Адвокат Тимошенко: Свидетель ГПУ Зайцев сделал нам подарок

Адвокат Тимошенко: Свидетель ГПУ Зайцев сделал нам подарок - Фото
Александр Плахотнюк считает, что решение судей по делу Щербаня предопределено позицией первых лиц страны
19.02.2013, 08:24

Плахотнюк не верит в объективность судей по делу Щербаня, но понимает, почему нужно бороться за экс-премьера до конца - пересмотр дела неотвратим

Адвокат Александр Плахотнюк накануне очередного судебного заседания по делу о заказном убийстве Евгения Щербаня рассказал в интервью ЛІГАБізнесІнформ об условиях, в которых вынуждена работать защита экс-премьера, прояснил ситуацию с отсутствием Тимошенко в суде, а также рассказал, как свидетель Зайцев сделал подарок стороне защиты и очень удивил сторону обвинения.

- В начале февраля вы утверждали, что Генпрокуратура не предоставляет защите материалы дела об убийстве Щербаня в полном объеме. Что-то изменилось за две недели?

- Материалов у нас до сих пор нет. Что было по состоянию на начало месяца, то и сейчас - шесть томов дела из 52-х. Генпрокуратура прекратила предоставлять документы еще 5 февраля.

- Чем аргументирует?

- Да, пришел ответ: ознакомление с другими материалами дела может препятствовать дальнейшему расследованию уголовного дела об убийстве Евгения Щербаня. Точка. А вот чем и как ознакомление защиты может помешать проведению расследования, этого прокуратура не поясняет.

- Почему Юлии Тимошенко нет в суде? Соратники говорят о том, что транспортировка будет для нее пыткой, сама Тимошенко требует доставить ее в суд... Проясните ситуацию.

- Ответственно заявляю - Тимошенко хочет присутствовать на заседаниях. Дело в том, что допрос свидетеля на досудебном следствии предусмотрено новым Уголовным процессуальным кодексом как исключительная процедура. Для этого либо жизнь свидетеля должна находиться под угрозой, либо должны быть представлены другие объективные обстоятельства, которые делают невозможным участие свидетеля в судебном заседании по сути.

Но в случае со свидетелями по данному делу обвинение требует допросить тех же Марьинкова и Зайцева, ссылаясь на такую необходимость без объяснения причин. И это несмотря на то, что сами свидетели говорят о том, что их жизни и здоровью никто не угрожает.

Учитывая исключительность этой процедуры, суд обязан уведомить защиту о проведении допроса свидетелей. Право подозреваемой, в данном случае - Юлии Тимошенко, присутствовать на заседании. Тимошенко не отказывается от реализации этого права, она хочет присутствовать.

Кто из судей возьмется объективно рассматривать это дело после приговора, вынесенного первыми лицами страны 
- А как же проблемы со здоровьем?

- Со здоровьем Тимошенко действительно большие проблемы. Но, извините, кто, куда и кого гонит с допросом свидетелей? В чем спешка? Точнее, мы понимаем, зачем нужна эта спешка - нужно ведь распиарить позицию обвинения посредством свидетелей. Но это причина политическая. Процессуальных причин спешить с допросом свидетелей нет. Мы просили отложить допросы первого свидетеля на две-три недели - это было пожелание Тимошенко. Тогда она готова была бы к участию в суде даже несмотря на состояние здоровья.

Так что, о том, почему Тимошенко не было на заседании, спрашивать нужно не у защиты, а у ГПтС. Моя подзащитная находится за решеткой, она лишена возможности свободного перемещения.

- Имеют ли показания Игоря Марьинкова и Сергея Зайцева перспективы быть принятыми судом. Как вы оцениваете их свидетельства с юридической точки зрения?

- Если объективно, то все, что говорят эти люди, им стало известно якобы со слов третьих лиц. Никто из них не был ни непосредственным участником, ни действительно свидетелем. Никто информацию из первых рук не получал.

Более того, основная масса показаний, особенно у свидетеля Зайцева, сводятся к словам: "я так думаю", "я так считаю", "я так полагаю" и т.д. Свидетельские показания не могут базироваться на предположениях. Это не свидетельства - это выводы частного лица, не подтвержденные ничем, кроме предположений и домыслов.

Что же касается перспектив этих свидетельств, то защита говорит о том, что они не могут быть приняты судом, так как базируются на предположениях и показаниях третьих лиц. Хоть новый УПК и дает право суду принимать свидетельства, основанные на утверждениях третьих лиц, они должны быть объективно подтверждены, а в случае с историями Марьинкова и Зайцева таких подтверждений нет.

Однако прокуратура считает иначе. Причем, ГПУ официально вводит общество в заблуждение сообщениями своей пресс-службы о том, что защита якобы специально дискредитирует свидетеля перед общественностью, чтобы отвлечь внимание от фактов, изложенные тем же Зайцевым. Пресс-служба ГПУ даже приводит слова свидетеля, где он якобы говорит, что "Тимошенко заказала убийство", "Тимошенко знакома с Матросом (Мильченко)" и "Тимошенко произвела "трешку" оплаты". Это неправда. Зайцев на суде говорил: "Мне сказали, что Тимошенко знакома…", "мне сказали, что Тимошенко заказала…" и т.д. Понимаете? Но прокуратура считает, что этого достаточно.

Статья 97 нового УПК относительно показаний со слов третьих лиц и то рвение, с которым ее использует обвинение, говорит о том, что имплементация этой статьи вполне могла быть произведена под дело Щербаня 
- Ваш коллега Сергей Власенко как-то сказал, что новый УПК на 99% писали под новое дело Тимошенко. Поддерживаете это эмоциональное заявление?

- Насчет 99% я, может быть, и не согласен, но статья 97 относительно показаний со слов третьих лиц, и то рвение, с которым ее использует обвинение, говорит о том, что имплементация этой статьи вполне могла быть произведена под дело Щербаня.

- Известно ли вам, кого еще обвинение планирует привлечь в качестве свидетелей по делу? Говорят, это будет экс-губернатор Сумской области Щербань.

- Да, Владимира Щербаня допросят завтра в суде (поздно вечером, после интервью ГПтС сообщила, что Щербань заболел и Тимошенко в суд не привезут, - ред.). По поводу других не известно, защита вообще узнает о свидетелях за 2-3 дня до допроса. А если дело к выходным, то можно вообще узнать всего за сутки. У нас физически нет возможности готовиться к допросу в таких условиях, тем более, что нам не предоставили материалы дела. Получается, что у обвинения было 16 лет для подготовки, а у защиты - всего один день.

О том, кто еще может быть представлен в суде в качестве свидетелей, мы можем предполагать - несколько фамилий уже прозвучали на заседаниях, и, скорее всего, не зря. Например, Юрий Сердюк, упомянутый Марьинковым. Они вместе были задержаны при транспортировке оружия в свое время. Некий Дзюба - член той же преступной группы, насколько я понимаю. Учитывая, что эти фамилии были озвучены, я думаю, что они появятся в суде, как новые свидетели обвинения.

Нам не предоставили материалы дела. Получается, что у обвинения было 16 лет для подготовки, а у защиты - всего день 
- Чего ждать от Кириченко в свете всего того, что о нем наговорил свидетель Зайцев?

- Никто, и, в первую очередь, обвинение, не ждал таких показаний от их свидетеля против Кириченко. Для защиты это большой подарок. Если брать во внимание показания Зайцева и уведомление о подозрении, которое было вручено Тимошенко, то Кириченко как минимум должен проходить по делу как соучастник. Они же сами утверждают, что Кириченко передал $500 тысяч наличными Мильченко за убийство Щербаня. Но прокуратура вряд ли захочет терять Кириченко, на которого делает большие ставки, как свидетеля, и я не верю, что его переквалифицируют в подозреваемые. Вообще, поведение обвинения и суда легко предсказать. Мы уже понимаем, чем закончится и дело об убийстве Щербаня, и дело по ЕЭСУ против Тимошенко…

- Если вы имеете ввиду неотвратимость обвинительного приговора, то в чем тогда роль защиты? Вести заведомо проигрышный бой до конца?

- У нас нет иллюзий. Если первый заместитель генпрокурора Кузьмин, да и сам генпрокурор Виктор Пшонка говорят о том, что вина Тимошенко доказана, доказательства собраны и речь идет о пожизненном заключении, кто из простых следователей будет расследовать это дело как-то иначе? Более того, кто из судей возьмется объективно рассматривать это дело после приговора, вынесенного первыми лицами страны?

Задача защиты сегодня - указать общественности и международным институциям на все процессуальные нарушения по этому делу, на абсурдность этого процесса с оглядкой на то, что в будущем оно будет пересмотрено. Простые люди должны понять несостоятельность обвинения, юристы и так это понимают… Причем, представители обвинения тоже. Я в пересмотре дела об убийстве Щербаня в будущем не сомневаюсь.
Комментарии
Последние новости
Популярное