Племянника пропагандиста Киселева посадили в Германии за Донбасс

28.02.2019, 13:17
Племянника пропагандиста Киселева посадили в Германии за Донбасс - Фото
Сергей Киселев на переднем плане (фото - запрещенная в Украине соцсеть ВКонтакте)

Высший земельный суд Мюнхена приговорил племянника одиозного российского пропагандиста Дмитрия Киселева Сергея Киселева к двум годам и трем месяцам тюрьмы за подготовку к участию в войне России против Украины на территории Донбасса. Об этом сообщил российский пропагандистский канал RTVI.

Суд не смог точно доказать факты боевой подготовки Киселева, но подчеркнул, что на это "многое указывает". Сам осужденный утверждал, что только "ждал отправки из Петербурга в Донбасс".

Киселев частично признал вину, поэтому наказание ограничили небольшим сроком, хотя ему грозило до 10 лет заключения.

Участие в боях племянника пропагандиста не было предметом разбирательств. Если Киселева обвинят в этом, дело вернут на рассмотрение, и вести его будет уже федеральная прокуратура. 

Уголовное дело было открыто в 2016-м после интервью его дяди о том, что проживающий в Германии племянник "участвовал в боях где-то под Горловкой". В мае 2018 года его задержали в Болгарии и экстрадировали в ФРГ. Следствие считало, что в августе 2014-го Киселев прошел подготовку в лагере боевиков в Санкт-Петербурге и готовился к отправке в Донбасс, тем самым совершив "серьезное преступление против украинского государства". Баварская прокуратура отметила, что в лагере у него был автомат Калашникова и пистолет.

Сергей Киселев якобы имеет сан священника зарубежного управления РПЦ Московского патриархата.

Евгений Пилипенко
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
New business manager / New business director
Киев Ketchup Loyalty Eastern Europe
Керівник складу IT
Киев ЛІГА, Група компаній
Системний адміністратор (DevOps)
Киев ЛІГА, Група компаній
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости

Історії"Машуня, посчитай таблетки". Хватило ли баскетболисту Окунскому перед смертью морфина