USD:  28.53  28.84   EUR:  34.68  35.26  

Оксана Мась - посол Украины в мировом современном искусстве

28.11.2017 12:00
Интервью с украинский художницей, заслужившей внимание ведущих мировых профессионалов в области современного искусства
Оксана Мась - посол Украины в мировом современном искусстве
Оксана Мась
На правах рекламы

Первая выставка украинский художницы Оксаны Мась открылась в 1995 году в Выставочном зале ООН в Киеве. К октябрю 2017 года в ее активе было уже три десятка только персональных выставок - в том числе в музеях и галереях Чехии, Нидерландов, Испании, Германии, Швейцарии и США. Ее новая выставка "Духовные города" (около 150 произведений) только что открылась в миланском музее современного искусства "Ma*Ga" в Галларате (она будет там до 7 января, патрон выставки
Сандрина Бандера) и в аэропорту Мальпенса (до конца февраля). Это тем более значительное достижение, что до сих пор ни один украинский художник не получал предложения сделать персональную экспозицию в Италии, поэтому Оксану можно считать первопроходцем. И это помимо того, что каждый настоящий художник, в сущности, первопроходец. Первооткрыватель своей реальности для других. 

- Оксана, расскажите, как вообще работает мировая индустрия выставок современного искусства - с точки зрения человека, который добился в этой индустрии успеха.

- Прежде всего, чтобы добиться успеха, нужны талант и высокое качество собственно искусства. Написано множество книг о том, как продвигаются художники, сколько в это вкладывается денег, что это в какой-то мере конкурентная игра - что-то вроде биржи. Крупные коллекционеры "вкладываются" в новых художников, которых считают перспективными - могут выбрать десяток художников и покупать их работы. Кто-то из этих художников может в какой-то момент "выстрелить" и его произведения начнут продаваться за очень большие суммы, кто-то останется в среднем эшелоне, а кто-то сойдет с дистанции.

Вообще, индустрия искусства сострит из множества институций. Это галереи, которые являются непосредственной бизнес-составляющей. Это искусствоведы-кураторы, которые анализируют процессы в области искусства, смотрят, как и в каком направлении искусство развивается. Именно кураторы выбирают художников, которые делают что-то новое, что-то интересное. Выбирают тех, кто может нырнуть в искусстве на какую-то новую глубину. Найди такого художника, куратор начинает показывать его музеям. Музеи - это тоже важная институция, потому что они дают возможность представить художника публике. Когда ты выставляешься в музее, это очень важно, это вписывает художника в мировой процесс.

Оксана Мась, выставка Духовные города

Однако в любом случае главным тут остается качество самого искусства. Если ты не создаешь ничего по-настоящему важного, ни в музеи, ни в галереи твоим работам не попасть. Если кто-то все-таки попробует сделать твою выставку и она никого не за интересует, и ни публика, ни ценители на нее не пойдут, галерея с тобой просто попрощается и никакого успеха у тебя не будет.

Еще одна важная часть мира искусства-мировые художественные ярмарки. Есть несколько основных крупнейших ярмарок искусства: Art Basel (который проходит не только в Базеле, но еще в Майями и Гонконге), лондонский Frieze Art, парижский FIAC, испанский ARCO, Palomar в Америке. Если художник участвует во всех этих ярмарках, считается, что его искусство востребовано, что он является заметной частью мирового художественного процесса.

Читайте также: ITALIA ART MAGAZINE: "Spiritual cities" a solo exhibition of art works by Oksana Mas Milan

У исследовательских фондов и институтов совершенно другая задача - они систематизируют знания о существующих направлениях в современном искусстве и выявляют новые - не столько работы отдельных художников, сколько влияние художников друг на друга и на искусство в целом.

В арт-индустрию нужно также включить аукционы, самые авторитетные из которых - Sotheby's и Christie’s, - были основаны еще в XVIII веке. Вообще, традиция публичного показа искусства довольно молода - ей около двухсот лет. Хотя отдельные открытые музеи для посещения музеи появились еще в XV-XVI веках, до XIX века искусство собиралось в основном в частных коллекциях аристократов, во дворцах.

Оксана Мась, выставка Духовные города

Обратите внимание, что хотя индустрия современного искусства довольно популярна - скажем, названия крупнейших музеев, ярмарок и аукционов на слуху и их обычно не приходится пояснять, - современным искусством профессионально занимаются очень немногие. Менее одного процента.

- 1% - это даже довольно много, по-моему.

- Да, поэтому я и сказала "менее одного процента". Я имею в виду и художников, и профессионалов, которые работают во всех этих институциях. При этом современное искусство становится за рубежом все более популярным - в музей Миро в Барселоне водят детей с пяти лет, и эти детки сидят и смотрят на его авангард, и воспринимают его совершенно нормально, обсуждают, на что похоже, пытаются рисовать, думают. И можно не сомневаться, что современное искусство не будет для них экзотикой, будет частью их повседневной жизни.

Мне кажется, что мир сейчас разделился по критерию отношения к современному искусству: где-то оно стало частью мировосприятия, где-то нет. На постсоветском пространстве его в жизни общества почти не существует. У нас, скажем, есть частный музей современного искусства в Одессе, есть фонд Пинчука, но это, скорее, исключения. А государственного музея современного искусства нет.

- А он должен быть? На Западе музеи современного искусства - в основном именно частные.

- Так такого частного музея у нас тоже нет. Вот есть Национальный музей имени Ханенко - но его экспозиция считалась современным искусством в начале XX века, сто лет назад. А сейчас?

Оксана Мась, выставка Духовные города

Вообще, очень интересно, что современное искусство в нашем массовом сознании как будто оторвано от всего мирового искусства: "Ах, я не понимаю современное искусство, это полная ерунда, а вот Шишкин, Репин - это да." Но во всем мире такого разрыва нет, весь мир воспринимает современное искусство как естественную часть мирового художественного процесса. Там не пытаются рассматривать современное произведение вне контекста всей предыдущей истории культуры. И в школах и колледжах это преподается именно так. А как это преподается у нас?

- Насколько я знаю, как правило, в школах общего профиля вообще никак не преподается.

- Для того, чтобы воспринимать современное искусство, нужно хотя бы в общих чертах знать историю культуры. Если ее знать, тогда не будет отношения к современным произведениям как к чему-то, что выпадает из последовательности, из контекста. Появится понимание, что знаменитый красный цвет в живописи Караваджо был в его времена примерно тем же, что сейчас делает Аниш Капур со своими красными скульптурами из воска. И в этом отношении - в широком художественном образовании - мы очень отстаем от Европы.

Читайте также: Art Daily: Solo exhibition of art works by Oksana Mas opens at Museo MA*GA


В Российской империи первая академия художеств была учреждена в Петербурге Петром I за год до смерти, но фактически она была основана еще только через тридцать лет. Первая академия искусств появляется в огромной стране, когда в Европе уже осмыслены и вошли в культуру архаика, античность, греческая и римская классика, Византия, готика, Ренессанс, классицизм, маньеризм, барокко. А что было у нас? Практически только иконопись в византийском каноне. Даже первые светские портреты делались на основе этого канона, вплоть до поясняющих надписей на церковнославянском. В Украине первая национальная Академия искусств была основана только в XIX в Харькове, и только в 1917 году, сто лет назад, была создана академия в Киеве.

Оксана Мась, выставка Духовные города

Из-за этого отставания у нас не была осмыслена преемственность художественных стилей, они не воспринимаются как непрерывная последовательность. А из этого делается вывод, что современное искусство - это какое-то побочное ответвление, которое не вытекает из всей предшествующей истории культуры и которое или нужно рассматривать отдельно от всего предшествующего, или вообще игнорировать.

Для того, чтобы современное искусство перестало так восприниматься, я считаю, необходимо серьезно преподавать историю культуры, и не в академии, а еще в школе.

- Аналогия этому восприятию есть и в поэзии - например, у нас верлибры в массе воспринимается как какое-то отклонение от "поэтической нормы", а в Европе они давно и естественно читаются как одна из многочисленных форм поэзии и никого не озадачивают.

- То же самое происходит в театре, в кино, в музыке. Мы из-за этого заметно отстаем в развитии. Потому что если тело можно тренировать в спортзале, на тренажерах, то душу можно натренировать только культурой, а у нас для такой тренировки получаются очень сниженные требования. Поэтому очень часто для нас оказываются неподъемными культурные решения, которые в Европе давно, еще в 1950-70-х, вошли в жизнь.

- Вот эта наша культурная провинциальность - вы считаете, она преодолима только преподаванием, без модернизации общества? Мне кажется, что это связанный вещи.

- Да, это связанные вещи. Еще Карл Маркс писал, что люди должны иметь еду, питье, жилье и одежду, прежде чем будут в состоянии заниматься наукой и искусством. Искусство становится по-настоящему массовым в благополучном обществе. Но есть же практики, которые можно использовать на уровне государства прямо сейчас. Например, на Западе распространена покупка произведений искусства на коммерческие компании - они получают на сумму покупки налоговый вычет, поскольку считается, что этим они поддерживают культуру. В итоге эти средства идут именно в современное искусство - потому что работы старых мастеров висят в музеях и их уже не купить, но зато есть современные работы, достойные внимания. Точно так же стимулируется дарение произведений искусства музеям - через списание налогов на суму подаренного. Именно так, кстати, собирался музей Метрополитан в Нью-Йорке - там возле практически каждой картины табличка с указанием, кто именно ее подарил.

Оксана Мась, выставка Духовные города

Многие крупные банки вкладываются в современное искусство как в надежный резервный актив - в них создаются целые отделы, которые приобретают произведения не для экспонирования, а для хранения, и затем их аналитики отслеживают изменения в капитализации этого актива, смотрят, цены на работы каких художников и каких направлений искусства растут.

Именно поэтому в современной арт-индустрии нельзя пробиться случайно, по знакомству или по договоренности. Единственный критерий - художественное качество произведений.

- Давайте теперь поговорим не об индустрии искусства вообще, а о вашем собственном творчестве. Например, о новой выставке "Духовные города".

- Название выставке дал один представленный на ней проект, для меня самой очень интересный и важный. У меня второе образование философское, магистерскую диссертацию я защитила по религиеведению, и в этой теме считаю себя специалистом. И я хорошо понимаю, как религия людей разделяет. Даже на уровне элементарного общения - допустим, если ты видишь, что твой сосед в поезде принадлежит к какой-то другой конфессии, ты будешь уже этим как-то ограничен. Например, какой-то анекдот ты ему уже не расскажешь. То есть, ты получишь сигнал, что человек для тебя более чужой, чем обычно, и вынужден будешь как-то принимать это к сведению. А мне захотелось создать условный город, в котором религии будут не разделять, а объединять. Потому что для меня главный вопрос формулируется так: кто ты во Вселенной - душа, которой дано тело, или тело, которому дарована душа? В зависимости от того, как человек на этот вопрос отвечает, будет зависеть то, как человек будет себя ощущать, как он будет жить, как он будет себя вести, какую вообще жизнь он проживет. Для меня самой каждый человек - это прежде всего душа, такой огонечек души, который всю жизнь танцует свой танец. И когда люди собираются в мегаполис, получаются миллионы танцующих огоньков.

Оксана Мась, выставка Духовные города

Но в современном мегаполисе очень много объектов для тел, и очень мало для душ. Банки, супермаркеты, нотариальные конторы - это все не для душ. И даже в старых городах, где построено много храмов, получается так, что города растут быстрее, чем строятся новые храмы, и духовных мест становится все меньше. К тому же мир становится мультикульуральным, смешение культур происходит прямо на глазах и ускоряется с каждым годом, люди все больше перемещаются по миру, и это тоже снижает пространство души. Например, из всех Арабских Эмиратов есть только в одном есть единственная православная церковь. И во всей Флоренции есть только одна православная церковь. И если, скажем, мусульманин приедет в Лондон, ему тоже придется поискать мечет. Поэтому и возникла идея "духовных городов" - идея строить рядом с каждым мегаполисом еще один город для душ, - с храмами, соборами, мечетями, синагогами, чтобы абсолютно каждый мог придти в этот город помолиться. У каждого мегаполиса вырастает свой духовный город, спланированный как узор, город для общения с Богом. Потому что Бог все равно один, сколько бы религий ни существовало. Религии - это разные пути к вершине. Идти к ней можно по разным склонам, но вершина-то все равно одна.

Идея именно в том, что создается единое пространство для всех. Все верующие сходятся, все идут в один город, и каждый понимает, что люди других религий приходят туда тоже для общения с Богом, и при этом уходит ощущение чужести и возникает понимание общности. Пропадает воинственность, противостояние, которые сейчас очень мощно чувствуются. Я много езжу, и религиозная враждебность нарастает, я ее чувствую кожей. И "духовные города" должны стать городами примирения.

Для этого проекта я взяла планы реальных соборов, мечетей, знаменитых культовых зданий, и разместила их в одном пространстве. Получился большой узор, причем если обходить его, то видно, как один орнамент переходит в другой, но при этом все они составляют единое целое.

Оксана Мась, выставка Духовные города

На открытии выставки меня спрашивали - а верю ли я, что такие города возможны. Дело не в том, что я в это верю, дело в том, что художник так или иначе создает новую реальность, которая воплощается через его произведение. "Духовные города" уже существуют. Пусть это не замечают, пусть считают игрой воображения, но проходит время - и мир меняется именно в этом направлении, а за ним начинают меняться люди, к переменам подключатся финансисты, политики. А наша задача, задача художников - создать как можно больше путей, которыми они могли бы идти. Как можно больше видеть, читать, как можно больше понимать, что важно для общества, как можно больше чувствовать, куда движется эта планета - и направлять ее движение по мере своего таланта. Трансформировать мир в нечто лучшее, чем он есть сейчас. И делать это независимо от того, нравится это кому-то или не нравится, купят или не купят. Задача художника именно в этом, а не в том, нравятся кому-то его произведения или нет и что о них говорят.

Читайте также: BIT CULTURALI: Oksana Mas, Spiritual cities - Mostra al MAGA di Gallarate

Оксана Мась - участник двух венецианских биеннале, постоянный участник торгов Sotheby's и Christie’s. Участник ведущих мировых арт-ярмарок Art Basel (Швейцария, Базель, Маями, Гонконг), FIAC (Париж), ARCO (Мадрид), Frieze Art (Лонодон), Armory Show (Нью Йорк). Также осуществляет проекты в интернет-пространстве. К октябрю 2017 года в ее активе было уже три десятка только персональных выставок - в том числе в музеях и галереях Чехии, Нидерландов, Испании, Германии, Швейцарии и США. 


Беседу с Оксаной Мась записал
Георгий Садуль

В интервью использованы фотографии
выставки "Духовные города"
в музее "Ma*Ga" в Милане

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook и Google+: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.
- актуальная информация прямо в вашей новостной ленте

Новости партнеров

Загрузка...
Loading...
Новости партнеров