Власенко: Будем знакомиться с делом Тимошенко столько, сколько нужно

Власенко: Будем знакомиться с делом Тимошенко столько, сколько нужно - Фото
0bdbdcbce84f439c115e2b6177df984b.jpg
26.05.2011, 15:32

Информацию о провокациях мы получили еще в понедельник... Возле автозака были женщины - сотрудники милиции... Ни я, ни Юлия Владимировна не могли ни поесть, ни попить... Мы будем знакомиться с материалами дела столько, сколько посчитаем нужным

Власенко: Будем знакомиться с делом Тимошенко столько, сколько нужно

Юлия Тимошенко побывала в шаге от СИЗО. Во время посещения экс-премьером Генеральной прокуратуры в минувший вторник следователь предъявил ей разрешение Печерского районного суда Киева на задержание и доставку в суд для изменения меры пресечения на арест. На этот раз все обошлось: прокуратура ограничилась "следственными действиями", предъявила обвинения по делу о газовых контрактах и семь часов спустя отпустила Тимошенко домой. Теперь ей предстоит изучить материалы уголовного дела: следствие рассчитывает на то, что защита осилит все 14 томов за одну, максимум две недели.

О том, насколько реально уложиться в эти сроки, как Тимошенко едва не оказалась под арестом и что заставило прокуратуру прекратить процедуру изменения меры пресечения, в интервью ЛІГАБізнесІнформ рассказал народный депутат от БЮТ, защитник экс-премьера Сергей Власенко.

- Сергей Владимирович, вы во вторник провели с Тимошенко в Генпрокуратуре примерно семь часов. Насколько реальной была угроза ареста экс-премьера?

- Мы уже не говорим об угрозе, - формально процедура ареста была запущена. И тут я хотел бы обратить внимание на несколько моментов. Всю прошлую неделю (с понедельника по пятницу) Тимошенко болела, о чем по своей инициативе письменно уведомила следователя. Я, выполняя ее поручение, предоставил следователю все документы, подтверждающие ее болезнь. При этом, увидев документы о болезни, прокуратура не вызывала Тимошенко всю прошлую неделю. Поэтому заявления одного известного депутата о том, что у Тимошенко была повестка в прокуратуру на прошлую пятницу, а она не явилась - полная ложь. Так же, как и заявления о том, что у Тимошенко была повестка на понедельник, 23 мая. Как только Тимошенко почувствовала себя лучше, я, не имея никаких уведомлений от Генпрокуратуры, по просьбе Тимошенко в понедельник прибыл в прокуратуру с письменными данными о том, что состояние здоровья еще не очень, но она готова принимать участие в следственных действиях. При этом получил и расписался за получение повестки на 10 утра следующего дня (вторник, 24 мая). То есть это мы сами пришли за повесткой, нас никто не приглашал. Тимошенко как никто другой заинтересована в том, чтобы следствие проходило максимально быстро, прозрачно, публично. Единственное наше отличие от прокуратуры в этом вопросе - мы хотим, чтобы следствие проходило еще и законно. А прокуратура хочет просто быстро.

В понедельник утром я прибыл в прокуратуру и забрал повестку на вторник. При этом следователь еще опрашивал меня минут 20, интересовался состоянием здоровья Юлии Владимировны, спрашивал, приедет ли ЮВ в прокуратуру во вторник. Я пытался объяснить, что я не врач, не могу ставить диагнозы, но насколько понимаю, Тимошенко - если не произойдет никакого форс-мажора - приедет в прокуратуру. Следователь меня еще спросил: что ты имеешь в виду под форс-мажором? Я ответил: ну, например я выйду на улицу, поскользнусь, сломаю ногу, и она вынуждена будет прийти без защитника. О таких форс-мажорах шла речь.

Во вторник в 10 утра во исполнение повестки, в назначенное время, мы прибыли в Генпрокуратуру вместе с Тимошенко. Как всегда, у порога ее ожидала пресса, Юлия Владимировна сказала журналистам несколько слов. После этого мы зашли в здание - и сразу же оказались заблокированы сотрудниками спецподразделения милиции. Они вопреки требованию закона о милиции, нарушая элементарные права человека, нормы Уголовно-процессуального кодекса Украины, а также закон о статусе народного депутата, не представляясь, просто заблокировали вход и выход. Мы зашли в кабинет следователя, и тот огласил протокол о задержании Юлии Владимировны.

- Вы знали о том, что такой сценарий возможен, или это было неожиданностью?

- На самом деле, зная нашу "доблестную" Генпрокуратуру, которая, к сожалению, в своих действиях мало руководствуется УПК, теоретически, мы ожидали любых действий. Тем более что информацию о подобных провокациях мы получили еще в понедельник. Конечно, и Тимошенко, и я до конца надеялись, что хоть какое-то, хотя бы минимальное, подобие закона будет во всем этом соблюдено.

Тимошенко предоставили протокол о задержании, нас уведомили о том, что есть постановление Печерского районного суда города Киева от 23 мая, в котором написано, что Тимошенко якобы уклоняется от следствия. Я следователя спросил: простите, так мы же сегодня сами пришли, вы нас не искали. (А такие постановления, как правило, выносятся в отношении только тех лиц, которые в розыске: мол, задержать, если найдете, и доставить в суд для избрания меры пресечения.) На это нам ответили: никого это не интересует, жалуйтесь куда хотите. Например, в суд, суд у нас справедливый.

После этого они начали процедуру, связанную уже с задержанием со ссылкой на 106 статью УПК (такая ссылка есть в протоколе задержания, а текст самого протокола можно найти в Интернете). Эта статья, кстати, предусматривает конкретные причины для задержания. О чем я заявил следователю. Но следователь сказал, что основание - решение Печерского суда, и он ничего обсуждать или пояснять не будет.

- Так автозак и микроавтобус с зашторенными окнами, возле которого находились сотрудники милиции в масках, приезжали все-таки за Тимошенко?

- Ну конечно. Думаю, да. На одном из фото в СМИ видно, что возле автозака стоит женщина в форме сотрудника милиции. Насколько я помню, именно она осуществляла личный досмотр Юлии Владимировны.

- Генпрокуратура намекает, что это не так: кроме Тимошенко, в следственном главке много обвиняемых, в том числе тех, кто находится под стражей…

- Возможно, но ведь "совпало" это с тем, что они запустили процедуру изменения меры пресечения с подписки о невыезде на содержание под стражей. Возле автозака были женщины - сотрудники милиции. При этом постановление Печерского суда звучит следующим образом (нам, к сожалению, не дали его копию): "дать разрешение на задержание и доставку в суд Тимошенко Юлии Владимировны… для решения вопроса о возможности избрания меры пресечения в виде взятия под стражу. Исполнение поручить Генеральной прокуратуре Украины". Наш коридор блокировали сотрудники милиции в черном камуфляже, меня не выпускали из помещения и т.д.

- Вам аргументировали, почему лично вас блокируют в помещении прокуратуры?

- Нет. Они молча развернулись, извините, спиной, вшестером обнялись друг с другом и загородили мне проход к двери.

- Ну, а вы как думаете, почему?

- Потому что сзади вышел начальник отдела по расследованию уголовных дел в сфере служебной деятельности Генпрокуратуры господин Пушкарь, который сказал им: не выпускать. Хотя я как гражданин имею право выйти из любого помещения, если не задержан. Просто как гражданин, как защитник по уголовному делу, я уже не говорю как депутат. Они не имели на это права, но все же физически удерживали в здании прокуратуры. При этом пытались Тимошенко назначить по 47-й статье УПК какого-то защитника. Все, что происходило в течение семи часов в Генпрокуратуре - просто бред и абсурд.

- Вы собираетесь обжаловать их действия?

- Конечно, собираюсь. Скажу больше: я готовлю на имя Генерального прокурора заявление о совершении преступлений.

- По факту блокирования в помещении прокуратуры?

- Да, но не только. Также по фактам вмешательства в деятельность защитника. Команду меня не выпускать давал лично господин Пушкарь. К сожалению, сотрудники милиции были в масках, я не знаю, что это за люди. Но у них на спине было написано: "милиция". Я заснял это все на видео, у меня есть фотографии.

- А что, на ваш взгляд, заставило прекратить процедуру задержания Тимошенко?

- Задержание они осуществили, о чем свидетельствует составленный протокол задержания, предъявленный Тимошенко и мне как ее защитнику, а также действия, которые осуществлялись в отношении нас. При этом я считаю, что и я был незаконно задержан в здании ГПУ на Борисоглебской, поскольку в течение 7 часов не мог ни выйти оттуда, ни нормально позвонить никому. Ни я, ни Юлия Владимировна не могли ни поесть, ни попить. Раз или два за все 7 часов следователь предложил Тимошенко и мне по стакану воды. Но отказаться от изменения меры пресечения на арест заставило общее давление - как со стороны международных организаций, так и внутри страны. Они увидели, сколько людей подошло (под стены ГПУ, - ред.), потом еще прошла встреча с послами (Генпрокурор Виктор Пшонка собирал у себя послов стран ЕС, - ред.). Все это, в комплексе, и повлияло на принятие решения. Но поверьте, все было абсолютно реально. Объективно они уже эту процедуру запустили, когда получили решение суда. То есть в понедельник судья, - сейчас я вам скажу фамилию, потому что страна должна знать своих героев, - судья Печерского районного суда Бортынская В.В. осуществила незаконные действия.

Могу добавить, что я в среду пришел в Печерский районный суд, чтобы ознакомиться с материалами этого волшебного дела. При этом судья Бортынская была "на конференции", а в ознакомлении с материалами мне отказали. Я попал на прием к зампредседателя суда, которая заявила, что УПК не предусматривает права сторон на ознакомление с этой категорией дел. Моя ссылка на ст.48 УПК, дающая право защитнику знакомиться с материалами, служащими основанием для избрания меры пресечения, не возымела действия.

- Замгенпрокурора Кузьмин рассчитывает на то, что материалы дела по газовым контрактам будут отправлены в суд в ближайшее время, - по его мнению, с восемью томами дела реально ознакомиться в течение одной, максимум двух рабочих недель…

- Они, работая в унисон с парламентом, приняли два закона, которые ограничивают права людей. Теперь у нас по представлению следователя и решению суда можно ограничить любое лицо в ознакомлении с материалами дела. Это полный абсурд. Я уже не вспоминаю о том, что действующий Уголовно-процессуальный кодекс был принят еще в 1960 году, в силу вступил в 1961-м, а идеология там заложена 1937 года! Понимаете? Но даже в э том кодексе была норма, которая четко говорила: ребята, обвиняемый имеет право знакомиться с материалами дела столько, сколько считает нужным, таким образом ему обеспечивается право на защиту.

Так нет, теперь они сказали: ага, он же может этим правом злоупотреблять! Что это за бред? Как можно в этом случае злоупотреблять правом на защиту? Уверен, что этот новый закон специально принят "под дела" Тимошенко, Луценко и прочих.

Все мои иностранные коллеги вообще в шоке. Они спрашивают: подождите, получается, защита до окончания следствия не знакома с материалами дела? Я говорю: да, не знакома. По закону следователь должен предоставлять защите часть этих материалов, но следствие, как правило, не выполняет эти требования УПК. Так было и в деле Тимошенко. Коллеги не понимают: а как же вы защищаете людей, если у вас все "засекречено"?

У нас в деле Тимошенко экспертизы, как нам в среду объявили, были сделаны еще месяц назад. Но саму Тимошенко никто не поставил в известность ни о том, что экспертизы назначены, ни об их результатах. Месяц они нам не говорили об этом! Месяц не допускали защитника в дело! А теперь рассказывают, что все это время Тимошенко злоупотребляла своими правами, требуя защитника.

- То есть вы себя никакими сроками не ограничиваете?

- Нет, конечно. Мы будем знакомиться с материалами дела столько, сколько будем считать нужным. У нас следователь, который ведет дело, Александр Нечвоглод, - уникальный человек и, наверное, думает, что все такие же. Потому что когда в суде рассматривалась жалоба Тимошенко на постановление о возбуждении уголовного дела, судья спросила его: скажите, а когда вы получили материалы проверки Службы безопасности Украины? Он ответил: 11 апреля с утра. Прекрасно. А во сколько вы вынесли постановление о возбуждении уголовного дела? Он ответил: 11 апреля в 11 часов утра. Я не сдержался и задал вопрос: скажите, а в какой школе обучают вундеркиндов, которые за два часа могут изучить 1100 страниц материалов, которые передала СБУ? Пусть даже просто прочитать это все за два часа, проанализировать, увидеть там состав преступления, изложить у себя в голове постановление о возбуждении уголовного дела и физически его напечатать? Как это возможно? Но, извините, я простой человек, я должен читать материалы, изучать, сопоставлять, проверять и перепроверять, готовить ходатайства. Поэтому мы будем знакомиться так, как считаем нужным. Хотят они обращаться в суд - пусть обращаются.

Кстати, господин Нечвоглод на мой прямой вопрос о том, как он думает, сколько нужно времени защите, чтобы ознакомиться с материалами 14-ти томов (их 14, не восемь, и при этом в каждом томе порядка 300 страниц), ответил:" Я считаю, что если вы будете работать по три часа в день, то вам для этого достаточно семи дней". Я спросил: "А если по шесть, то три с половиной дня?"

Вот такой гениальный следователь Нечвоглод: за два часа по материалам в 1100 страниц выносит постановление о возбуждении уголовного дела, за четыре часа проводит все следственные действия (с момента предъявления обвинения до окончания следствия), за полчаса может допросить, за 21 час работы готов ознакомиться с несколькими тысячами страниц материалов дела. Это очень характеризует и само дело. Гениальное.

Валерия КОНДРАТОВА

Сергей Власенко: биография и подборка новостей>>>
"Дело Тимошенко": подборка новостей>>>


Комментарии
Последние новости
Популярное
Загрузка...