UA

"Это пощечина российскому Генштабу". Интервью с защитником ДАП

"Это  пощечина российскому Генштабу". Интервью с защитником ДАП - Фото
Михаил Яременко, позывной "Леший"
20.01.2016, 16:20

Стоило ли держаться до последнего? Как видится командование из солдатского окопа? Интервью с участником обороны Донецкого аэропорта Михаилом Яременко

20 января Украина вспоминает последний день боев в Донецком аэропорту.  Слово "киборг" в Украине перестало ассоциироваться с голливудскими блокбастерами. Теперь  "киборги" - это украинские воины, на протяжении восьми месяцев удерживавшие территорию аэропорта в боях с отрядами сепаратистов и регулярных частей РФ. Накануне памятных дней корреспондент ЛІГА.net поговорил с участником обороны ДАП - старшиной 79-й аэромобильной бригады.

- Расскажите о себе. Как попали в "киборги"?

- Яременко Михаил Николаевич, позывной "Леший", 1969 года рождения. Я не кадровый военный, но за плечами есть опыт военной службы, в том числе боевых действий еще на советском Кавказе. В марте 2014 года ушел добровольцем из Запорожья, в аэропорт попал в октябре 2014-го. Это была третья ротация нашей 79-й аэромобильной бригады.

- Без учебки?

- Без, а зачем...

Затем по причине контузии был сначала отправлен в госпиталь, потом демобилизован. Получить контузию было очень легко - валили круглосуточно и с минометов и из танков практически прямой наводкой.

Изначально аэропорт планировался как плацдарм для наступательной операции, а потом диспозиция сменилась…

- Сколько человек погибло из вашей бригады за время вашего пребывания там?

- На тот момент когда я был, у нас, слава Богу, было без потерь. Одному - Александру Терещуку, оторвало руки.

- Во время вашей службы в аэропорту можно было без проблем вывезти раненых, контуженых с территории аэропорта?

- Нет, фактически все было с боем. Всегда. Потому старались возить все скопом, и БК (боекомплекты) и продовольствие и завоз/вывоз раненных (такие колонны с военными мы называли "ленточки с попугайчиками") все в один заход, потому что били все время. Потому-то многие водители туда и ехать не хотели. Водители - это особый класс военных. Смертники. Они ведь как мишени в тире.

"Это  пощечина российскому Генштабу". Интервью с защитником ДАП

Тыльная часть "нового" терминала ДАП. Октябрь 2014

- Приходилось ли общаться с боевиками? Что можете сказать об этих людях?

- Доводилось, когда они попадали к нам в руки. Несчастные люди. Мне лично их просто жаль - зашоренные, зазомбированные смертники. Большинство из таких не выживают, потому что в отличие от регулярных войск РФ, просто не умеют воевать. Таких спецы ГРУ первыми отправляют на убой пачками, без счета.

Зомбировать их было нетрудно. Я сам с восточной Украины - из Запорожья, и у нас всегда жизнь была трудной, а в Донбассе и вовсе печально - знаю не понаслышке, в мирное время много раз там бывал. Донецк еще ничего - как витрина, но как только поедешь вглубь, хотя бы на родину Януковича в Енакиево… люди не то, что хорошей, а и нормальной жизни не видели. И так целыми поколениями. Все адекватные из Донбасса очень быстро уехали, а эти… Поверили сразу же, как российское телевидение и провокаторы ФСБ на местах пообещали им золотые горы.

Идейных сторонников ДНР среди таких очень мало. Просто несчастные люди. Но, не смотря на то, что их жалко, мне бы не хотелось с такими людьми что-то совместное строить, с ними нельзя будет построить новое, качественное государство.

- Вы за отделение Донбасса?

- Не хотелось бы терять свою землю, но пока ее населяют такие люди, как большинство жителей оккупированного Донбасса, мы далеко не уедем. Для них слово России - святое дело. У меня уже даже не осталось друзей там. Те кто были, перестали такими быть. Они часто обвиняют украинскую армию в том, что случаются обстрелы с нашей стороны. Всякое бывает, отрицать не буду, но я всегда отвечаю так: это вы принесли заразу, вирус и болезнь в нашу страну, вы впустили россиян и стали террористами, а лечение от вирусов редко бывает безболезненным.

"Это  пощечина российскому Генштабу". Интервью с защитником ДАП

- Насколько серьезным было вмешательство регулярных войск РФ в аэропорту?

- Лично в бою встречаться не доводилось, скажу честно. Однако по всем признакам - боевым маневрам, работе снайперов ночью, установке мин, обнаружении и деактивации наших "секретов", по инженерным конструкциям и другим признакам было видно, что это никакое не "ополчение". Это был почерк специалистов высокого класса. Естественно, там, где нужно было отправить мясо, например, для обнаружения наших огневых точек, туда отправлялись "ополченцы" - ни одного российского солдата там не было. Потом только ходили и собирали...

- Насколько хорошо была налажена связь с центром? Говорят, были перебои.

- Связь была, по крайней мере, когда я находился в аэропорту. В противном случае мы бы просто не получали подвоз БК, продовольствия и так далее.

- Есть свидетельства, что сепаратисты обладали всеми необходимыми картами территории аэропорта, а у вас не было элементарных планов помещений.

- Да, это было. Когда мы были на высотках, с картами ситуация была "п**ц", а в аэропорту - "полный п**ц".

"Это  пощечина российскому Генштабу". Интервью с защитником ДАП

Уничтоженный террористами терминал аэропорта со стороны взлетной полосы. Октябрь-2014

- Но ведь все это очевидно было в Генштабе, почему не сообщали?

- Я сейчас не хочу кричать "зрада", потому что это проще всего, а я все-таки знаю, что такое война. На войне еще очень много непрофессионализма и расхлябанности, особенно в высших чинах, в Генштабе. Там люди, в основном, никогда не воевали, а строили карьеры путями, далекими от военного дела. А даже те, кто воевали, давно разучились это делать. Это чувствовалось много раз. В операции с Донецким аэропортом воевали те, кто был на месте - распоряжения из Генштаба не то, чтобы всегда были неадекватны, или как принято говорить, кишели "зрадой", а просто они не были рассчитаны на опережение. Решения украинского Генштаба, его приказы всегда были в ответ на действия противника, как реакция на что-то - а так не побеждают.

- Как вы считаете, следовало ли покинуть территорию аэропорта раньше? Немало тех, кто считает, что его защита до последнего куска бетона не была необходимостью.

- Даже сейчас скажу, что нам следовало до конца удерживать аэропорт. И можно было бы делать это и дольше, а также снова превратить в плацдарм для наступления, если бы высшее командование умело воевать. Донецкий аэропорт стал отличным стимулом и демонстрацией того, что мы способны противостоять российской армии и их марионеткам-террористам. Чем больше таких символов, тем лучше. Боевой дух и уверенность на войне порой не менее важны, чем вооружение. Как бы не храбрились террористы, но Донецкий аэропорт очень сильно ослабил их распальцовку. К тому же сражались в аэропорту, вопреки расхожему мнению, не "машины-убийцы", "киборги", а мобилизованные, как и многие другие на этой войне. У многих из нас не было военного опыта. Не скажу точно в процентном соотношении, тем более, что были ротации, но необстрелянных было очень много. "Киборгами" они стали уже на месте, в боях. И это, поверьте, очень звонкая пощечина российскому Генштабу. Аэропорт ведь они так и не взяли.

А что касается убитых с нашей стороны, особенно в последний день, когда взрывом похоронило сразу 200 человек (официальные данные - 51 человек. - ред.), то это не столько от силы и натиска противника, сколько опять-таки, ввиду серии просчетов со стороны командования. Не удержали нулевой этаж и переход на третий этаж, коммуникационные шахты, по которым была осуществлена закладка взрывчатки, отсутствие средств для инженерных укреплений для укрытия бойцов.

Донецкий аэропорт стал отличным стимулом и демонстрацией того, что мы способны противостоять российской армии и их марионеткам-террористам. Чем больше таких символов, тем лучше 

- Вы говорите об ошибках командования. Конкретизируйте.

- Основная претензия у нас была к тому, что постоянно поступали приказы о перемирии. Как только мы начинаем серьезно прессовать сепаров, они отходят и ведут переговоры с Киевом о перемирии в аэропорту (чтобы забрать раненых и так далее). Наши, каждый раз соглашались и давали приказ прекратить огонь. За это время террористы пополняли боекомплекты, подводили новые силы и начинали обстрелы по новой. У нас же с каждым днем, а, особенно, уже после нашей ротации, в последние месяцы, с возможностью доставки провизии и боекомплектов было все труднее. Судить никого не буду, но я лично не могу ответить на вопрос, почему наше руководство - военное и, наверное, политическое, постоянно соглашалось с требованиями частых перемирий, а нам поступали приказы прекратить огонь.

- Что делает государство для защитников аэропорта, и чего не делает, хотя должно?

- Да ничего не делает. Многих просто забыли - какой-то малой части вручили награды, медали, но очень ограниченному количеству людей. И не всегда тем, кому стоило бы - в основном награждают офицерский состав, а солдат - в последнюю очередь. Много появилось липовых "киборгов". Или тех, кто вообще не был в аэропорту, или же тех, кто пробыл там два дня и при первой же возможности удрал, найдя повод. Вот такие как раз знают, как награды получать.

Но лично для меня главная награда в том, что я и мои ребята вернулись живыми и мне не стыдно им смотреть в глаза.

Основная претензия у нас была к тому, что постоянно поступали приказы о перемирии. Как только мы начинаем серьезно прессовать сепаров, они отходят и ведут переговоры с Киевом о перемирии в аэропорту. Наши, каждый раз соглашались и давали приказ прекратить огонь. За это время террористы пополняли боекомплекты, подводили новые силы и начинали обстрелы по новой 

- Как это "удрал" - разве можно было уехать по собственному желанию?

- Находили способы. Например, уезжает в составе конвоя техники для подвоза боекомплектов или сопровождает раненых - и больше мы его не видели. Были такие случаи.

- Вы встречали потом таких "на гражданке"?

Было, я не хотел бы детализировать. Многие прячутся от тех, кто реально воевал, либо же потом уходят на какое-то время "на больничку".

- Вы согласны с тем, что из защиты Донецкого аэропорта порой искусственно делают легенду. А в легендах много вымысла.

- Тут есть и положительные и отрицательные стороны. Положительные в том, что на войне должна быть пропаганда, как бы кто не относился к этому слову. Нужно демонстрировать результаты реальной, если хотите, героической борьбы нашей армии.

"Это  пощечина российскому Генштабу". Интервью с защитником ДАП

Отрицательные же в том, что, как я уже говорил, находится немалое количество мошенников, выдающих себя за "киборгов", а людям разобраться кто есть кто фактически невозможно. Еще один минус в том, что за легендой о Донецком аэропорте как-то забываются другие, порой, не менее героические эпизоды войны. Мало кто говорит о Луганском аэропорте, о высотках: в районе Мариновки, возле границы с Россией и других боях. СМИ больше всего пишут именно о Донецком аэропорте. Это не всегда оправдано и очень часто несправедливо по отношению к солдатам, воевавшим и даже убитым в не столь "разрекламированном" месте.

- Ваше мнение о мобилизации, комплектации армии в целом и, в частности, нужно ли проводить седьмую волну?

- Намного более эффективно было бы заинтересовывать профессионалов, которых в нашей стране немало. Мобилизация, по крайней мере, такая, какая была до этого, поставляет в армию тех, кто не спрятался, а не тех, кто может воевать. Зачем на фронте новые аватары?

- Кстати, в аэропорту были случаи пьянства?

- Исключено. Каждый понимал, что это верная гибель. Или, в лучшем случае, свои же забьют. Хотя сейчас всякое говорят… обидно, когда приходится слышать: "Ну что там, нажились на дьюти-фри и банкоматах?". Хотя, признаюсь, случаи мародерства были - это война. Например, приезжает грузовик с провизией - выгрузка должна составлять не более 3-х минут. Проходит 20 минут - водителя нет, а водитель уже тащит откуда-то плазму себе в кабину, или еще что-то. Такие "простои" чреваты тем, что колонну потом накрывают обстрелами. Нельзя долго стоять на одном месте. Но было и такое.

- Что больше всего запомнилось на войне?

- К войне быстро привыкаешь, как бы заезжено эта фраза ни звучала. Но из того, что запомнилось… Пробирающий до костей холод и беспомощность, когда под обстрелами собрали в ящики из-под снарядов останки наших убитых танкистов, чтобы отправить родственникам, а возможности передать не было.

Все фото - личный архив Михаила Яременко

Подписывайтесь на аккаунт ЛІГА.net в Twitter и Facebook: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.
Вакансии
Больше вакансий
Разместить вакансию
Комментарии
Последние новости
Популярное