USD:  24.76  24.98   EUR:  27.05  28.02  

Семен Семенченко: Мы победим, но не через месяц

06.08.2014 13:33
Комбат батальона Донбасс - о добровольцах, неграмотных генералах, боевом бартере и о том, как услышать Донбасс после войны
Семен Семенченко: Мы победим, но не через месяц
Семен Семенченко

Командир батальона добровольцев"Донбасс" Семен Семенченко на два дня приехал в Киев из зоны проведения АТО, чтобы провести несколько встреч. Интервью с корреспондентом ЛІГАБізнесІнформ записывалось буквально "на колесах" в автомобиле комбата.

- Какие главные потребности батальона сейчас, чего не хватает и почему?

- Не хватает тяжелого вооружения, которое должно было выдать Министерство обороны Украины. Не хватает техники. Но министерство нам выдавать ничего не хочет.

- Почему?

- Скорее всего потому, что не хочет поднять свою жопу. Каждая выдача должна быть по закону согласована в других инстанциях. Но это в мирное время, а сейчас война. Думаю, если бы Автомайдан приехал, выдал этим ребятам в кабинетах пи***ей, заставил бегать - все это можно было бы сделать за один день. Да и министр обороны тоже мог бы наказать пару раз виновных. Но сейчас они сидят и ничего не хотят делать.

Проблема вторая - каски и бронежилеты. Ничего нам власть не передавала и сейчас не все бойцы этим обеспечены. Третья проблема - очень низкая зарплата. Мне лично все равно. Но что такое для бойцов 980 гривень? Сейчас нам сказали, что полагаются какие-то АТОшные 3 тысячи гривень. Но в законе этого нет, потому что там все категории учтены, кроме резервистов. А мы и есть резервисты. 

Все наши бойцы - добровольцы. Но ведь у каждого есть семья, которой нужно что-то высылать. В результате у некоторых бойцов периодически возникает искушение конфисковать что-то у боевиков. Такое бывает. Мы 20% батальона перечихвостили, чтобы убрать людей, склонных к разным неправильным вещам. Пьют, например. С другой стороны батальон - точный слепок нашего народа.

Есть потребность в психологах. Государство об этом не беспокоится. В итоге в каком-то споре боец может передернуть автомат, могут подраться. И пьют не от того, что алкоголики - разрядиться пытаются. Ну, представьте. Брали штурмом объект, но попали в засаду. Пришлось отступить, но два человека пропали. Через два дня пришли забрать тела, а они раздувшиеся. При виде своих товарищей в таком виде... Людям трудно. Я сам первый месяц по ночам вскакивал с мыслью, что мы попали в засаду, всех окружили. Потом через час в голове что-то щелкает и все нормально. Сейчас это уже прошло. Но многие до сих пор не могут прийти в себя.

- Какая техника есть в батальоне?

- 42 машины, но ни одной машины армия не дала. Машины самые разные - начиная от Жигулей, заканчивая КрАЗами, которые мы бронируем своими силами. Делаем тачанки - пикап с пулеметом. Топливо - очень большая проблема. На горючее уходит 20 тысяч гривень в день. 

- А кто собирает деньги? Откуда они приходят?

- Деньги собираем своими силами. Несмотря на разные слухи, ни одной копейки от олигархов мы не взяли. Финансируют нас все желающие. Например, встречаюсь с одним народным депутатом. Он спрашивает, кто нас финансирует. Я отвечаю: ты и финансируешь, ты нам 100 тысяч за последние два месяца перечислил. Он считает, что это мелочь. Но таких людей много - кто-то больше перечисляет, кто-то меньше. Вот эта машина, на которой мы едем - это 5-й канал нам подарил (Chevrolet Suburban со свежими пулевыми отверстиями на левом борту). Еще одну машину нам подарила макаронная фабрика. Миллион гривень принесли люди, которые просили не афишировать их имен. Нам этих денег хватило на пятерых погибших - по 200 тысяч гривень на семью павших воинов. Это были бойцы, погибшие в Карловке. Раненым сразу выделяем 10 тысяч гривень. Сделали благотворительный фонд, начали собирать деньги среди украинской диаспоры в мире. Сейчас создаем систему отчетности, чтобы каждый в режиме онлайн мог все увидеть.

- А как в целом - денег хватает?

- Со скрипом, но концы с концами сводим. Мы стараемся о своих заботиться. Сейчас взяли лекарственные склады сепаратистов на 15 миллионов гривень. Люди со всей России собирали и присылали, а эти суки все прятали. Мы сейчас все эти препараты раздаем по больницам. Что-то нам тоже досталось, на медслужбу.

- Сколько сейчас бойцов в батальоне?

- 500 человек. С резервом - 4,5 тысячи человек. У нас три боевых роты и отдельный взвод БТР. Но три БТР, которые нам дали, уже сломались. Их сняли с какой-то учебки. Это машины 60-70-х годов в ужасном состоянии. Нам нужны танки. Но их нам тоже не дают. Приходится выменивать. Поддержка одного танка стоит четыре ведра раков - это если под Донецком. Если в Луганской области - там иначе: день летает наш самолет в интересах танковой бригады, а потом нам дают один танк. Я серьезно.

- С кем воюет батальон - встречаются ли граждане РФ, осетины, чеченцы?

- Встречали чеченцев, азербайджанцев, белорусов. Много лиц, национальность которых трудно установить. Половина - местные идиоты Донбасса. Плюс казаки и диверсанты РФ. 

- Где сейчас находятся бойцы? Какие цели?

- Мы освободили район Артемовска, города Попасное, Лисичанск. Сейчас добиваем группировку в Первомайске и отправляемся в Донецк. 

- А что в Первомайске? Насколько я знаю, уже больше двух недель идут бои.

- Дело в том, что речь не только о Первомайске. Там еще Стаханов, Ирмино, Кировск - целая агломерация, около семи городов. Вторая проблема - террористы толкают нас на массовые жертвы, но мы этого избегаем. Продвигаемся только в том случае, если уверены в своих силах.

- Как моральный дух бойцов?

- По-разному. Большинство - отлично. Те, кто только попал к нам - стараемся их ставить во второй эшелон, использовать их в тех местах, которые им под силу. Некоторые ломаются. Все-таки это не игрушки, а война. Моральный дух большинства высокий, несмотря на все обстрелы и отсутствие содействия со стороны армии по снабжению. Бойцы видят, как их поддерживает общество, видят рисунки детей, видят людей, которые приходят поддержать. Это укрепляет дух. 75% бойцов батальона - жители Донбасса. Это местные. Они освобождают свою землю.

- Как ты оцениваешь оснащение и подготовку террористов?

- Я видел базу подготовки батальона "Призрак" Мозгового в Лисичанске. Они там бросили столько оружия! ПТУРы, танкетки инженерные, тяжелые пулеметы разных видов, минометы. И это только то, что они посчитали ненужным. Сумасшедшие склады продовольствия. Они все еще верят в свою победу. Не забывайте, что 90% освобожденной территории они сами покинули. Мы просто идем следом за ними. Славянск, Краматорск, Константиновка - они сами покинули эти города.

- Много говорят о предателях в Генштабе. Что ты можешь об этом сказать?

- Не готов вешать ярлыки. Но практически все командиры, с которыми я общаюсь, говорят о том, что когда используют маршруты передвижения, которые дает им руководство, то зачастую попадают в задницу. Если тут же делают все по-другому - все проходит нормально. Проблема предательства есть. Известны суммы, которые платятся - $70-100 тысяч за сданный маршрут, за команду выдвинуться в какой-то район. Я не готов называть фамилии - я не контрразведчик, я не знаю. Но эта проблема существует, потому что есть вещи, которые ничем другим объяснить нельзя.

Что касается генералов. Есть реальные боевые генералы, работать с которыми приятно. А есть неграмотные идиоты, которые говорят установить флаг к определенной дате, запрещают делать разведку - мол, что там смотреть?! Естественно к этому приноровились. Если требуют идти без разведки, обычно командир использует "ООО" - "обнаружен, обстрелян, отошел, товарищ генерал!". Все. И делает правильно. Потому что если без жертв пару раз ткнуть носом в необходимость разведки - генералы начинают включать голову и вспоминать, чему их учили в училище. Но нельзя сказать, что такие все. Есть много вполне адекватных людей.

Куча добровольцев не участвует в войне, хотя хочет этого и имеет военные специальности. А есть другая куча людей, которым автомат в руки давать нельзя, а их забирают  в армию 

- Какова сейчас должна быть главная задача в Донбассе? Раньше говорили, что нужно любой ценой перекрыть границу, но мы видим, как это тяжело.

- Главная задача прежняя - защитить границу. Приведу пример. Ко мне обращаются волонтеры, которые реально доставляют продукты питания блокированным силам АТО. Не армия доставляет, а волонтеры. Армия отчитывается. Вопрос в том, почему не решается логистическая задача. Любой директор фирмы, если дать ему задачу, это сделает. Армия почему-то этот вопрос не решает.

Есть проблема набора людей. Куча добровольцев не участвует в войне, хотя имеет желание и имеет военные специальности. А есть другая куча людей, которым автомат в руки давать нельзя, а их забирают  в армию. Отсюда самострелы, огонь по своим, пьянство, мародерство, которые есть в любой армии мира. Но это же можно минимизировать, если подойти к делу по-другому!

- Что делать в освобожденных городах? Можно ли переубедить одураченных граждан Украины в Донбассе, что армия - освободители? И что делать с теми, кто не ассоциирует себя с Украиной?

- Необходимо срочно повышать авторитет власти. Нужно объяснить людям, что возврата к прошлому не будет. Ни в коем случае не должны снова получать власть предыдущие чиновники, криминальные авторитеты, "хозяйственники", которые занимали места в органах управления. Если люди увидят, что всех этих подонков во власть не пускают - они начнут власти доверять. Должны быть присланы многочисленные проверки по хозяйствам, по исполкомам. Эти проверки должны базироваться на утверждении, что воровали все. Доказательств - полно. Нужно проводить десепаратизацию. Нужно находить скрытых боевиков, потому что многие, кто воевал, бросили оружие, но не изменили своих взглядов. 

Если всего этого не будет - никакая работа с разумом, никакая просветительская работа волонтеров и программы на телевидении не дадут результата, потому что не будет доверия. Государство имеет все силы, чтобы не допустить реванша клана людей прошлой власти. Если государство этой возможностью не воспользуется, то это сделаем мы - не батальон "Донбасс", а простые люди, которым не все равно.

- В Генштабе прогнозируют в течение месяца закончить активную фазу военной операции в Донбассе.

- Это возможно. Но месяца мало. Сам Донецк - один город - надо зачищать не менее полутора месяцев. Это в том случае, если не изменится ситуация по живой силе и технике у боевиков.

- Как оцениваете поступок четырех сотен украинских пехотинцев и пограничников, которые перешли границу с Россией?

- Я больше чем уверен, что большинство из них сделали это не из-за трусости, а из-за того, что они уже усомнились в том, на чьей стороне воюют. Логистические задачи не решались, снабжения не было. Они были в тяжелом положении, их обстреливали с разных сторон. В любом случае, солдат обвинять нельзя. Обвинять нужно генералов и офицеров. Офицер должен сдохнуть, но вывести своих людей через свою территорию. Вот к офицерам особый вопрос. Солдат винить тяжело. Не нужно забывать и о том, что были и бойцы, которые не перешли границу с Россией, а прорвались из окружения по нашей территории.

- Сейчас пропагандисты Кремля раскручивают тему "добровольческие батальоны должны идти на Киев менять власть". Это реальный сценарий? Какой будет роль батальонов после войны?

- Я категорически против любых военных переворотов. Во-первых, это не панацея. Где то правительство, которое придет на смену? Где та экономическая программа, которая исправит ситуацию? Где те десятки тысяч специалистов, которыми мы заменим коррупционеров? Этого всего нет. И пока этого нет, говорить об этом всем просто преступно. 

Во-вторых, у нас есть легитимно избранный президент. Он абсолютно не исчерпал своего кредита доверия. Его можно критиковать, ему можно что-то предлагать. Но вот таким образом его менять мы не имеем права - мы его сами выбирали.

Третье - по поводу "идти на Киев". Идти на Киев надо. Но не военным путем, а как активный отряд гражданского общества, как альтернатива, как люди, имеющие волю к действиям, которые не боятся и понимают, что их товарищи не должны погибнуть напрасно. Эти люди имеют цели более высокого порядка. И это, конечно, интересно. Но и то не факт, что идти нужно для того, чтобы менять правительство. Возможно, лучше давить, контролировать, предлагать.

- Критики добровольческих батальонов часто используют аргумент о том, что эти батальоны - частные армии олигархов. Вспоминают Коломойского. Они утверждают, что добровольцы в будущем могут стать проблемой для президента и Украины.

- Добровольцы - это внесистемные люди. Разумеется, они станут проблемой действующей власти. Кстати, не уверен, что проблемой президента. Я с ним встречался. Он показался мне достаточно искренним человеком. Но хочу огорчить: от президента очень мало зависит в стране. Во всяком случае - сейчас, когда государственная машина досталась от предыдущего режима. Президента можно за многое критиковать, но я бы не стал его сразу зачислять во враги Украины. Абсолютно не согласен. Но, разумеется, добровольцы станут проблемой для тех, кто привык работать с системными оловянными солдатиками, которые будут сидеть дома без ноги, с пособием,  и просто смотреть на пролетающие мимо Мерседесы. Внесистемные люди не побоятся и будут действовать.

Должен сказать, что все эти критики добровольцев занимаются созданием мифов. Это сказочники. Какие частные армии?! Люди идут умирать за Коломойского, что ли?! За что? 980 гривень - вся зарплата. Эти мифы - бред и выдумки негодяев, которые привыкли обливать грязью все вокруг. Профессиональные мерзавцы, которым часто помогает "диванная сотня". Слава Богу, Украина изменилась. Я уверен, что люди найдут в себе силы разобраться в том, кто есть кто.

- Мы победим?

- Народ обязательно одержит победу. Но до этого, к сожалению, доживут не все.

Подписывайтесь на аккаунт ЛІГАБізнесІнформ в Twitter и Facebook: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

Петр Шуклинов ЛIГАБiзнесIнформ
Информационное агентство
www.liga.net
Печать

Новости партнеров

Загрузка...
Новости партнеров