 2017 року (фото - EPA)

Какое будущее ждет Венесуэлу

Мировое сообщество с беспокойством наблюдает за развитием венесуэльского кризиса. Страны Латинской Америки и Карибского бассейна по разному относятся к событиям в этой стране: ее традиционные союзники, прежде всего, Боливия и Никарагуа, поддержали правительство Мадуро, в то время как остальные, в основном союзники США, выступают за разрешение политического кризиса в интересах венесуэльской оппозиции. Американская администрация Дональда Трампа в отношении к правительству Мадуро заняла еще более жесткую позицию, чем предыдущая администрация Барака Обамы, в том числе расширила санкции против отдельных венесуэльских чиновников и грозит введением новых санкций в случае ограничения полномочий оппозиционного парламента. Организация американских государств (ОАГ) - региональный орган системы ООН, который традиционно находился под сильным влиянием США, из-за чего получил неофициальное название "министерства колоний США" - неоднократно выражала беспокойство в отношении ситуации в Венесуэле и принимала решения, которые обязывали правительство страны изменить свою политику.

В июне 2016 года генеральный секретарь ОАГ Луис Альмагро созвал внеочередное заседание с целью принятия решения о применении ст. 20 Межамериканской Демократической Хартии, принятой в 2001 году. Эта статья позволяет ему официально требовать безотлагательно созвать Постоянный Совет из-за того, что в Венесуэле "вносятся изменения в конституцию, которые нарушают демократические нормы", для принятия решения о направлении в нее миротворческой миссии. Однако большинство государств-членов ОАГ, хотя и согласились, что положение в стране тяжелое, не вынесли вопрос на голосование и приняли решение продолжать мониторинг ситуации и поддерживать диалог между венесуэльскими правительством и оппозицией, посредником в котором выступает Союз Южноамериканских Наций. А такие страны как Боливия и Никарагуа даже определили предложение генерального секретаря как "интервенционистскую" относительно суверенитета Венесуэлы.

Однако в начале апреля этого года из-за обострения ситуации в стране внеочередное заседание Постоянного Совета было все-таки проведено и на нем была принята резолюция о нарушении демократических норм, согласно которой на Мадуро была возложена обязанность обеспечить "разделение и независимость" ветвей власти и восстановление полномочий Национальной ассамблеи. После созыва Постоянным Советов без согласия Венесуэлы совещания министров иностранных дел для принятия решения по вопросу венесуэльского кризиса, правительство Мадуро официально заявило о выходе страны из состава ОАГ из-за вмешательства в ее внутренние дела, и параллельно начало переговоры с Содружеством Латиноамериканских и Карибских государств, в состав которого не входит США, об оказании помощи в преодолении внутреннего конфликта.

Будущее Венесуэлы пока остается неясным. Если правительство все-таки привлечет вооруженные силы к разрешению конфликта, порядок будет установлен, но это не поможет решить главную проблему страны - углубляющийся экономический кризис. Для этого нужны радикальные реформы в экономике и в управлении государством.

Но возможны ли эти изменения в социалистической Венесуэле? В том виде, который имеет сейчас ее государтсво, - видимо, нет. Реформы возможны только при общественном консенсусе в государстве, а сейчас его достижение представляется маловероятным. Логичным шагом был бы уход правительства Мадуро и самого президента в отставку, однако они вряд ли признают свое поражение. Между тем, активное противостояние в Венесуэле истощает как ее и без того ослабевшую экономику, так и ее граждан.

Александра Ковалева,
кандидат политических наук

Читайте также: Нефтяная рента и левацкая расточительность. Урок Венесуэлы

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook и Google+: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

ЛIГАБiзнесIнформ
Информационное агентство
www.liga.net
Печать
- будь в курсе событий. Подписывайся на наш Telegram

Новости партнеров

Загрузка...
Loading...
Новости партнеров