UA

Андрей Тетерук: Боевики ДНР добивали раненых под Иловайском

Андрей Тетерук: Боевики ДНР добивали раненых под Иловайском - Фото
Андрей Тетерук, комбат Миротворца
18.09.2014, 17:45

Командир добровольческого батальона Миротворец Андрей Тетерук - о боевых действиях, компетенции, освобождении пленных и о портрете врага

- Расскажите, что такое добровольческий батальон Миротворец, чем он отличается от других?

- Все добровольческие батальоны берут свое начало с решения главы МВД. В Украине их четыре типа. Это батальоны милиции особого назначения на базе МВД; батальоны Нацгвардии, также входящие в МВД структурно, но подчиняющиеся командующему Нацгвардии; батальоны Минобороны, такие как Айдар; и батальоны территориальной обороны, формируемые областными госадминистрациями.

Наш батальон Миротворец был создан на базе Киевской области, дислоцируется на базе центра специальной боевой подготовки Университета внутренних дел, за что им огромное спасибо. Формируется он из числа бывших сотрудников МВД. Хотели сначала отдавать предпочтение только тем, кто имеет опыт службы в миротворческих миссиях, но сложилось так, что желающих оказалось больше именно из других силовых подразделений. В частности, у нас много бывших сотрудников - и Беркута , и Сокола, и других спецподразделений. Почти все силовики, которые чувствовали в себе желание защищать Родину и бить врага, реализовали свой шанс, написав заявление и поступив в Миротворец. Это все бывшие милиционеры.

- Вы тоже? Где служили, в каком звании?

- Служил во внутренних войсках Украины. Полк спецназа Ягуар, пришел туда майором, получил подполковника, сейчас я полковник.

- Где сейчас находится ваш батальон?

- После выхода с боем из окружения батальон отправлен на десятидневный отдых. Тем, кто получил ранения, оказывается медицинская помощь. Сейчас происходит доукомплектование личным составом, перевооружение - так как часть оружия была потеряна в результате боевых столкновений. Я теперь львиную долю своего времени трачу на то, чтобы организовать освобождение пленных и поиск без вести пропавших. Занимаюсь этим в Киеве благодаря связям и при помощи руководства силовых органов. Подключаю все возможные структуры и спецслужбы.

- Сколько всего бойцов Миротворца попали в плен?

- Семь человек. Они находятся в Донецке. У нас существует единый переговорный центр - это группа генерала Рубана, которая занимается освобождением пленных. Группа ведет обмен по наработанным со стороной противника правилам и договорам. Пусть медленно, но этот процесс идет, за что всем участвующим в переговорах по освобождению пленных большое спасибо.

- Работа по поиску и обмену наших солдат поставлена хорошо?

- Конечно же, хотелось бы, чтобы этот процесс больше контролировался штабом АТО, чтобы было понятно, сколько человек и из каких подразделений находятся в плену. Чтобы эта информация была общедоступна, чтобы родители не сходили с ума и знали, кто находится в плену, кто без вести пропавший. Чтобы не сидеть и ждать, пока человека освободят из плена, в котором он не находится, а предпринимать меры по его поиску, если он без вести пропавший.

- Где находился в зоне АТО батальон Миротворец и какие задачи выполнял?

- По прибытию в зону АТО 11 июля сначала мы находились в городе Славянск. 2 августа мы передислоцировались в Дзержинск, возле Горловки. Около трех недель, до 23-го августа мы были там. После чего, по приказу старшего оперативного начальника я прибыл в Иловайск, где находился с 24 по 29 августа. После чего был выход из окружения, был прорыв с боем, были, к сожалению потери, раненые, и потому батальон находится сейчас на вынужденном отдыхе.

- Сколько человек вы потеряли в боях?

- Уже похоронили четверых, и на момент нашего разговора еще четыре тела следуют из зоны АТО в Киев для процесса идентификации. Было вскрыто захоронение и по косвенным признакам я считаю, что там есть мои военнослужащие. Поэтому отправил туда группу своих ребят, которые забрали тела и везут в Киев.

- В чем причина иловайского котла, на ваш взгляд? Проблемы координации командования на местах с Генштабом, ошибки наших военных или, может быть, предательство?

- Обязанность организовать координацию лежит на старшем начальнике. И я, как младший командир - командир батальона, командир тактического уровня, обязан выполнять ту координацию, которая до меня доводится. Старший начальник обеспечивает мне радиосвязь, доводит, кто у меня "сосед справа" и "сосед слева". Сообщает, кто мне помогает, кто усиливает. Должен довести силы противника.

- Этот старший начальник находится в зоне АТО?

- Так точно.

- А я спрашивал о координации с Киевом.

- При чем тут Киев? Из Киева я поступил в распоряжение руководителя антитеррористической операции. Все подразделения находятся исключительно в ведении руководителя АТО. И он обязан грамотно использовать все силы. Применил силы грамотно - получил орден, применил неграмотно - смотрим на количество жертв. Если это трагическое решение и количество жертв не позволяет нам ему простить это, я считаю, что он должен быть наказан и отстранен. Никто не застрахован от ошибок, но на то существует штаб АТО, который должен анализировать и просчитывать возможные ошибки.

- Все же ситуация с Иловайском - это чья-то ошибка?

- Это была череда ошибок на разных уровнях. 

Министр обороны не соответствует своей должности. Уверен, что в данной ситуации не уместна поговорка "Коней на переправе не меняют 

- Могут ли добровольческие батальоны в принципе заменить армию?

- Это разные структуры. Добровольческие батальоны содержатся за средства простых украинцев, которые хотят мира на своей земле. Армия не была способна в первые дни оккупации к применению силы, за исключением одной аэромобильной бригады и полка спецназа Ягуар, поэтому надо отдать должное добровольческим батальонам и перестать считать их несущественной силой. Они являются неким идеологическим стержнем и помогают всем войскам понимать, что противника можно и нужно бить - и это получается. Да, у нас хромает техническое оснащение, поэтому руководству страны нужно делать выводы.

- Оцените законы об особом статусе Донбасса и амнистии боевиков.

- Президент принял правильное решение. Мы не можем позволить себе подвигов "великого стратега" Жукова, который забрасывал нужное ему направление миллионами солдат и говорил, что женщины еще нарожают. Но в то же время законы неоднозначны. С одной стороны хорошо, что они дают нам передышку. Нам нужно время для осмысления того, какие силы мы можем использовать в дальнейшем. Мы ведь работаем на голом энтузиазме. Добровольческие батальоны тянут свою лямку, армия - свою. При этом добровольческие батальоны испытывают проблемы с тяжелой техникой - ее не очень-то сильно дают, а Вооруженные силы воюют на износ, потому что техника у них еще 1970-х годов. По снарядам, системам залпового огня у нас большая проблема. По боеприпасам БМП-2 тоже. Военные арсеналы страны никто не контролирует, у нас практически все работает в режиме "с корабля на бал". Никто не знает, насколько у нас армия готова к эшелонированной обороне.

Что касается нормы закона об амнистии боевиков, то, как я понимаю, под нее подпадают лишь те, кто не совершал тяжких преступлений. То есть тот, кто просто дежурил на блокпосту, потому что ему надо было 500 рублей - это полбеды. Но мы четко контролируем ситуацию, нам известно, кто там совершал преступления, а кто просто стоял рядом.

Минусы в том, что даются какие-то возможности получения финансирования оккупированным территориям из Киева. Если они не подчиняются Киеву, и не хотят подчиняться, то и рассчитывать на финансирование со стороны Киева им не стоит.

- Как вы оцениваете военную оснащенность и подготовку группировок ДНР и ЛНР?

- На разных этапах она была совершенно разная. На начальном этапе у них были какие-то разрозненные группы, в основном вооруженные стрелковым оружием. Потом у них появилось более мощное вооружение, когда Россия неприкрыто начала усиливать их своей техникой, тогда же началось усиление группировок. Потом "простые шахтеры" начали использовать против нас сложнейшие комплексы ПВО, артиллерийские системы, средства наведения. Понятно, что никакими шахтерами там и не пахло. Начали действовать российские наемники, которые поехали за длинным рублем.

- Эти люди сплошь российские спецы или все же там есть местное население тоже?

- Там достаточно много местных. Но ввиду их непрофессиональных действий… в общем, если человек не согласен с позицией государства, хочет что-то изменить и берет для этого в руки оружие,  он должен понимать, что боец из него очень слабый. Он опасен только для мирного местного населения, и то больше ввиду своей непредсказуемости. Как только он сталкивается в бою с нормальными подразделениями, то несет неизбежные потери. Это вообще большая трагедия для Донбасса - у них много работоспособного населения взяло в руки оружие и сейчас находится в горизонтальном положении на два метра под землей.

- Если там так много людей искренне ненавидит Киев и все украинское, то может быть не надо за них сражаться, а нужно отпустить - пусть попробуют пожить отдельно?

- За таких людей воевать не стоит. Но не эти люди прирастили территорию к Украине и не им эту территорию отдавать. Как правило, к пророссийским элементам принадлежат потомки переселенцев, которыми Россия заселяла Донбасс вместо погибших во времена Голодомора.

Об этом не очень приятно говорить, но они действительно не коренные украинцы. Конечно же, своими корнями они считают Россию. Кстати, сейчас они прозревают, когда, ломятся в свою доблестную Россию, а она отправляет их в Сибирь, на Дальний Восток и в Магадан. Доброго пути.

- Во время военных действия батальон Миротворец брал в плен российских военных?

- Мы своих врагов уничтожали. К сожалению, не было возможности брать их в плен.

- Спрашиваю, чтобы узнать, разговаривали ли вы с ними, и какую аргументацию действий доводилось слышать.

- Мои подчиненные общались с ними в момент выхода из иловайского котла. Произошла ситуация, которую полковник, врач Стеблюк подробно описал в своих интервью. Когда уже закончился бой,  российская сторона начала искать своих пленных. Наш доктор принял решение перестать прятаться и выйти, как представитель Красного Креста, у него было при себе удостоверение. Он вышел на контакт с командиром батальона российских десантников, сказал, что он доктор, вокруг есть раненые, а священный долг любого доктора - спасать раненых со всех сторон.

Российский комбат оказался нормальным офицером. Он разрешил доктору собрать всех раненых, оказать им помощь. В отличие от ДНРовских мразей, которые ездили на БРДМах и добивали раненых, которые просили о помощи, находясь в поле.

Как бы там ни было, россияне, которые участвуют в этом конфликте, идеологически запутаны и они не понимают, какой страшный грех они совершают. Как они будут объяснять своим детям, на каком основании они убили и покалечили столько украинцев?

- Так же как им это объясняет сегодня российское телевидение.

- Понимаете, на лжи можно решить какую-то одну ситуацию, не больше. Путин быстро исчерпал ресурс местного населения Донбасса против Украины - кто погиб, а среди остальных "дурных нэма"  воевать и погибать за Путина. Он принял решение ввести российские войска, чтобы не потерять контроль над ситуацией. Это артиллерийские, минометные и десантные подразделения.

Почему десантников - они лучше ориентируются на местности, способны давать цели и указания артиллерийским подразделениям. Пехоту он не вводит, потому что она там не нужна. Все скрывает от своего народа. Но на лжи долго продержаться нельзя.

Президент принял правильное решение. Мы не можем позволить себе подвигов "великого стратега" Жукова, который забрасывал нужное ему направление миллионами солдат и говорил, что женщины еще нарожают 

- Что ждет Донбасс в ближайшем будущем - передышка закончится перемирием или возобновлением боевых действий?

- Я не думаю, что Путин остановится. Я не вижу для него очевидных результатов. Скорее всего, он будет дальше дестабилизировать обстановку. Не зря эту войну считают гибридной - Путин будет использовать террористические группы, которые действуют и распространены на всей территории Украины. Думаю, что наши спецслужбы имеют достаточно чести, ума и профессионализма, чтобы их обезвреживать.

- Разделяете ли вы мысль о том, что все добровольческие батальоны следует перепоручить Минобороны? Хотя бы для того, чтобы иметь единый центр управления и дать батальонам право на использование тяжелого вооружения.

- Не вижу никакой необходимости в этом. Министерство обороны менее всего показывает сегодня способность к грамотному управлению даже своими подразделениями. Какой смысл передавать им добровольческие батальоны? Чтобы они делали из нас пушечное мясо?

- На чем основана ваша оценка Министерства обороны?

- На недостаточной компетенции министра. Раньше, чтобы стать министром обороны, в идеальных ситуациях, офицер должен был закончить военное училище, потом - академию. В советское время это была академия имени Фрунзе, потом - академия Генштаба. Должен был пройти минимум два-три этапа образования, и при этом он должен быть командиром полка, бригады и так далее - всю карьеру не перешагивая ступеней. А Гелетей… Ну какой из него министр обороны, грубо говоря? Соответственно, решения он принимает те, которые нравятся кому-то другому, но не ему, как стратегу или командиру.

К сожалению, я считаю, что тут президент допустил ошибку. Возможно, он руководствовался какими-то благими намерениями... Министр обороны не соответствует своей должности. Уверен, что в данной ситуации не уместна поговорка "Коней на переправе не меняют".

- Вы баллотируетесь в Верховную Раду (№5 в списке Народного Фронта). Зачем вам депутатство и почему именно Фронт?

- Я иду, потому что у меня появился шанс. Я себя никогда не связывал с политикой в том виде, в каком она существовала до начала этого года. Она вся была пронизана коррупцией, фальшью, договорняками. И мы понимали, что сильные мира сего с помощью купленного мандата имели возможность в случае чего безопасно доехать до аэропорта и скрыться от закона с чемоданами, полными денег. Как это, собственно, и совершила практически в полном составе Партия регионов.

Я не богатый человек и бояться закона мне не нужно. Не покупал место в списке и попал в него благодаря той ситуации в стране, которая сложилась, и благодаря решению определенных политических лидеров использовать наш потенциал. Буду рад, если все мои моральные устремления, интуиция и жизненный опыт помогут изменить ту ситуацию, в которой находится обороноспособность страны. Потому что себя я, как человек, который носит погоны, вижу именно в этой сфере. Оборонная сфера нуждается одновременно в укреплении и изменении порядка управления. Будем формировать новую армию, в которой люди должны получать нормальное довольствие и боевую подготовку, совершенствовать свои навыки и эффективно поражать противника. Пока мы выигрываем за счет патриотизма и больших жертв.

Для реализации всего этого у меня есть хорошее военное образование: закончил в 1994 году Московское высшее военное командное училище. Оно считалось в свое время, пока Россия его не извела на нет, элитным. Все наши преподаватели были профессионалами и требования были самые строгие. Я горжусь тем, что заканчивал это училище. Жаль, что приходится воевать против бывших сослуживцев.

- Вы точно знаете, что ваши однокашники сегодня воюют в Украине?

- Искренне надеюсь, что их здесь нет. Но предупредил: ребята, не суйтесь в Украину, потому что я буду защищать свою Родину до последнего вздоха.

- Как проходил процесс вашего вхождения в команду Народного фронта? Вы же не сами пришли к кому-то и сказали: Хочу быть депутатом.

- Конечно, не сам. Мне поступило предложение от членов партии, я взял время подумать и принял положительное решение. Народ устал от популизма, а все разговоры о возврате Крыма и проведении парада в Севастополе - это чистый популизм. В стране война, а 95% населения ходит в розовых очках.

- Какое будущее Донбасса вы видите в ближайшее время? Замороженный конфликт, как в Приднестровье, продолжение войны или мир с Киевом?

- Я бы очень не хотел, чтобы военные действия возобновились, но Путин не остановится. Я лично был очевидцем того, как во время военного конфликта российская сторона, наемники и просто одурманенные пропагандой российских СМИ жители наносят непоправимый ущерб инфраструктуре Донбасса. Это плодороднейший край, но после обработки Градами и Ураганами на его полях ничего не будет расти лет десять.

Путин должен быть осужден трибуналом в Гааге… кстати, Кремль называет нас военной хунтой, но в украинском правительстве нет ни одного военного, а у них сплошь и рядом одни КГБисты и ФСБшники.

Надеюсь на интеллект дипломатов и на то, что большой войны не будет. Но если такая трагедия произойдет, буду отстаивать интересы страны с оружием в руках.

- В начале разговора вы сказали, что служили в полке спецназа Ягуар. Это подразделение во время Майдана запомнилось противостоянием митингующим, которые привели к власти, в том числе Яценюка и Турчинова. В частности, памятен эпизод с издевательствами над Михаилом Гаврилюком, которого раздели на морозе. Сегодня, кстати, Гаврилюк с вами в одной команде - идет по мажоритарному округу от Народного фронта. Вопрос: где лично вы были во время Майдана и как много бывших бойцов Ягуара, кроме вас, сегодня воюют в зоне АТО за Украину?

- Бывших "ягуаровцев" воюет очень много. Те, кто остались служить, сейчас находятся в зоне АТО, и они одни из лучших - такими были и в ВВ, такими есть сегодня в Нацгвардии. Я искренне надеюсь, что у ребят количество выходов на боевые задания будет равняться количеству возвращений. В моем батальоне погиб один из бывших сослуживцев по "Ягуару".

Я во время Майдана был тогда на пенсии. Был директором предприятия "ВП СпецТехника". На пенсии я с 2007 года. А вернуться на службу решил после того, как первые зеленые человечки вошли на территорию Крыма.

Подписывайтесь на аккаунт ЛІГАБізнесІнформ в Twitter и Facebook: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.
Вакансии
Больше вакансий
Керівник складу IT
Киев Група компаній "ЛІГА"
Директор з продажів (ритейл/послуги)
Киев Група компаній "ЛІГА"
Digital-маркетолог
Киев Медіа холдинг Ligamedia
Разместить вакансию
Комментарии
Последние новости
Популярное