UA

Москаль: коррупция в зоне АТО должна приравниваться к госизмене

Москаль: коррупция в зоне АТО должна приравниваться к госизмене - Фото
Геннадий Москаль с жителями Луганской области. Фото - официальный сайт
22.05.2015, 14:05

Руководитель прифронтовой области - о контрабанде, боевиках, правительстве и шансах на реинтеграцию Донбасса в Украину

В последние недели глава Луганской областной военно-гражданской администрации Геннадий Москаль стал одним их популярных ньюсмейкером Украины. Видеосюжеты с его личным участием в перехвате контрабандных грузов, следовавших в террористическую ЛНР, били рекорды просмотров в Интернете. В интервью ЛІГАБізнесІнформ глава Луганской областной военно-гражданской администрации рассказал о том, кто крышует незаконный грузовой трафик  на оккупированные территории, каковы суммы взяток силовикам и почему нынешний Кабмин и Верховная Рада не справляются с вызовами войны.

- Как решить вопрос с провозом контрабанды через блокпосты сил АТО? Вручную вы всех не переловите. Кто несет прямую ответственность за коррупцию на пропускных пунктах?

- Прямую ответственность за это несут Верховная Рада и правительство. Они должны были законодательно урегулировать вопрос о том, что мы делаем с границами оккупированных территорий. Или мы допускаем туда всех, или, если не всех, то кого и по каким параметрам. И по каким документам? Чтобы это было не мое личное решение, а буква закона или конкретное постановление Кабинета министров.

Что делать с предприятиями, которые находятся на оккупированных территориях, а зарегистрированы на территории, подконтрольной украинской власти? Они же платят налоги. Я имею ввиду, например, Алчевский металлургический завод, Алчевский завод коксохим, Лугансктепловоз, Ровеньки Антрацит, Свердлов Антрацит и так далее. Если они платят Украине все налоги, то им нужно помочь. Лугансктепловоз, например, зарегистрирован в Киеве, но его представители приходят ко мне за помощью. Я говорю: "Иди к Кличко, ты ж платишь в казну города все налоги, в том числе и налог на землю. Пусть Кличко тебе помогает, чего ты ко мне пришел? Или регистрируйся у нас, например, в Северодонецке и плати налоги у нас, тогда поможем".

Кабмин вообще странные вещи предпринимает. Например, так перекрыли газ, что оккупированные территории остались с газом, а наша часть Луганской области - без газа. Правительству надо провести выездное заседание в Донбассе и в один день расставить все точки над "і".

Сами водители никому денег не дают - им по мобильному сообщают, по какому "прикормленному" маршруту ехать и указывают, кстати, все военные пароли, которые нужно знать, чтобы пройти через блокпост без досмотра. Даже мне, как губернатору, не положено знать эти пароли -  контрабандисты все знают 

- Когда я спрашивал о беспределе на пропускных пунктах, то имел ввиду коррупцию непосредственно на блокпостах. Как грузовики с контрабандой проходят свои маршруты? Кто "крышует" это все - пограничники, милиция, СБУ, военные? Каковы расценки за нелегальный провоз товара? Вы ведь наверняка об этом знаете.

- Конечно, то, что контрабандисты якобы проезжают объездными дорогами - это детский лепет. Все идет через блокпосты. А если существует какой-то путь через поля, то его нужно перекопать или заминировать - иначе вслед за контрабандой поедут диверсанты и террористы.

Нельзя говорить, что в беспорядке на блокпостах виновато какое-то одно ведомство. Ведь по всему маршруту следования транспорта на разных блокпостах стоят разные службы - на одном посте Нацгвардия, на другом - ВСУ, на третьем - МВД.

Контрабандисты не покупают целый блокпост, а всего одну смену. Когда мы ловили эти фуры, то часто подъезжали, а водители сидят - яичницу жарят, отдыхают. Спрашиваем: "Так чего же не едете?" Честно отвечают: "Ждем нашу смену на блокпосту".

- Каковы расценки за провоз контрабанды через блокпосты?

- Для начала скажу, что сами водители никому денег не дают - им по мобильному сообщают по какому "прикормленному" маршруту ехать и указывают, кстати, все военные пароли, которые нужно знать, чтобы пройти через блокпост без досмотра. Даже мне, как губернатору, не положено знать эти пароли -  контрабандисты все знают.

Что касается расценок, то они зависят от стоимости и ценности груза. Например, за элитный алкоголь и табак, которые везут для Плотницкого и для тамошних олигархов, контрабандисты платят за весь маршрут следования от 300 тысяч до 500 тысяч гривен за фуру - от точки до точки. Если же везут хлеб или кошачий корм, то, конечно, намного дешевле.

- Каковы итоги ваших "видеорейдов" по грузовикам с контрабандой? Что конфисковано, кто арестован?

- Все машины мы забрали, кроме тех, где водители развернулись и удрали. Фуры стоят опечатанные. Товар в них явно давно испортился под таким солнцем.

В Государственной фискальной службе мне говорят, что они расследуют каждый случай обнаруженной контрабанды на полную мощь и устанавливают всех организаторов. Это их сфера ответственности, им и карты в руки. Вопрос серьезнее, чем кажется. Коррупция в зоне проведения АТО должна приравниваться к государственной измене.

- Деньги передаются на самый верх? Кому именно? Министру внутренних дел, министру обороны, главе СБУ?

- Ну, если водители автомобилей с контрабандой знают пароли, которые дают право проезжать блокпосты без досмотра, а, извините, даже мне этих паролей никто не дает... Конечно, существует какая-то вертикаль.

За элитный алкоголь и табак, которые везут для Плотницкого и для тамошних олигархов, контрабандисты платят за весь маршрут следования от 300 тысяч до 500 тысяч гривен - от точки до точки 

- Как, по вашему мнению, стоит поступить с оккупированными территориями Донбасса: пытаться оставить в Украине любой ценой, заблокировать и поставить "железный занавес" или как-то еще?

- Это должен решать не я, а правительство. Но если вы спрашиваете мое мнение, то о нем можно судить по моим последним приказам - максимально ограничить перемещение между оккупированными и подконтрольными нам территориями, а также сделать все, чтобы урезать туда поставки чего-либо. Хотели в Россию - пусть их Россия и обеспечивает. Но, конечно же, как человек на государственной службе, я подчинюсь любому решению центральной власти.

- Охарактеризуйте реальное отношение населения Донбасса к власти в Киеве? Насколько сильны антиукраинские настроения?

- Не антиукраинские, я бы сказал, но в основном пророссийские настроения. Не только на оккупированных территориях, но и на территориях, подконтрольных украинской власти. Я их все время спрашиваю: "Ребята, вы же хотели в Россию?". Они говорят: "Да, и сейчас хотим". Я говорю: "Вперед - 500 километров на восток и покупайте продукты в России, тем более, что границ между ЛНР и Россией нет". Говорят: "Дорого". Ну, так, а разве вы этого не знали, когда хотели в Россию…

- Контактируете ли вы с руководством так называемой ЛНР? Что можете сказать об этих людях?

- Это абсолютно подконтрольные России и руководству российского Генштаба люди. Марионетки. Если они завтра сделают хоть один самостоятельный шаг, их просто не будет. Многих так называемых "министров" я знаю давно - я же в области работал в 2005-2006 годах - пересекались. Плотницкого не видел никогда, хоть мы и земляки - оба родом с Черновицкой области.

- Приходится ли вам применять дополнительные меры предосторожности? Как охраняют губернатора прифронтовой области?

- У меня нет охраны и никогда не было. Те вооруженные люди рядом со мной, которых вы видели в кадре с отработкой контрабандистов - это военные или нацгвардейцы, которые служат в прифронтовой зоне. Мы встречаемся, только когда я объезжаю эти территории. Лично со мной ездят два или три помощника всегда, но это не охрана.

На работу хожу пешком, каждый день по одному и тому же маршруту. И вообще, Луганская администрация сегодня - единственная в Украине, которая вообще не охраняется. Зайти может кто угодно. Причем как с нашей территории, так и с оккупированной.

- С какими просьбами чаще всего обращаются к вам жители во время ваших объездов?

- Первый вопрос, который, кстати говоря, я как раз и приехал "выбивать" в Киев (разговор состоялся в Киеве 20 мая - ред.) - это компенсация за уничтоженное войной жилье. Многим негде жить. Лучше бы было этим людям дать компенсацию за утраченное жилье и имущество с условием того, что они обязуются не покупать новый дом или отстраивать старый в прифронтовой зоне - пусть переезжают на более безопасные территории. Тем более, что цены, даже не смотря на огромное количество переселенцев, на территории Донбасса, подконтрольной Украине, вполне подъемные. 150 тысяч гривен за полностью разрушенный дом и по 10 тысяч на каждого члена семьи за утраченное имущество Украина вполне могла бы заплатить.

- Сколько таких нуждающихся?

- Очень много. Но деньги как раз на это у государства есть. Когда принимался бюджет, то он, с учетом медицинских, образовательных и прочих выплат, принимался один на всю территорию области, с учетом нынешних оккупированных зон.

На 1 июня 2015 года мы у себя будем иметь уже 200 тысяч переселенцев с оккупированных территорий. Если помните, раньше был такой лозунг: "Деньги ходят за ребенком". Он предполагал, что социальные выплаты на ребенка должны производиться там, где ребенок проживает. Так вот, мы хотим, чтобы также деньги ходили и за переселенцем. Если его деньги "ходят в школу" на территории одного населенного пункта, то пусть он получает помощь на месте, а не числится там, где был прописан, и откуда пришлось сбежать.

Нам уже по итогам первого квартала необходимо 41 миллион гривень государственных субвенций на образование, и 61,3 миллиона - на медицину. Ведь бюджетный расчет делался по состоянию на 1 января 2013 года, когда не было войны, и когда вся территория Луганской области полностью была под контролем Украины. Сейчас же половину территории мы не контролируем, но бюджет расписан с учетом обеспечения всей области. Вот я и предлагаю - перераспределить бюджет, чтобы средства, выделяемые на Луганск, Красный Луч и прочие города, занятые террористами, перешли на территорию, контролируемую Украиной. Это же наши деньги, луганские. Мы же не просим чужого. Тем более, что добавилось 200 тысяч переселенцев, которых нужно обеспечивать. Тем более, что в феврале этого года Кабмин принял постановление, в котором говорилось, что остальная сумма, которая остается, а это около 380 миллионов гривень, может быть использована на ликвидацию последствий военных действий. Этих денег нам бы вполне хватило.

- Что нужно для этого?

- Еще одно постановление Кабмина, которое бы позволило распределить эту субвенцию. Мы уже написали шестое или седьмое письмо в Кабмин - и никакого ответа.

В Кабмин, к сожалению, пришло много людей, которые действительно ничего не понимают в государственном управлении. Почему-то все резко посчитали, что бизнесмены будут хорошими государственными управленцами. Ничего подобного - лучший топ-менеджер частной кампании вполне может быть самым посредственным чиновником и не справляться с поставленной задачей.

Например, в министерстве финансов из всех, с кем можно говорить, остался только Игорь Уманский (первый заместитель министра финансов Украины - ред.), и тот сейчас заболел. К другим идти - это потерять время.

- Идите сразу к Наталье Яресько (министр финансов Украины - ред.).

- Зачем? К ней я как приду, так и уйду.

- Как вы справляетесь с управлением Луганщиной без областного совета?

- У нас нет сейчас областного совета. Я заменяю всех - от главы облсовета до последнего депутата. Садимся вдвоем с главой департамента финансов и принимаем любое решение за пять минут. Вот вам новая модель децентрализации. Если в других областях идет противостояние между облсоветом, разными фракциями, кем хочешь,.. то у нас все быстро и понимая друг друга с полуслова.

- Вы ведете к тому, что отсутствие облсовета - это хорошо?

- Для нынешней ситуации, в которой оказалась Луганская область - это хорошо. Надо  понимать, что сегодня невозможно провести выборы в облсовет. Иначе мы подписываем капитуляцию. Признаем, что Луганская область - это лишь те территории, которые сегодня подконтрольны украинской власти. Я не знаю, что будут писать законодатели, но если они предусмотрят выборы в облсовет, то это катастрофа и капитуляция. Давайте тогда сразу переименуем область в Северодонецкую и откажемся навсегда от нынешних временно оккупированных территорий.

- Как, по-вашему, надо проводить местные выборы на оккупированной территории?

- Это все прописано в законе о военно-гражданских администрациях, просто его никто не читал. В законе сказано, что на территории, где введены военно-гражданские администрации, выборы можно проводить только после окончания АТО. То есть, в сельсоветы проводим, в поселки проводим, в горсоветах тоже, в трех районах Луганщины, в которых введены военно-гражданские администрации (полрайона наши - полрайона под террористами) - не проводим. Не проводим и в областной совет соответственно.

Да, минские соглашения предполагают проведение выборов по всей территории Донецкой и Луганской областей, но если боевики сами провели выборы на оккупированной территории, то они уже нарушили эти соглашения, тогда мы тоже будем проводить выборы так, как выгодно нам.

- Как обеспечить участие в выборах вынужденных переселенцев?

- Им нужно дать возможность проголосовать, это дело Верховной Рады. И не только вынужденным переселенцам, но и военным, которые более года находятся не по месту регистрации.

- Вас устраивает работа парламентской коалиции? Как можете прокомментировать эффективность Рады VIII созыва в целом?

- Очень много случайных людей. Но таких уж выбрали избиратели. В уголовном праве есть такие категории, как преступная небрежность и преступная самонадеянность. Это когда человек предвидит, что его действия приведут к негативным последствиям, но все равно легкомысленно их совершает, надеясь на какой-то случай. Эти термины я бы применил и к избирателям. Вот пошел модный тренд: В парламенте нужны новые лица…

- Разве это плохой тренд?

- Не плохой, но в парламент уже нужно приходить с именем и опытом. Чтобы депутат мог хотя бы законопроект прочитать и понять - хороший он или бред сивой кобылы. Должен знать, какие и где в законопроект стоит внести правки. В нынешнем же созыве очень многие на это просто неспособны. Они пришли в парламент никем и через пять лет никем оттуда уйдут.

На территории, где введены военно-гражданские администрации, выборы можно проводить только после окончания АТО. То есть - в сельсоветы проводим, в поселки проводим, в горсоветах тоже, в трех районах Луганщины, в которых введены военно-гражданские администрации - не проводим. Не проводим и в областной совет соответственно. Если решат проводить выборы в облсовет - это будет капитуляция 

- Можно подумать в прошлых созывах все депутаты были светочами.

- Ну, вы же меня спросили конкретно о нынешнем созыве, а тут все очень слабо. Еще у меня вызывает возмущение, что многие люди выходят на трибуну или просто выходят к журналистам и пиарятся на теме Донбасса, хоть многих из тех, кто это любит делать, я вообще ни разу в зоне АТО не видел. Или не видел очень давно. Но они в Киеве еще и надевают камуфляж, хотя никакой необходимости в этом нет.

- Давайте сравним этот созыв парламент с прошлым. Нынешний лучше?

- Если брать по умственному развитию, то… я думал, что хуже VI созыва (избранного на досрочных выборах 2007 года - ред.) не будет. Ошибся.

- То есть можно сказать, что парламент VIII созыва более патриотический, но менее компетентный?

- Да нет… думаю, что наличие Свободы в прошлом созыве делало его более патриотическим, чем нынешний.

- И все же по поводу коалиции. Все же видят, что отдельные фракции друг друга едва терпят и сами они этого не скрывают. Вы можете спрогнозировать, насколько коалиция окажется долговечной?

- Я работой парламента настолько не интересуюсь, чтобы это прогнозировать.

- Поделитесь своим мнением о минских соглашениях - это вообще что сейчас, каков статус выполнения этого документа?

- Впечатление двоякое. Да, они не выполняются, но альтернативы этим соглашениям пока нет. Далеко не все зависит от Украины. Мы, по сути, заложники политики, которую ведут с одной стороны Путин, а с другой - западные лидеры.

- Насколько сегодня велика угроза полномасштабного наступления российско-террористических сил?

- Я скажу, что такой угрозы нет, только когда российские войска покинут территорию Украины. А пока они у нас ходят и уходят только на ротацию, ничего исключать нельзя. И самое главное, что из Ростова-на-Дону не уходит филиал Генштаба РФ, который планировал Иловайск, Дебальцево и другие операции. Если мне рассказывают, что штаб продолжает работать, что там горит свет, значит, они там что-то планируют.

- Вы достаточно оперативно подаете новости с мест обострений ситуации в области. Расскажите, как налажена ваша работа в этом направлении?

- У нас есть пресс-служба, у которой в каждом селе есть люди, которых раньше бы назвали внештатными рабселькоррами. Каждые три часа круглосуточно они докладывают нам обстановку в каждой точке области. Если ситуация того требует, то чаще.

- У вас есть прямая связь с президентом?

- Да, нам провели такую особую линию - спецкоммутатор. Петр Алексеевич регулярно звонит, мы на связи. Часто общаемся и с первым заместителем главы Администрации президента - Виталием Ковальчуком - минимум два-три раза в день.

- То есть, обо всех претензиях, которые вы высказали в адрес Кабмина и парламента президент знает?

- Да, но экономические вопросы вне его компетенции. Единственное, что, если вопрос компенсации жителям прифронтовых территорий и дальше будет спускаться на тормозах, я буду просить президента, чтобы он провел такое решение через СНБО. Решения Совбеза, как известно, обязательны к исполнению.

В Кабмин, к сожалению, пришло много людей, которые ничего не понимают в государственном управлении 

Ведь Кабмин занял позицию - с людьми рассчитаются после окончания АТО. А когда это закончится? Если в Кабмине есть люди, обладающие способностями Ванги, Вольфа Мессинга или хотя бы Глобы, я бы хотел их выслушать.

- Насколько людям Донбасса сегодня помогают волонтеры? Сравните волонтерское движение в начале войны и сейчас.

- Волонтерское движение идет на спад по объективным причинам. Ведь костяк волонтеров составляли и составляют представители среднего класса - их ресурс не бесконечен. Также по возможностям волонтеров очень сильно ударило подорожание бензина и продуктов питания. Бензина в большей степени.

Если раньше продукты и все самое необходимое людям привозили один раз в 15-20 дней, то сегодня - не чаще, чем раз в месяц. Но хочу отметить, что желание помогать у волонтеров не пропало, поймите меня правильно. Просто объективно им стало тяжелее это делать. Очень много, кстати, помогают религиозные протестантские организации.

Мы со своей стороны, как администрация, тоже отдаем людям все, что можем. Как говорил один из персонажей фильма "Место встречи изменить нельзя", никто свою пайку под шинелью не жрет.

Подписывайтесь на аккаунт ЛІГАБізнесІнформ в Twitter и Facebook: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.
Вакансии
Больше вакансий
Керівник редакції Ліга.Money
Киев Медіа холдинг Ligamedia
Менеджер з продажів
Киев Медіа холдинг Ligamedia
Разместить вакансию
Комментарии
Последние новости
Популярное