Ольга Сумская снимается в кино, пишет книги и не желает возвращаться в политику

Ольга Сумская снимается в кино, пишет книги и не желает возвращаться в политику - Фото
11901a20b2e56712b7e3c984219d1ca2.jpg
29.01.2011, 09:06

Сегодня в Украине нет ничего, что позволило бы говорить о возрождении украинского кинематографа. Но возвращаться в политику, чтобы что-то изменить, нет никакого желания. Я работаю на телевидении, снимаюсь в российском кино. А мои мемуары станут книгой для

Ольга Сумская снимается в кино, пишет книги и не желает возвращаться в политику
Украинский кинематограф давно существует на грани выживания. Большинство талантливых актеров, чтобы обеспечить себя работой, стараются выйти на российский рынок. Успешные кинокартины украинского производства являются скорее исключением, нежели правилом. Достижением можно было бы считать фильм "Счастье мое" Сергея Лозницы, который попал в конкурсные программы многих международных кинофестивалей. Но, как рассказала в интервью ЛІГАБізнесІнформ народная артистка Украины Ольга Сумская, рано говорить о достижениях национального киноискусства, попав с одной-единственной картиной в номинацию престижного фестиваля. Пока же, по ее словам, ситуация в украинском кинематографе просто катастрофическая.

- Ольга, есть ли смысл говорить сейчас об украинском кино как о явлении? Вы неоднократно заявляли о необходимости срочно исправлять "катастрофическую ситуацию с украинским кинематографом"...

- Нет ни явления, ни ростков, ни зародышей. Нет ничего, что позволило бы нам говорить о возрождении украинского кинематографа. Должна быть национальная программа, наши государственные мужи должны этим заниматься. Но сейчас не до кино, сейчас главное - чтобы государство вышло из кризиса. В Украине нет практически ни одного широкомасштабного киношного проекта в полном метре. О чем можно говорить?

Мы актеры, мы работаем, сидим и ждем ролей. Хотя я уже даже не жду. Я работаю на телевидении. Снимаюсь, в основном, в России. Недавно закончила работу в двух новых сериалах. Так что, мы занимаемся своим непосредственным профессиональным делом. А решать государственные вопросы возрождения кино нам не под силу. С удовольствием я бы этим занялась. Но что от меня зависит?

- Не хотите вернуться в политику, чтобы что-то исправить?

- Никакого желания. Это - сфера, существующая по неизведанным для меня законам. Я попробовала, но, когда увидела обратную сторону медали, заглянула на эту кухню, поняла, что это все очень сложно, непредсказуемо и опасно для жизни.

- Вы говорите об отсутствии широкомасштабных проектов. А как же "Счастье мое" Сергея Лозницы?

- Ну да, мы добились того, что он был номинирован на Каннском фестивале. Это уже успех. Но фильм очень тяжелый. Скорее всего, я не порекомендую его моим детям для просмотра.

Я уважаю шаг моих коллег: они сняли свое кино, и о нас немного заговорили в Европе. И с этой точки зрения можно говорить о том, что есть какой-то позитив. А в целом ситуация просто катастрофическая. Конечно, уже что-то сдвинулось с места, приняты законы о кино. Но когда они заработают на благо кинематографа? Никому не известно.

- Как Вы считаете, в ближайшее время кому-то удастся повторить успех Лозницы и, например, выйти со своей картиной на Каннский фестиваль?

- Можно ли считать это успехом? Если это был запланированный пиар-ход для Лозницы, то они шикарно справились с поставленной задачей. Да, он вышел на Канны. Но кто это кино посмотрит в Украине? Дойдет ли оно до сердец зрителя? Ведь фильмы снимаются во имя зрителя, для того, чтобы какая-то мораль закладывалась в поколениях. Раньше кинематограф был призван воспитывать в людях нравственность и духовность. Фильм "Счастье мое" - тяжелый, жесткий. Несмотря на свое многообещающее название. В нем нет какого-то душевного отклика, он как-то…

- Не вселяет веры в светлое будущее?

- Знаете, если из ста фильмов найдется два, которые оставят светлое впечатление, то это уже замечательно. Если бы могли по кирпичику создавать украинское кино, снимать хотя бы десять картин в год, то это уже было бы большим достижением для государства. А мы сняли один фильм и на всю трубим, что попали в номинацию. Конечно, слава Богу, что мы что-то сделали. Но мы пока, к сожалению, не можем сказать, что сделали качественное, дорогое кино.

- "Роксолана" – это фильм, который в свое время завоевал популярность не только в Украине. Ожидает ли его судьба большинства успешных фильмов - съемки, продолжение?

- Нашу "Роксолану" критиковали. Картину называли не совсем успешной. Но все познается со временем, в сравнении с чем-то. Прошло время, и к фильму не потеряли интерес. Его даже рекомендуют молодому поколению. Он вызывает чувство патриотизма. Вот это и есть самое ценное – мы посеяли национальное зерно. Мы можем показать этот фильм и через десять, и через двадцать лет. Это то, что уже останется в истории.

Сейчас Владимир Литвин, вроде бы, налаживает дружбу с Турцией. Буквально на днях я встречалась с представителями одного из крупнейших турецких каналов. Они планируют закупить этот сериал. Было отснято несколько серий турецкой "Роксоланы", и она не очень понравилась зрителю. Они в Интернете увидели несколько серий нашего фильма, и им стало интересно. Теперь представители турецкого телевидения готовы купить все 56 серий. Если все сложится благополучно, я вылетаю в Стамбул для непосредственных переговоров. И мы поедем в Стамбул для презентации и широкой промо-кампании. Поверьте, турки умеют, как никто, классно организовывать презентации.

- В России Вы снимаетесь преимущественно в сериалах. А предложений поучаствовать в полнометражных картинах с российской стороны не поступало?

- Для меня будет большой удачей, если удастся в этом году проскочить на этот уровень. И я сразу же сообщу, когда у меня это получится.

Сейчас я закончила работу над двумя российскими сериалами. Первый – "Ефросинья", второй - "Я тебя никогда не забуду" Алексея Рудакова. В нем я играю главную роль. Поступило предложение сняться в сериале "Наружка" Димы Черкасова, с которым работала в сериале "Воротилы". А также в сериале "Нюрнбергский процесс" мне предстоит сыграть саму Лени Рифеншталь. На днях почитала ее биографию. Была удивлена тем, что мы родились в один день – 22 августа. Это ли не знак?

Как правило, все главные роли в сугубо российских сериалах распределены среди российских коллег, и получить что-то из числа главных персонажей практически невозможно. Нам достаются вторые или третьи роли. Кроме того, от продюсера обычно поступает заказ под какого-то конкретного актера, и сценарий сразу пишется под него.

- Молодым украинским актерам трудно пробиться на российский рынок?

- Конечно, есть надежда, что когда-нибудь на российском рынке кино наших ребят будет значительно больше. Раньше эта ниточка, которая нас связывала, была более ощутимой. Сейчас украинская молодежь не имеет широкой возможности поступать в театральные или кинематографические вузы в Москве, потому как это довольно дорогое удовольствие. К примеру, школа-студия МХАТ стоит $50 тыс. за 4 года обучения, Щукинское - чуть дешевле, ВГИК – $20 тыс. Цена говорит сама за себя. Какая-то золотая молодежь, конечно, пробивается. Но далеко не все.

Учиться у нас значительно дешевле. Тем более, что есть бюджетные факультеты. Многие с удовольствием поступают в Университет театра, кино и телевидения им. И.Карпенко-Карого. Говорят, что в этом году был замечательный набор, хороший конкурс. Это приятно слышать. Значит, интерес молодежи к театральному и киноискусству возрастает.

- А что с качеством образования в Украине?

- Зависит от того, к какому мастеру ты попадешь. Это очень важно – попасть именно к мастеру. Мне кажется, что в любой области, если есть человек, которому дано быть преподавателем, то стать его учеником – это счастье. Независимо от страны.

- Что нужно для того, чтобы стать востребованным актером?

- Иногда необходима актерская инициатива. Под лежачий камень, как Вы знаете, ничего не течет. Но главное, конечно, попасть "в обойму". Вот Леша Горбунов - очень успешный украинский актер, выпускник Университета им. Карпенко-Карого. И сейчас он стал одним из культовых российских актеров. Причем снимается только в полном метре.

Существует некая каста актеров, которым уже не пристало сниматься в сериалах. Их перечень не такой большой, но, тем не менее, они есть. Эти люди уже не опустятся до уровня сериала, тем более долгоиграющего. Хотя я, например, не побрезгую и сериалом.

Мне очень нравится позиция Эммануила Виторгана. Он как то сказал, что не хочет повторять судьбу своих коллег-актеров, живущих на грани нищенства, но ждущих предложений сняться в дорогостоящих кинопроектах. Будет полный метр – замечательно. Но и в долгоиграющем мыльном сериале он создаст достойный образ. Настоящий профессионал. Уважаю эту точку зрения.

Работа в сериалах очень интересна. Тем более, что сегодня этот формат очень востребован и уважаем в мире. Например, сериал "Воротилы", в котором я сыграла француженку Эллен Гарднер, был снят на пленку. А вспомните "Бригаду" или мною обожаемые исторические сериалы! Для меня вообще мечта - сыграть в историческом сериале.

- Недавно вышла в свет Ваша книга кулинарных рецептов, и уже появились слухи о том, что Вы начали работу над следующей. Правду говорят?

- Да. Мне обязательно нужно закончить работу до 8 марта. Кулинарная книга не заняла много времени. Там миссия заключалась в том, что мы фотографировали блюда, мною приготовленные, потом я описывала процесс приготовления. Плюс написала предисловие. Вся работа уложилось в полугодичный период.

Теперь работаю над книгой о красоте, и это достаточно сложно. Там будет много разделов, рассказывающих о душе женщины, ее теле, настроении и жизненных перипетиях. Огромное количество информации, которую нужно как-то свести воедино и оформить. Книга также будет в формате советов, но они будут уже не такими простыми. Это будут конкретные рекомендации, которые пришли ко мне еще от моей прабабушки, бабушки, мамы и которыми я хочу поделиться с читательницами. Сейчас я думаю, как все это красиво и правильно подать.

- Почему выбрали именно формат советов? Почему, например, не мемуары?

- Мы живем во времена бизнес-подхода ко всему. Поступило предложение от харьковского издания, за которое я им очень благодарна, потому что все эти советы могли бы еще очень долго лежать в ящике стола.

Я считаю, что мы все сделали очень правильно. Первая книга – кулинарная, вторая – рецепты красоты. А вот мемуары уже станут книгой для души. Это будет история актерской династии Сумских, книга жизни нашей семьи.

Ольга Сумская снимается в кино, пишет книги и не желает возвращаться в политику

Евгения МАЗУР
Фото - из семейного архива актрисы


Комментарии
Последние новости
Популярное
Загрузка...