USD:  26.96  27.39   EUR:  33.30  33.96  

Игорь Кононенко: Саакашвили не претендует на пост премьера

11.11.2015 08:00
Неформальный лидер партии власти в парламенте рассказал о сроках и вариантах перезагрузки Кабмина и будущем генпрокурора Виктора Шокина
Игорь Кононенко: Саакашвили не претендует на пост премьера
Игорь Кононенко

Народного депутата Игоря Кононенко в окрестили серым кардиналом Петра Порошенко: несмотря на официальное второе место во фракции БПП после Юрия Луценко, именно он ведет переговоры с другими фракциями, отвечает за ключевые голосования, контактирует с президентом и участвует в разрешении деликатных политико-экономических ситуаций в интересах гаранта.

Реальный лидер фракции БПП знаком с Порошенко больше тридцати лет и проявил себя как надежный партнер и в бизнесе, и в политике. Сам Кононенко утверждает, что в политике он человек временный и хотел бы со временем вернуться в большой бизнес, а на прозвище журналистов "серый кардинал" открыто обижается.

В интервью ЛІГА.net Кононенко рассказал о том, когда и как возможно переформатирование Кабмина, может ли Михаил Саакашвили стать премьер-министром и почему отставки генпрокурора Виктора Шокина не будет, несмотря на всю критику Запада.

О Кабмине и Яценюке

- Через месяц истекает иммунитет Кабмина Яценюка. Судя по движениям, которые начались вокруг правительства, как минимум, точечные отставки неизбежны. Какие кандидатуры новых людей в Кабмине обсуждаются в коалиции?

- Пока кандидатур нет. Мы сначала хотели бы услышать от премьер-министра его концепцию реформирования правительства. Насколько мне известно, она предусматривает значительное сокращение количества министерств - минус шесть министерств. А это достаточно серьезно.

Второе, что хотелось бы услышать в этой концепции: что делать с вице-премьер-министрами. Сейчас вице-премьеры, возглавляющие министерства - это министры с некой авторитарной добавкой, которая, впрочем, не добавляет никаких полномочий. А вице-премьеры без министерств - декоративная должность: есть аппарат, но нет полномочий. Концепция должна предусмотреть их реальные полномочия - нести ответственность за три-четыре министерства, но также иметь рычаги влияния на них. Необходимо создать следующий фильтр: стратегия работы формируется и контролируется в аппарате вице-премьера, а тактика осуществляется в министерстве.

Когда мы это увидим, обговорим и получим понимание, только тогда под новую модель Кабмина можно будет обсуждать и предлагать кандидатуры.

- Насколько вероятно, что в отставку уйдет все правительство во главе с Арсением Яценюком? Кто может быть следующим: Наталья Яресько, Михаил Саакашвили?

- Выборы состоялись год назад, наибольшее доверие получили две политические силы: партия Блок Петра Порошенко и политическая партия Народный фронт. Они и стали основой коалиции. На том этапе были достигнуты политические договоренности, в рамках которых спикером стал представитель нашей политической силы, а премьером - представитель НФ. В любых вариантах я исключаю ситуацию, при которой премьер-министром может стать представитель не от Народного фронта. Это разрушает договоренности.

- То есть Саакашвили исключен - Народный фронт оппонента Яценюка не предложит?

- Не знаю, почему обсуждается кандидатура Саакашвили. Насколько я слышал, он не претендует на должность премьер-министра, работает в Одесской области, пользуется там большой поддержкой, и местные выборы это показали. Я думаю, что господину Саакашвили надо дать возможность получить весомые положительные результаты в Одесской области, и только потом уже делать выводы.

В любых вариантах я исключаю ситуацию, при которой премьер-министром может стать представитель не от Народного фронта 

- Существует впечатление, что Яценюк относительно спокоен, поскольку нет ни кандидатур, ни голосов за переформатирование правительства. Это так?

- Еще раз: все зависит от концепции, о которой я говорил выше. Я уверен в том, что Кабмин реформировать необходимо, потому что скорость реформ не устраивает ни общество, ни прогрессивную часть парламента. Но персоналии надо искать только под концепцию. Если это будет дееспособная модель и персоналии, которые смогут эффективно работать, - достаточное количество голосов в парламенте обязательно наберется.

- По данным журналистов, на евро-министра может претендовать Ирина Геращенко, на экологию Глеб Загория (близкий к Борису Ложкину), на Минздрав - Алексей Гончаренко.

- Я не готов комментировать персоналии. Предложения должны исходить от премьер-министра в рамках будущей модели Кабинета министров.

- Это правда, что вы рассчитываете на должность первого вице-премьера?

- Об этом слышу с января. Официальных предложений я не получал. Но если бы вы просмотрели мою 25-летнюю карьеру в серьезном бизнесе, то заметили бы, что должности и их названия меня не интересуют.

- Вы были бы человеком президента в Кабмине на случай, если отставки Яценюка не будет.

- Меня могла бы заинтересовать возможность реформирования реального сектора экономики, в первую очередь, касательно бизнеса. Очень важна налоговая реформа, несколько вариантов которой в виде законопроектов зарегистрированы в Верховной Раде. Нам важно подискутировать и выбрать либеральный вариант. Вот если бы в круг моих обязанностей входило реформирование отношений, доведение до ума налоговой реформы, разработка пакета законопроектов из разряда doing business... На мой взгляд, то, что мы сейчас принимаем, больше декларативно, чем реально, помогает бизнесу. Да, какие-то лицензии снимаем, что-то там делаем, но реально бизнес этого не чувствует.

И тут есть еще один важный момент. Когда политики говорят, что идут на должность, но им лично ничего не надо, никакой зарплаты, они только на страну работают - это, конечно, красиво звучит, но я в такие вещи на 100% не верю. Могу откровенно сказать, почему лично мне это интересно. Я в политике недавно, и мне было бы интересно вернуться в бизнес, когда ситуация изменится к лучшему. Поэтому, если у меня будет шанс поработать на улучшение условий ведения бизнеса в стране и принять активное участие в реформе этого сектора - я готов и хочу в этих новых условиях работать, потому что я в этом также заинтересован.

- Константин Григоришин утверждает, что за назначение министров здравоохранения, финансов, экономики, транспорта отвечал Борис Ложкин. Почему этим занимается президентская администрация?

- Мне сложно сказать, что за это отвечал лично Борис Ложкин. Действительно, когда формировался предыдущий Кабмин, Администрация президента принимала участие в подборе кадров. Не вижу в этом ничего плохого. Кандидатуры все равно проходили соответствующую процедуру: их предлагал премьер-министр, за них голосовал парламент. То, что Администрация президента как государственный орган проводила собеседования, подбор кандидатур и передавала их на рассмотрение - это часть командной работы. Меня часто спрашивают, какие квоты будут в новом Кабмине. Послушайте, какие квоты? Сегодня тяжело найти человека, который, во-первых, потенциально способен что-то делать, а во-вторых, согласен. Человек, который может - отказывается, ибо, как правило, он самодостаточен. И такой человек думает: я приду на должность министра, а на второй день работы на меня обязательно начнут искать компромат...

- И, наверное, найдут.

- Да, что-то наверняка найдут, потому что нет идеальных людей. А через неделю начнут обвинять в коррупции. У нас это сегодня модно, это тренд. Я со многими толковыми людьми общался: есть идеи, пойдешь? - Ответ: нет, что я, самоубийца, зачем мне это?

- В случае перестановок в Кабмине глава АП опять будет принимать в этом участие?

- В этом случае любой чиновник, любая авторитетная общественная организация имеют право предложить кандидатуры на ту или иную должность. Премьер обязан эти кандидатуры рассмотреть и либо внести в парламент, либо дать мотивированный отказ. У нас дефицит кадров. Ни у кого нет монополии на их поиск и предложение.

Например, наша фракция ищет реальную кандидатуру на министра здравоохранения. После борьбы с коррупцией реформа медицины - это то, что больше всего беспокоит общество. Во фракции мы около десяти кандидатур обсуждали, но пока окончательного решения нет.

О коалиции и досрочных выборах

- На фоне упорных разговоров о возможной отставке премьер-министра - понимает ли президент, что это грозит развалом коалиции, которая и так нестабильна?

- Президент прекрасно понимает, что стабильность коалиции и парламента - одна из важнейших вещей. Это базис нашего постепенного развития. Тем более, что, за исключением нескольких инцидентов в Донбассе, мы с 1 сентября получили мир, ситуацию без обстрелов. Прошли местные выборы. Все. Политика отступила назад, у нас появилась возможность реально сконцентрироваться на экономике. Стабильность и работоспособность парламента - это основа. Президент это знает, он на это работает, и мы как самая многочисленная фракция - тоже. Но мы прекрасно понимаем, что и без фракции Народный фронт этой стабильности не будет.

Досрочные выборы - это очень плохо для страны 

- То есть, выбирая между Яценюком и коалицией, Порошенко выберет коалицию?

- Не совсем корректный вопрос. Я уверен, что Порошенко выберет стабильность. А стабильность - это коалиция в составе четырех фракций.

- По разным данным, олигархи начали активные переговоры по поводу досрочных выборов Верховной Рады. Якобы между ними достигнуто взаимопонимание о том, что выборы состоятся весной. Насколько это соответствует действительности?

- Разговоры о досрочных выборах начались, наверное, через пару месяцев после избрания нового парламента. Как и с Кабмином: уже в январе начали обсуждать отставку того или иного министра или правительства в целом. Я считаю, если мы пойдем на досрочные выборы, - неважно, когда это будет, весной или осенью, - это нанесет серьезный удар по стране, даст большой минус нам и нашему авторитету в международном сообществе. Мы очень тяжело, по крупицам создавали международную антироссийскую коалицию, которая нас поддерживает. Нам нельзя терять эту поддержку. Это и вопрос продления санкций, и программа МВФ, и так далее. Так что досрочные выборы ВР - это очень плохо для страны. Но если это произойдет, то мы как политическая сила к этим выборам готовы.

- А кто заинтересован в прокачивании темы досрочных выборов?

- Безусловно, больше всех в досрочных выборах заинтересован Оппозиционный блок. Кроме того, в них заинтересованы политические силы, которые не представлены в Раде, так всегда было - Гражданская позиция, Свобода, Укроп. Этим партиям нечего терять. Они везде, на всех эфирах эту ситуацию расшатывают. Но это безответственная позиция по отношению к Украине.

Выбирая между коалицией и Яценюком, президент выберет стабильность 

О конфликте с группой Приват

- Накал страстей вокруг команды Коломойского повышает эту вероятность. Дело Корбана: что заставило президента пойти в атаку на группу Приват через неделю после выборов?

- Знаете, в государстве тогда наступит стабильность и безопасность, когда наши правоохранительные органы будут заниматься своим делом, независимо от выборов. Я бы не политизировал последние события. На мой взгляд, прокуратура и СБУ предоставили достаточно доказательств того, что дело, которое расследуется, никакого отношения к политике и политикам не имеет. Ведется расследование деятельности организованной группировки, и не более.

- Версии о мотивах преследования Корбана разнятся: от мести за оскорбления в адрес Порошенко до попыток развалить группу Приват. Какая ближе к истине?

- Еще раз говорю: на мой взгляд, это попытка смешать грешное с праведным. Давайте, все-таки, так: мухи отдельно, котлеты отдельно. Политику - политикам, а криминал - правоохранительным органам, следователям и судам. Если в головах наших людей это разделится, всем станет жить легче.

-Это сложно разделить, когда силовики с Ефремова сняли электронный браслет, пиарятся на повестках НовинскомуКоролевскойВилкулу, а Корбана быстро взяли в оборот.

- Я согласен с вами в том, что в обществе присутствует недовольство качеством расследования уголовных дел и отдельными действиями правоохранительных органов, в первую очередь судов. Снимать браслет или не снимать - это решение суда. Вместе с тем, судебная реформа только началась. По сути, у нас все судьи остались еще из старой системы. Но заработал Высший совет юстиции, в парламенте будут пересматриваться решения относительно большого количества судей. Прозвучала инициатива Гройсмана уволить 600 или 800 судей. Быстро это не решается. Судебная ветвь власти наиболее консервативна, наиболее кланова, и немедленно сменить ее очень сложно.

К качеству работы прокуратуры тоже есть вопросы. У нас, к сожалению, научились открывать дела, но нет надлежащей настойчивости в их расследовании, доведении до суда. Например, дело бриллиантовых прокуроров. Президент публично поддержал следователей, настаивает на передаче дела в суд. Но есть другая информация: что это дело не подкреплено доказательствами, и в суд передавать нечего. Это к вопросу о качестве. Можно принять политическое решение, создать сталинские тройки и за два часа принимать решения и расстреливать людей. Но ведь мы строим правовое государство, мы хотим в Европу. Следствие должно идти в соответствии с законом: сначала доказательства, потом суд.

Большие надежды возложены на новое качество Государственного бюро расследований и Национального антикоррупционного бюро, в которые сотрудники принимаются, пройдя жесткие конкурсы и тесты. Но на это тоже нужно время.

Об отставке Виктора Шокина

- Запад прямо говорит, что недоволен конкретно Виктором Шокиным. И Нуланд, и Пайетт уже прямым текстом об этом говорят. Понимает ли президент, что генеральный прокурор подрывает его репутацию? Почему нет отставки?

- Я бы не концентрировал внимание лично на Шокине. С 1 декабря у нас начинает работать Национальное антикоррупционное бюро, и большинство коррупционных дел по чиновникам первой и второй категории будут переданы туда. Когда заработает Государственное бюро расследований, ему передадут функции следствия. И за прокуратурой останется только надзор. Через 3-4 месяца должность генпрокурора по значимости отойдет на второй план.

- Отставки Шокина не будет?

- Я сторонник юридических процедур. Голосование за отставку возможно по трем поводам: 150 подписей депутатов, заявление лично Шокина или представление президента. Ни одной из этих составляющих нет. Моя личная позиция, почему их нет: если не Шокин, то кто? Есть ли на сегодняшний день фигура, которая пользуется большим доверием президента и парламента? Допустим, мы проголосуем за отставку Шокина, потому что это популярно, и некоторые депутаты кнопку только поэтому и нажмут. Но кто сейчас будет более эффективным на этом посту?

- Когда снимали Махницкого и Ярему, эти вопросы не возникали.

- Ну, на то время, во-первых, были поданы личные заявления, и мы были вынуждены их рассматривать, а президент - подбирать кандидатуру, вносить в парламент и искать голоса. Сейчас такого заявления нет. И, несмотря на всю критику, сегодня Шокин ведет большое количество резонансных дел. Сменив Шокина, мы понимаем, что через месяц новый генпрокурор будет подвергаться критике, мол, опять дела расследуются медленно.

- Но вы же сами говорите, что через месяц резонансные дела передадут в НАБ.

- Так давайте сначала сделаем А, а потом будем делать Б. Пусть прокуратура передаст дела в Национальное антикоррупционное бюро, следствие перейдет в Государственное бюро расследований, получим новое качество прокуратуры, а потом под это качество определимся с генпрокурором. Сколько можно двигаться в режиме революций? Если мы не научимся двигаться по логике закона, то никогда не построим европейское правовое государство.

- В СМИ появилась информация о том, что глава АП Борис Ложкин на фоне конфликта с Корбаном написал заявление об отставке. Как Левочкин после разгона Майдана. Это так?

- Не знаю. Не интересовался. Но думаю, что это не так.

О бизнесе и партнерах

- Участники рынка говорят, что вы причастны к поставкам угля госкомпании Центрэнерго из ДНР и ЛНР. По сути, контролируете эту компанию. Как вы относитесь к задержке приватизации Центроэнерго? У Демчишина и Яценюка конфликт по этому поводу.

- По поводу контроля Центрэнерго я уже не один раз говорил. Более того, журналисты даже проводили свое расследование на этот счет, я сам их просил об этом, потому что устал объяснять. Насколько я понимаю, оно закончилось безрезультатно.

Если говорить об угле из ЛНР-ДНР, и вообще о поставках угля, то мы вынуждены выбирать между понятиями плохо и очень плохо. Плохо - это уголь с оккупированных территорий. Министерство и Центрэнерго обвиняются в финансировании терроризма, хотя, по сути, эти деньги в конечном итоге доходят до украинских граждан, которых мы хотим вернуть: деньги идут на молоко, хлеб, на еду и лекарства. Очень плохо - это поставки угля из России, мы покупаем у агрессора и финансируем агрессора. И есть еще очень плохой вариант - завозить уголь из ЮАР, который на 12-15 долларов за тонну дороже. Вот такой у нас выбор. Между плохим и очень плохим.

Я все-таки сторонник первого подхода. Уголь надо покупать, завозить, надо решать законодательные проблемы в этом плане. Сейчас в парламент внесен законопроект о нулевой ставке НДС на закупку угля из зоны АТО, чтобы упростить эту ситуацию. Это вынужденные тактические действия.

Если говорить об угле из ЛНР-ДНР, и вообще о поставках угля, то мы вынуждены выбирать между понятиями плохо и очень плохо 

- Против бывшего директора Цэнтрэнерго Балабанова МВД возбудило дело по факту хищения средств при поставках угля. Вас называют бизнес-партнером Балабанова в мебельном и судостроительном бизнесах. Как давно вы знакомы с Балабановым?

- Я никогда не был партнером Балабанова. Мы с ним познакомились то ли в 2001, то ли в 2002 году, когда проводили одну коммерческую сделку: предприятие Укрпроминвест, на тот момент бывшее в нашей структуре, продало энное количество б/у такси структуре Балабанова, которая использовала их в Донецке. Вот, в общем-то, и вся давняя история знакомства с господином Балабановым. После этого мы не общались. Поэтому я не отрицаю: да, я с ним знаком. Сейчас он, по моей информации, уже не работает в этой структуре, другой человек возглавляет Центрэнерго.

По поводу уголовного дела ничего не знаю. Если оно есть, и будут факты - будет отвечать.

- Балабанов ведь был миноритарным акционером Центрэнерго?

Честно говоря, не изучал этот вопрос, но, по моей информации, Центрэнерго - 100% государственная компания. Что касается приватизации - у нас с Демчишиным во многом сходятся подходы, хотя мы достаточно часто дискутируем. Но по Центрэнерго Владимир Демчишин придерживается позиции, что предприятие должно остаться в собственности государства, чтобы была возможность влиять на энергорынок. Я все-таки сторонник приватизации. Это касается всего комплекса предприятий. Я считаю, что государство - плохой собственник, и чем быстрее мы максимум предприятий продадим, тем быстрее заработает экономика. Озвучу даже такую крамольную позицию, которая вообще непопулярна: нам аккуратно, осторожно, с опросами общественности, международных профильных организаций, можно думать и о приватизации атомной энергетики. В США атомные электростанции частные, и ни на эффективность работы, ни на безопасность это не влияет. Даже наоборот.

- Корбан летом заявил, что вы готовите приватизацию Центрэнерго под себя.

- Вообще не понимаю, каким образом это возможно. Может быть, это мог бы сделать господин Корбан, исходя из его личного опыта? Я считаю, что касательно Одесского припортового завода, Центрэнерго, Сумыхимпром, других знаковых предприятий, другого пути, кроме как приватизация на открытом и прозрачном конкурсе, который будет сниматься на камеры, просто не существует. 

Валерия Кондратова ЛIГАБiзнесIнформ
Информационное агентство
www.liga.net
Печать
- читайте самое главное в мобильном

Новости партнеров

Загрузка...
Loading...
Новости партнеров