КиевПрайд: чего добиваются участники Марша равенства

КиевПрайд: чего добиваются участники Марша равенства - Фото
0743e4d12b527651d4896a9e2b3fac59.jpg
12.06.2016, 06:15

В чем проявляется дискриминация ЛГБТ-сообщества и какова цель КиевПрайда в этом году

"Завершение марша и отход - наиболее критическая точка. Обычно именно на отходах чаще всего происходят нападения.. Не иди один. Обратитесь к волонтерам за указаниями по отходу - покидайте место марша только крупными группами (до 10 человек), возьмите себе в пару представителя противоположного пола. Обрати внимание, не идет ли кто-то за вами... Избегай пустых дворов, переходов, узких улочек. Если ты едешь в метро - поменяй несколько линий, направлений и поездов. Не стой у края платформы".

Это - выдержка из инструкции по безопасности для участников и участниц Марша равенства, который состоится в Киеве в воскресенье, 12 июня. В прошлом году представители ЛГБТ-сообщества под угрозой нападений были вынуждены перенести КиевПрайд на Оболонскую набережную, но и там их нашли. Петарды, которые они бросали в участников марша, были нашпигованы осколками железа. Один из них ранил в шею сотрудника МВД, и акцию пришлось оперативно свернуть. В этом году КиевПрайд, как сообщили в Национальной полиции, будут охранять 5 тыс полицейских и 1,2 тыс нацгвардейцев.

Противники КиевПрайда, которые в последнюю неделю особенно активизировались в социальных сетях, объясняют свою позицию тем, что представителей ЛГБТ-сообщества в Украине никто не дискриминирует, а их акция - вредная пропаганда однополых отношений. Если это так, то почему при важнейшем голосовании за безвизовые законы для ЕС народные депутаты только с пятого раза смогли принять поправку в Трудовой кодекс, которая запрещает дискриминацию  в профессиональной сфере по признаку сексуальной ориентации? Почему петицию о запрете Марша равенства на сайте Киевсовета подписали почти 15 тысяч человек - в сотни раз больше, чем о петицию о ремонтах столичных бассейнов, сохранении архитектуры Киева и лифтах в метро?

Редакция ЛІГА.net спросила у представителей ЛГБТ-сообщества: чего добиваются организаторы КиевПрайда-2016?

anna.jpg
Анна Шарыгина, директор КиевПрайд-2016

- Мы сейчас говорим о конкретном праве ЛГБТ на мирное собрание. Выходя на Марш равенства, мы реализуем это конкретное право. Все эти дискуссии вроде "сейчас не время, давайте подождем, не надо выходить" - это непосредственно касается ограничения в правах. Из серии: крымскотатарская группа может выйти на свое мирное собрание, мусульманская община, шахтеры тоже могут, а ЛГБТ-люди - нет.

В этом году наш лозунг: "Безпека людини - розвиток країни". Как все люди, ЛГБТ имеют право на жизнь и безопасность в государстве. Преступления на почве ненависти в Украине очень распространены. И об этом тоже наш марш.

Часто нам говорят: а что вам не так? делайте в своих спальнях что хотите, зачем выходить на улицы? Это и есть то, в каких правах ЛГБТ-люди ограничены. Конечно, это еще и доступ к семейному праву, к наследованию. Но общество это игнорирует.

Самое главное: нет никаких специальных прав ЛГБТ. Есть права человека, к которым доступ ограничен. Например, возьмем людей с ограниченными возможностями. У них есть право на свободное передвижение, правда? Никто же им не запрещает выходить, не отбирает у них ключи от квартиры? Однако безработица в среде этих людей, неприспособленность транспорта, в принципе городской среды не дает возможности людям на колясках, людям слабо видящим вести полноценную общественную жизнь. То же самое касается ЛГБТ. Никто вроде как не запрещает, но: сидите дома, мы не хотим о вас знать.

Кто должен обеспечивать эти права, общество или законодательство? Если не ошибаюсь, то в Румынии на законодательном уровне прописана недискриминация для разных групп населения, включая ЛГБТ, но уровень агрессии в обществе к таким людям очень высок. Наверняка есть обратные примеры, где уровень толерантности общества средний, но в законодательстве права ЛГБТ-людей ограничены, и когда речь доходит до законов, то все делают красивые глаза: да зачем это вам, и так обойдетесь. Наследство? Можно и так, договорчиком оформить или завещанием. И так во всем остальном.

Мне кажется, мы живем в такое время, что нужно делать все сразу, одновременно, на всех уровнях. Вести гражданский диалог, законодательную работу, социальные проекты по равенству прав. Думаю, у Украины нет времени затягивать.

zoryan.jpg
Зорян Кысь, правозащитник, один из организаторов Марша равенства

- Наша акция - в первую очередь о равенстве и правах всех граждан Украины, в том числе и представителей ЛГБТ, чьи права в Украине ограничиваются. Это происходит и на законодательном уровне, и на межличностном. Мы выходим для того, чтобы начать дискуссию. Без этого у нас нет другой возможности донести позицию до тех, кто принимает решения, и до людей вообще.

Наши оппоненты выступают против таких акций, потому что им выгодно, чтобы мы молчали. Тогда они смогут и дальше рассказывать небылицы и закреплять стереотипы, которые существуют в обществе. Есть два ключевых стереотипа. Первый: Марш равенства - это пропаганда. Нонсенс, потому что ни одного человека нельзя убедить стать гомосексуальным, если он таков не от природы. Второй стереотип в том, что наша акция - это парад о сексе, от нас ждут такой картинки, как в телевизорах с западных прайд-парадов. Такого не будет, это обычная правозащитная акция. У нас нет повода устраивать карнавалы.

В Украине часто говорят, что дискриминации нет, и никто не притесняет представителей ЛГБТ-сообщества. И тут же демонстрируют эту дискриминацию, поскольку считают, что могут запрещать или ограничивать наше право на мирные собрания. А это фундаментальное право человека. Гомосексуальность - это не нарушение закона, и тем более не болезнь.

Нарушаются элементарные права. Гомосексуальные партнеры юридически друг другу - никто. Например, наследование имущества. Нравится это кому-то или нет, но в Украине есть однополые пары, их десятки тысяч точно. И я лично знаю много случаев, когда один из партнеров умирает после десятков лет совместной жизни, а второй оказывался на улице, потому что родственники, презиравшие их всю жизнь, отобрали все имущество. У меня лично на предыдущей работе коллеги могли оформить медицинскую страховку на супругов, а я на своего партнера Тимура, с которым мы четыре года живем вместе - нет. Это касается и ситуаций, когда партнер попадает в больницу или находится без сознания, а самого близкого человека к нему не пускают. Огромная проблема с воспитанием детей. Есть очень много однополых семей, воспитывающих детей, но партнер или партнерша, которые биологически с ними не связаны, не имеют на них прав. И если, не дай бог, мама или папа умирает, то ребенок оказывается в детском доме. Хотя у него есть близкий человек, который много лет его воспитывал. Мне кажется, для ребенка это вообще травма на всю жизнь.

Партнеры, которые юридически имеют права и обязанности, могут брать общие ипотечные кредиты и иметь гарантии от государства. ЛГБТ, как и остальные, платят налоги, и государство перед ними имеет обязательства, как и перед другими гражданами.

По большому счету, все это бытовые вопросы. Они касаются только двух человек или одного человека. Речь не идет ни о каком изменении понятий нормы. Никто не требует, чтобы модель однополого брака была единственной или навязывалась.

А пока условия для жизни ЛГБТ, мягко говоря, плохие. И многие вынуждены ехать в другие страны, где их права обеспечиваются.

anna1.jpg

Анна Довгопол, участник оргкомитета КиевПрайд-2016

Темой КиевПрайда в этом году и непосредственно Марша равенства (а КиевПрайд - это серия разных мероприятий, сегодня закончилась последняя дискуссия) определено право на безопасность. Сейчас вся страна живет в небезопасности, есть очень много различных внешних угроз, а ЛГБТ-сообщество как уязвимая группа подвергается еще и внутренним. Это хорошо демонстрируют те меры, которые полиция предпринимает в связи с Маршем равенства. Почему? Потому что многие ультраправые заявили о готовности применять физическое насилие к участникам и организаторам. Вот вам конкретная проблема.

Мы, как и любые другие граждане, имеем право выйти на улицу на свободное собрание. Пока нам этого не дают. Хотя государство задекларировало, что готово обеспечить нашу безопасность. Так и должно быть в нормальной правовой стране. Это одна из задач.

Вторая задача более глобальная: показать, что мы есть, чтобы нас видели и слышали. Наши политики и общество часто говорят: у нас геев и лесбиянок раз-два и обчелся, я их не вижу. Например, этнические меньшинства видно, людей с ограниченными возможностями тоже, а вот ЛГБТ-людей практически не видно. То есть: вас нет, о каких правах может идти речь?

Хотим показать, что есть довольно большая группа ЛГБТ-людей. Многие из которых часто боятся говорить о себе, потому что сексуальная ориентация - это та характеристика, которую можно спрятать, в отличие от цвета кожи, возраста или физических возможностей. Люди боятся стать жертвой агрессии или дискриминации. Поэтому нам важно объединиться. Есть ограничения, и мы хотим, чтобы это прекратилось. Эти вопросы соблюдения равных прав для всех важны не только для нас, но и для самого общества.

Не там ищем врагов: шесть мифов об опасности Марша равенства

Подписывайтесь на аккаунт ЛІГА.net в Twitter и Facebook: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

Валерия Кондратова
специальный корреспондент Liga.net
Комментарии
Последние новости
Популярное
Загрузка...