Выпили, поговорили. Застольные факты от свидетеля по делу Щербаня

Выпили, поговорили. Застольные факты от свидетеля по делу Щербаня - Фото
Показания Зайцева журналисты слушали с экрана монитора в отдельной комнате Апелляционного суда - посторонних в зал заседаний не пустили
16.02.2013, 11:50

Деньги, любовная интрига, наркотики, убийство. Сюжетные повороты в деле об убийстве Щербаня могут посоревноваться с голливудскими блокбастерами

Апелляционный суд Киева заслушал показания бизнесмена Сергея Зайцева - нового свидетеля по делу об убийстве народного депутата Евгения Щербаня. Зайцев - свояк Петра Кириченко, бывшего друга и компаньона Павла Лазаренко. Львиная доля показаний свидетеля Генпрокуратуры стала пересказом его застольных бесед с Кириченко.

Зайцев не смущался признать, что при каждом упомянутом им разговоре на тему убийства Щербаня Кириченко был пьян. Более того, свидетель назвал Кириченко наркоманом, а в дополнение признал, у того явное неприязненное отношение к экс-премьеру Юлии Тимошенко, которую ГПУ подозревает в заказе убийства Щербаня. И показания Зайцева в совокупности с показаниями Игоря Марьинкова и прочими, по мнению прокуроров, должны будут послужить доказательством вины лидера украинской оппозиции.

По словам Зайцева, 30 ноября 1998 года в Сан-Франциско праздновали день рождения: "Дома у Кириченко накрыли стол, отметили". Потом Зайцев и Кириченко вышли на перекур. Там и состоялась доверительная беседа, из которой свидетель узнал о причастности Тимошенко к заказу убийства Щербаня.

Кириченко перечислил миллион Мильченко. - Это в платежке было так написано - "за Щербаня"? - Да 
Тогда же Кириченко якобы сказал Зайцеву и о трех миллионах доларов, которые Тимошенко заплатила ныне покойному днепропетровскому криминальному авторитету Матросу (Александру Мильченко) за убийство. Еще миллион Матрос получил от Кириченко. Но показания Зайцева на эту тему были столь сбивчивыми, что, наверное, сыграли больше на руку защите. Местами показания доходили до абсурда.

- Кириченко перечислил миллион Мильченко, - сказал Зайцев.

- Лично Кириченко лично Мильченко?

- Да

- За что?

- За Щербаня.

- Это в платежке было так написано - "за Щербаня"?

- Да.

Через секунду Зайцев понял, что сказал, и исправился: "Не было такой платежки".

Формулировки свидетеля менялись по ходу допроса. Звучало и "Тимошенко заплатила трешку", и "Кириченко" заплатил трешку". А еще было "лошицу развели на трешку" (это о Тимошенко).

Последний вариант, был наиболее выгоден защите. Сергей Власенко взялся изматывать свидетеля:

- Правильно ли я вас понял, что Кириченко заплатил три миллиона Мильченко за убийство, они обманули Тимошенко, "развели лошицу"? Если так, это значит, что Кириченко заказал убийство, а "развели лошицу" значит, что она об этом ничего не знала.

Внятного ответа от Зайцева не последовало.

Кому оказались невыгодны показания Зайцева, так это Кириченко, который последние годы проживает в США. Если верить Зайцеву, чтобы припугнуть Тимошенко и заставить ее отойти от дел, Кириченко с Матросом подложили ей торт с запиской "Привет из Донецка. В следующий раз это может быть не торт". Этот "привет" якобы был воспринят Павлом Лазаренко, тогдашним патроном Тимошенко, как реальная угроза от Щербаня. И тогда получается, что убийство донецкого политики и бизнесмена Щербаня спровоцировал Кириченко.

Открытым остается вопрос участия на суде самого Кириченко. Прокурор Олег Пушкарь после заседания комментировать эту тему отказался.

Я ничего против Тимошенко не имею, она мне очень симпатичная женщина. Но должен же кто-то правду говорить? 
О чем свидетель рассказывал более охотно и без принуждения прокуроров, защитников и судьи, так это о бурном романе Лазаренко и Тимошенко.

- Лазаренко мне сам рассказывал, что у него были интимные отношения с Тимошенко, - признался он.

Без любых уточняющих вопросов Зайцев рассказывал, что "Тимошенко разбила семью, и заморочила ему голову, Лазаренко стал невменяемый". В этой части показаний защитники Тимошенко к свидетелю не цеплялись. Даже если роман и был, он вряд ли доказывает причастность экс-главы ЕЭСУ к убийству Щербаня.

Напоследок возникает еще один, уже традиционный в деле Щербаня, вопрос: почему фамилия Тимошенко в показаниях очередного свидетеля, всплыла только сейчас, почему Зайцев молчал, если о ее причастности к убийству знал с 1998 года?

- Я до 2001 года проживал в Америке, там это кому-то надо? В 2001-м мне было не до этого, я супругу похоронил. Потом Тимошенко была вице-премьером, кому я должен был о ней заявлять?

- А сейчас?

- А что сейчас… Я ничего против Тимошенко не имею, она мне очень симпатичная женщина. Но должен же кто-то правду говорить?

Не исключено, что уже в ближайший понедельник новый свидетель, в непреодолимом желании торжества справедливости, вспомнит новые подробности убийства Щербаня. Пока же обвинение упрямо не разглашает, когда и от кого ждать новых сюрпризов.
Комментарии
Последние новости
Популярное
Загрузка...