UA

Игорь Кононенко: Кабмину и премьеру не хватает политической воли

Игорь Кононенко: Кабмину и премьеру не хватает политической воли - Фото
Игорь Кононенко
24.04.2015, 11:10

Один из лидеров фракции президента, сослуживец Порошенко, бизнесмен и влиятельная фигура в сфере ТЭК Игорь Кононенко о бизнесе, парламенте и Кабмине

О роли Игоря Кононенко во фракции Блока Петра Порошенко знает едва ли не каждый депутат Верховной Рады. Равно как каждый игрок топливно-энергетического рынка знает о весе  Кононенко в этой сфере. Но эпитеты "серый кардинал", "лоббист от Банковой", "реальный лидер фракции" и "куратор ТЭК", которые возникают при упоминании фамилии Кононенко, сам замглавы фракции БПП не воспринимает. И вообще, по его словам, политический рейтинг и узнаваемость  - вещи второстепенные. Вместо того Игорь Виталиевич называет себя просто - сослуживец президента, бизнес-партнер Порошенко, специалист в отрасли ТЭК. В интервью ЛІГАБізнесІнформ Игорь Кононенко ответил на вопросы относительно о своей политической роли в президентском блоке, дал оценку работе парламента VIII созыва и "правительству камикадзе" Яценюка.

- На энергорынке и в парламенте вас называют человеком, который курирует от Банковой топливно-энергетическую отрасль. Какие отношения или бизнес-интересы связывали вас с Петром Порошенко в прошлом или связывают сейчас?

- И снова вопрос о том, что меня связывает с президентом страны Петром Порошенко… Я на него так часто отвечал, что уже ни для кого не секрет, что мы вместе служили в армии, ведь об этом много писано и переписано. Мы вместе начинали бизнес и работали в одной компании. Что касается сегодняшнего дня, то общего бизнеса, кроме единственного непроданного актива - Международного инвестиционного банка (по состоянию на ноябрь-2014 Международный инвестиционный банк (МИБ), акционером которого является президент Петр Порошенко, увеличил свои активы на 50% с начала года - ред.), у нас с Петром Алексеевичем Порошенко нет. Непроданным этот актив остается по причине сложности нахождения инвесторов, особенно в банковской сфере. Возможно, рано это анонсировать, но на сегодняшний день появился один известный западный инвестиционный фонд, который заинтересовался этим активом.

Хотя, должен напомнить, что быть пассивным акционером банка не противоречит действующему законодательству.

Что касается курирования топливно-энергетического комплекса, то я не совсем понимаю, какой смысл вы вкладываете в слово "курирование…"

- Известно ведь, что разные фракции, Кабмин, команда президента - это разные политэкономические группы интересов. Вот вы отстаиваете интерес команды президента в сфере ТЭК, этот же интерес в команде премьера опекает  Николай Мартыненко. Кстати, вы с ним не конфликтуете?

- Я - депутат Верховной Рады, член комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса и, на мой взгляд, действительно разбираюсь в этой отрасли и могу свои знания и умения применить в парламенте в части законотворчества. Естественно, законотворчество предполагает тесное сотрудничество с другими органами власти - Кабинетом министров, Министерством энергетики и угольной промышленности, Национальной комиссией, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг, а также другими органами власти. Кстати, с Администрацией президента как раз в части ТЭК особых коммуникаций нет, так как это прерогатива правительства. Мы активно сотрудничаем с правительством - прорабатываем вопросы рынка газа, законодательства по энергетике, функционирования НКРЭКУ… И, если эту мою работу вы считаете кураторством сферы, то, пожалуй, это так.

С Николаем Мартыненко у нас нет никакого конфликта, он - руководитель комитета, рядовым членом которого являюсь и я. С другой стороны, я, как представитель и один из руководителей самой многочисленной парламентской фракции имею больше возможностей отстоять свою позицию в комитете  

Есть еще один момент, который сегодня не может меня не беспокоить. Это - ситуация в угольной отрасли… Особенно тревожат невыплаты заработной платы, ситуация с Владимиром Демчишиным, так как он выдвинут на пост министра от нашей политической силы (Блок Петра Порошенко - ред.). И там, где это необходимо, мы ему подставляем плечо.

В частности, по ситуации, сложившейся в угольной промышленности и, в особенности, по выплате заработной платы шахтерам, по моей инициативе был проведен круглый стол в Верховной Раде с участием депутатов-мажоритарщиков, представителей министерства энергетики, а также лидеров профсоюзов.

С Николаем Мартыненко у нас нет никакого конфликта, он - руководитель комитета, рядовым членом которого являюсь и я. С другой стороны, я, как представитель и один из руководителей самой многочисленной парламентской фракции имею больше возможностей отстоять свою позицию в комитете.

- Известно ли вам, когда Петр Порошенко продаст свой бизнес? Фабрика в Липецке может быть продана отдельно?

- Президент абсолютно удален от собственного бизнеса, он перестал им управлять достаточно давно - еще задолго до инаугурации, когда Порошенко был министром или депутатом. Я могу лишь повторить информацию, которая была в открытых источниках - подписан рамочный договор с компанией Ротшильд на продажу основного актива президента - компании Рошен. И сегодня он активно реализуется.

Что касается Липецкой фабрики, то эта тема по понятным причинам болезненная. Эта фабрика выставлена на продажу отдельно и, более того, она была бы уже давно успешно продана, если бы этому не противодействовали… не знаю, кто конкретно, но кто-то с российской стороны. Ведь на липецкую фабрику Рошен было уже, как минимум, три покупателя, которые приходили, интересовались, проводили due diligence (предварительный аудит), доходили до согласования цены и после этого почему-то вдруг исчезали.

- Какова ваша роль в скандале с Укртранснефтью? Игорь Коломойский прямо обвинил вас в рейдерском захвате. В суд будете подавать?

- Вы знаете, я не сторонник судебных разбирательств. Считаю, что если это не какие-то супер принципиальные вещи, то можно просто промолчать. Я ведь достаточно спокойно отношусь к своему политическому имиджу, более того, меня совершенно не интересует мой личный политический рейтинг. Никаких политтехнологов у меня никогда не было, нет и не будет.

Что касается Коломойского, то я это уже комментировал - за день до его заявления в Раде голосовали за небезызвестный документ об акционерных обществах, ограничивающий власть Коломойского в ряде предприятий. Моя роль в том, чтобы этот документ проголосовали большинством, была значительна. Не скрою - мы договаривались со всеми партнерами. Поэтому последующие слова Игоря Валерьевича я воспринял как эмоциональную реакцию на это голосование. Не более чем. Ибо после слов Коломойского никаких подтверждающих вещей, никаких доказательств не было предоставлено.

Игорь Кононенко: Кабмину и премьеру не хватает политической воли

"С президентом Порошенко мы вместе служили в армии, начинали бизнес и работали в одной кампании". Фото - Александр Перевозник.

- Почему вам так важно было провести этот закон?

- Потому что я сторонник наведения порядка с государственными активами - с одной стороны. Но с другой стороны, я, как выходец из бизнеса, считаю, что государство - неэффективный собственник. Поэтому полностью поддерживаю волну приватизации, которая запланирована на ближайшее время. В частности, законопроект правительства, который предполагает отмену запрета приватизации более чем 1500 государственных предприятий. Уверен, в частных руках эти предприятия будут развиваться лучше.

- Ваше мнение о продаже  сельхозземли такое же?

- Я убежден, что в Украине, в конце концов, должен появиться рынок земли. Тот запрет на продажу сельхозземли, который у нас истекает 1 января 2016 года, на мой взгляд, не должен быть продлен парламентом. Я бы не хотел, чтобы Верховная Рада снова повелась на какие-то популистские законопроекты о моратории на продажу земли. Хотя уверен, что такие законопроекты будут.

Так что рынок земли должен быть. Второй вопрос - то, что этот рынок должен работать прозрачно и должен соблюдаться принцип равных возможностей и равного доступа к этой земле. Это моя позиция, позиция нашей фракции и всей команды президента.

- Вы вспомнили о популизме и анонсировали появление популистских законопроектов в защиту моратория на продажу земли. Наверняка, имеете в виду не только оппозицию, но и партнеров по парламентскому большинству. Ведь Батькивщина и Радикальная партия явно действуют, как оппозиционеры. Оцените прочность парламентской коалиции. Что, кроме внешней угрозы и окрика западных кредиторов, не дает ей развалиться прямо сейчас?

- Действительно, отношения внутри коалиции непростые, но они рабочие. Мы за этот период работы в парламенте научились слышать друг друга и научились договариваться. Это очень важно. Периодически по тем или иным вопросам возникают живые дискуссии, вплоть до не голосования отдельных фракций и депутатов в сессионном зале. Но это по отдельным вопросам, и тут нет ничего страшного. Ведь в коалицию вошли пять политических сил, они разные.

Умение договариваться друг с другом и, как бы пафосно это не звучало, общая ответственность за страну дают коалиции возможность эффективно работать.

Все понимают, что народ устал от выборов, и не может страна каждый год начинать и заканчивать выборами. Если мы стремимся в Евросоюз, то должны показать Евросоюзу стабильность власти. Это понимают все фракции коалиции.

- Ваш прогноз: коалиция "доживет" до конца срока полномочий нынешней Рады?

- Мне бы очень этого хотелось. Украине нужен экономический рост и развитие - и то и другое любит тишину и спокойствие.

- Ваши оппоненты утверждают, что во фракции БПП около 30 голосов подконтрольны Сергею Левочкину. Как вы это прокомментируете? А Сергей Каплин (на съезде горняков призвал к созданию "профсоюзного фронта" и организации забастовочного движения против властей) - он на какую политическую силу работает?

- С моей точки зрения, Сергей Каплин работает сам на себя, хоть он и член фракции. Я бы сказал так - мы с ним работаем. Это непросто, но возможно. Я не сторонник радикальных мер к депутатам, которые имеют свою точку зрения. Единственное исключение - если голосование такого депутата систематически происходит вопреки мнению фракции и решениям коалиции.

Мы ведем статистику голосований и пока не видим каких-то проблем с принятием решений. Одиночные случаи бывают, но они не влияют на общую картину.

У нас во фракции есть медийная группа журналистов, которые по отдельным вопросам, связанным с масс-медиа, имеют свою позицию, отличающуюся от позиции большинства депутатов. У нас есть господин Каплин, который тяготеет к идеям социалистического толка, есть депутат Игорь Насалик, который отказался голосовать за упомянутый уже закон о кворуме в акционерных обществах, но он аргументированно обосновал на фракции свою позицию. Просто у него в Калуше, где Насалик был когда-то мэром, на одном из предприятий ситуация с акционерами зеркальная по отношению к ситуации с Укртранснафтой. Он говорит: "Проголосую за законопроект, меня избиратели не поймут, так как тогда государство, имея 49% акций как миноритарный акционер, теряет контроль". И он этот закон не поддержал - ничего страшного. Зато мы с Насаликом проговорили проблему и договорились, что совместно подготовим законопроект о защите миноритарных акционеров. В большинстве стран мира такие законы в том или ином виде уже есть.

- О подконтрольности части депутатов БПП Сергею Левочкину можете прокомментировать?

- Не готов это комментировать, у меня такой информации нет.

- Но и отрицать тоже не готовы?

- В каком смысле "подконтрольны"?

Как говорится - никогда не говори никогда, но я сомневаюсь, что часть депутатов Блока Петра Порошенко получают выгоды от Левочкина 

- Давайте прямо: получают выгоды в обмен на определенную лояльность и выражение тех или иных мыслей.

- Как говорится - никогда не говори никогда, но я сомневаюсь, что такое происходит у нас во фракции.

- Существует ли конфликт внутри БПП по линии "УДАР - люди Порошенко"? Всегда ли вам удается найти общий язык с главой фракции Юрием Луценко?

- Это вопрос по адресу - я, наверное, как никто другой много работал над координацией работы партийцев от УДАРа с командой президента, над объединением этих политических сил в Киевсовете, на президентских выборах и в парламенте, много общаюсь с главой партии УДАР Виталием Кличко. Потому все настроения в УДАРе лучше меня, наверное, никто не знает. У УДАРа могут быть отличные от наших идеи касательно развития предпринимательства и налогового законодательства - их озвучивает Оксана Продан. По отдельным вопросам, связанным с правовым полем, высказывается Виктор Чумак, по финансам - Виктор Пинзенык. Но могу заверить, что конфликта нет. Но это рабочие дискуссии, связанные с тем, что БПП - самая крупная фракция, на 2/3 состоящая из мажоритарщиков, у каждого из которых есть свои обязательства перед избирателями.

Что касается Луценко, то у нас с ним сложились хорошие рабочие отношения. Я бы сказал, что у нас сложился достаточно эффективный тандем управления фракцией.

- Если большинство вопросов удается решить на фракции и прийти к общему знаменателю, а также вы утверждаете, коалиция научилась договариваться, то почему, фракция БПП не дала голоса, например, за закон о национализации активов агрессора (РФ) в Украине?

- У этой коалиции и парламента есть достижения, но есть и проколы - мы проголосовали за достаточно много популистских вещей, которые ни к чему не приводят, кроме создания информационного шума.

На мой взгляд, упомянутый вами законопроект из той же серии. Потому что, а) непонятно, как его реализовывать; б) никто не провел оценку и не сказал нам, какое количество активов Украины находится на территории РФ, чьи они и что с ними будет, прими мы такой закон. Я говорил, что готов поддержать этот законопроект, я тоже считаю Россию агрессором и хочу, чтобы у этого агрессора не было никаких возможностей на нашем рынке, но давайте проведем комплексный анализ законопроекта.

Игорь Кононенко: Кабмину и премьеру не хватает политической воли

"Часто депутатов ставят "на растяжку". Когда в зал вносятся популистские законы, которые и принимать нельзя и не принять невозможно, так как они популярны в народе и можно нарваться на волну критики". Фото - Александр Перевозник .

- Разве у нас нет этих данных?

- Я не могу добиться этого ни от МИД, ни от Минэкономики - какие у нас активы в России и что мы потенциально потеряем. Нельзя принимать такие законы без анализа последствий.

- Но ведь точно так же - без анализа последствий и с большой волной информационного шума был проголосован закон о "декоммунизации". И фракция БПП его поддержала.

- Согласитесь, что негативные последствия от принятия этого закона все же меньше, чем от потенциального документа о национализации активов РФ.

- С какой стороны посмотреть… Тут тоже много проблем, опасностей и рисков.

- Абсолютно согласен, что и этот закон тоже популистский, но, к сожалению, очень часто депутатов ставят "на растяжку". Когда в зал вносятся популистские законы, которые, что называется и принимать нельзя и не принять невозможно, так как они популярны в народе и можно нарваться на волну критики. Прямо как с вашим вопросом о проекте закона по национализации объектов РФ в Украине.

Такие же популистские законы вносятся в зал по пенсиям, принимаются, а потом президент вынужден идти на непопулярные шаги и ветировать их. То же касается по перерасчету валютных кредитов по курсу 8…

- В сессионный зал их вносит, конечно, после согласительного совета, но, все же, руководство парламента. Повлияйте как-то на Владимира Гройсмана, прошедшего по квоте БПП.

- У нас постоянный активный диалог с Владимиром Борисовичем. По разным вопросам. Он тоже считает, что популистские законы не должны вноситься в зал, но иногда бывает так, что фракции-члены коалиции все-таки настаивают на внесении чего-то подобного, и совету коалиции приходится соглашаться на компромисс.

- Оцените эффективность "правительства камикадзе". Почему бизнес и граждане, в отличие от политиков и чиновников, не видят реформ?

- Я не готов анализировать первое правительство Арсения Яценюка, но о "правительстве камикадзе-2", которое было сформировано нынешней коалицией после парламентских выборов, сказать могу. Действительно, меня устраивает работа далеко не всех министров, но, на мой взгляд, неправильно делать окончательные выводы спустя четыре месяца работы Кабмина. За четыре месяца, имея огромный заскорузлый бюрократический механизм, достаточно сложно что-то изменить. На сегодня я хочу отметить позитивные сдвиги по министерству инфраструктуры - запущены определенные механизмы, которые, на мой взгляд, будут работать. Есть так же, как бы ни критиковали Демчишина, позитив по Минэнергоуглю. Как минимум то, что мы практически без веерных отключений прожили очень сложную зиму при дефиците угля. Я думаю, что правильные шаги делает правительство и в направлении по приватизации. К сожалению, достаточно сложно проходит дерегуляция, но это еще и потому, что парламент недостаточно помогает в этом правительству. Законы по дерегуляции и дебюрократизации проходят очень сложно.

В плане проведения дерегуляции правительство недорабатывает. Не хватает политической воли Кабмина и лично премьер-министра. В каких-то вопросах им действительно нужно не бояться стать "камикадзе" 

- С вашим утверждением о том, что за четыре месяца мало что можно сделать, наверняка не согласились бы  грузины-реформаторы. Например, Михаил Саакашвили убежден, что провести дерегуляцию можно за три недели, упразднив многочисленные контролирующие инстанции. Почему они в Грузии это сделали, а Украина не может?

- Здесь я согласен с грузинами, в этом правительство недорабатывает. Не хватает политической воли Кабмина и лично премьер-министра. В каких-то вопросах им действительно нужно не бояться стать "камикадзе".

- Правда ли, что на прошлых выборах в Киевсовет вы вместе с известным столичным застройщиком Вадимом Столаром отвечали за квоту Порошенко в списке партии УДАР? В каких отношениях - бизнесовых или политических - вы находитесь со Столаром?

- Со Столаром я, безусловно, знаком - мы вместе работали в Киевсовете. Абсолютно нормально и конструктивно общались. Но бизнесовых отношений или совместных общественных, партийных проектов у нас с ним никогда не было.

- Почему вы предположили, что главой фонда Госимущества может стать Игорь Билоус, не без скандала покинувший налоговую? Каковы ваши аргументы?

- Мы действительно подписали от имени БПП на имя премьер-министра предложение внести кандидатуру Билоуса на пост главы ФГИУ. Наша позиция такова, что Билоус - достаточно грамотный специалист с прогрессивным мышлением, по результатам проверки к нему каких-то конкретных претензий предъявлено не было. Он принял решение и сам написал заявления об уходе с поста главы налоговой, посчитав, что, как бы там ни было, несет политическую ответственность за те недостатки, которые в налоговой были. Я считаю, что это мужественный шаг. За одного битого двух небитых дают. Билоус поработал в госаппарате, понаступал на те или иные грабли чиновничьей мафии и приобрел кроме предыдущего бизнесового опыта еще и опыт работы в госаппарате. На наш взгляд, назначить Игоря Билоуса - лучше, чем оставить сейчас на посту главы ФГИУ нынешнего и.о. - тогда никаких изменений не будет. Будет неверным взять на эту должность абсолютно нового человека из числа общественных активистов - он еще полтора года будет входить в курс дела и совершать те же ошибки, что Билоус в налоговой.

- Ваши партнеры по коалиции разделяют точку зрения БПП по кандидатуре Билоуса?

- Мы с ними по этому вопросу работаем.

- Появилась информация, что нынешний вице-спикер парламента Оксана Сыроид может сменить на должности министра юстиции Павла Петренко. Вы что-то знаете об этом?

- В первый раз слышу.

- Перед выборами вы задекларировали 30 млн. гривень на своих счетах. Можете пояснить происхождение этих денег? Какой размер вашей зарплаты сейчас?

- Недавно была обнародована новая декларация - там у меня 15 млн., и кто-то даже написал, что Кононенко за год стал вполовину беднее. Я - владелец акций инвестиционного фонда "ВИК", который работает, платит налоги и приносит дивиденды. Это не противоречит законодательству. Более того, даже если бы я не был народным депутатом, у нас законодательство выписано таким образом, что фондом я не имею права управлять лично. Им управляет сертифицированная управляющая компания.

Что касается депутатской зарплаты, то, честно говоря, я даже не слежу за ней - она поступает на банковскую карточку. Не буду говорить, как многие, что отдаю депутатскую зарплату на благотворительность, потому что на благотворительность я трачу намного больше. Как правило - это до 20% от имеющихся в наличии свободных средств. В последний год это, конечно же, зона АТО.

- Имеете ли вы какое-то отношение к поставкам угля из оккупированных территорий в Украину?

- Никакого отношения.

- Ваше отношение к призывам провести полную энергетическую блокаду Крыма?

- Я не сторонник этого. Ведь мы везде декларируем, что Крым - это территория Украины и что рано или поздно мы вернем Крым. Что же даст энергетическая блокада Крыма - она разве как-то насолит Путину? Нет. Мы сделаем тяжелее жизнь простым людям, которых хотим вернуть в Украину.

Ну и есть технические вопросы, которые не позволяют или почти не позволяют провести блокаду. У нас в свое время была создана единая энергосистема, в том числе и с Россией. Многие не понимают, почему у нас существуют перетоки электроэнергии. Можно отключить ту или иную линию, но все равно существует огромная граница и единая энергосистема еще со времен СССР, и перетоки электроэнергии существуют как в одну, так и в другую сторону.

Подписывайтесь на аккаунт ЛІГАБізнесІнформ в Twitter и Facebook: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

Вакансии
Больше вакансий
Project Manager (впровадження CRM)
Киев Група компаній ЛІГА
Редактор стрічки новин
Киев Медіа холдинг Ligamedia
Head of PR
Киев Група компаній "ЛІГА"
Разместить вакансию
Комментарии
Последние новости
Популярное