Роман Маселко: Действия Шокина и Столярчука - имитация следствия

Роман Маселко: Действия Шокина и Столярчука - имитация следствия - Фото
Роман Маселко (фото - Facebook)
11.01.2016, 07:55

Адвокат Роман Маселко - о том, как работала система судебно-милицейских репрессий против Автомайдана и как организован саботаж расследования сегодня

В мирной жизни адвокат Автомайдана Роман Маселко - банковский юрист без водительских прав и автомобиля, до автопробега на Межигорье с системой ГАИ практически не сталкивался. Со второго дня он принимал участие в акциях протеста на Майдане, а 30 ноября, в ночь разгона студентов, был избит бойцами Беркута - дубинкой по голове. 

Значение работы Маселко пока понято не всеми и, возможно, будет оценено в будущем: начав с защиты активистов, ставших жертвами гаишного произвола, он и его соратники вышли на масштабную систему организованного судебно-милицейского произвола - с единым замыслом и центром координации. Эта система не разрушена новой властью и активно сопротивляется расследованию преступлений против Майдана. 

Работа правозащитника началась 29 декабря 2013 года, когда Роман подсел в автомобиль к участникам Автомайдана и вместе с ними поехал в Межигорье к резиденции Януковича. Как и другие активисты, он видел сотни гаишников, и видел, что они никого не останавливали. Поэтому, когда на водителей посыпались фальшивые рапорта и протоколы, решил использовать свой опыт для защиты их прав. "Мы создали группу в фейсбуке, и туда за два дня обратились около трехсот человек. Начали координироваться с юристами, ходить, защищать. Я был участником более двадцати судебных заседаний. Самое первое вела судья Царевич. В суде я представил безупречные доказательства, и был уверен, что мы человека полностью оправдали. Поэтому, когда суд объявил решение - лишение водительских прав на шесть месяцев, почувствовал себя так, будто меня опять Беркут по голове бьет", - говорит Маселко.

По его словам, единая схема фальсификации судебных решений срабатывала на каждом новом судебном заседании. Особенно циничным Роман считает суд 19 февраля 2014 года: "Судья Апелляционного суда Киева. Майдан уже пылал, уже было больше 50 погибших. Я ему говорю в глаза: что вы делаете, люди умирают на Майдане, потому что не находят правды даже в судах. Покажите хотя бы видимость правосудия. Нет, лишение прав и все. На моих глазах убивали людей. Поэтому, когда все закончилось, я дал себе слово чести: мы обязаны, чтобы это не повторилось, добиться наказания виновных. Для меня это принципиально".

После автопробега на Межигорье прошло уже два года. Были сфальсифицированы около тысячи рапортов, приняты 300 неправосудных решений. Систему судебных репрессий сопровождали не менее пятисот сотрудников ГАИ и более ста судей. Ни одного обвинительного приговора против них до сих пор нет. Как и в делах о расстрелах активистов Майдана, система замкнулась и сопротивляется.

В интервью ЛІГА.net Роман Маселко рассказал, на каком этапе саботируется следствие, есть ли у власти политическая воля наказать виновных, кто возглавлял схему давления на суды и можно ли еще добиться справедливости.

В конце прошлого года вы обвинили следователей в саботаже расследования дел Автомайдана, что вызывало возмущение со стороны Генеральной прокуратуры. В чем проявляется саботаж?

Я удивлен этой реакцией. Спикер прокуратуры сказал, что они очень возмущены и воспринимают мои слова как провокацию. И в ответ дал статистику: в суд направлены 42 обвинительных акта по 44 работникам ГАИ и двум судьям. Мы этого и не отрицали. Вопрос в другом: что из этого выйдет. Уголовных дел много, но в судах они просто разваливаются. Следственные действия ведутся так, что наработки ГПУ не могут быть использованы как доказательство. А когда мы четко говорим, что надо сделать, кого допросить, какие доказательства приобщить - это не делается. Дела передаются в суд, где по ним или выносят оправдательные приговоры, таких уже пять, или возвращают в Генпрокуратуру для доработки. И именно это нас возмущает - вместо того, чтобы признать ошибки и исправлять ситуацию, прокуратура продолжает утверждать, что все хорошо, и называть правду провокацией.

Ваша оценка: это сознательный подход прокуратуры - развалить дела в судах?

Как по мне, то сознательный. В противном случае придется прийти к выводу, что в прокуратуре работают просто, извините, имбецилы, которые не могут ничего сделать. Я уверен в обратном: могут. Более того, они очень грамотно все разваливают. С одной стороны, показывают процесс, нарабатывают десятки томов дела, хотя реальное значение имеет дай Бог чтоб один. С другой стороны, делают это так, что результат от их действий нулевой. Я считаю, что люди там работают неглупые, и их действия, скорее всего, целенаправленные.

Вы говорите, что по делам Автомайдана нет ни одного обвинительного приговора, зато были пять оправдательных. Какие эпизоды и каких фигурантов они затрагивают?

Все оправдательные приговоры касаются инспекторов ГАИ и подделки документов. Напомню, что подделывались рапорта и протоколы, туда вносилась заведомо недостоверная информация. Сотрудники ГАИ знали, что участники автопробега на Межигорье ничего не нарушали, но выполняли указания руководства, и этому есть доказательства. Это статья 366 Уголовного кодекса - служебный подлог. Плюс есть статья 340 - препятствование мирным собраниям. Они пытались не допустить дальнейшего участия активистов в похожих акциях.

В уголовных производствах статья 340 УК фигурирует?

Не во всех. Прокуратура Киева инкриминирует две статьи - 366 и 340, а Киевской области только одну - 366. В этом и проблема: расследование дел велось без единого координационного центра, без общего руководства, алгоритма и методики. При таком подходе невозможно дать правильную правовую квалификацию, установить причины преступления, организаторов и их связи в системе ГАИ и с другими органами. Вот и получается: Киев делает одно, Киевская область другое, Львов вообще закрыл все производства. И при этом они даже не знают, что делается в аналогичных делах. Только в ноябре 2015 года нам удалось добиться, чтобы эти дела расследовались как одно целое и в одном управлении Генеральной прокуратуры.

Они ничего не сделали... Тупо передали дело в суд, где оно развалилось. Такое же произошло со всеми другими делами. Наш прогноз сбылся на 100%. И ни Шокин, ни Столярчук это не остановили 

Встречались ли вы с генеральным прокурором Шокиным? Какова его официальная позиция?

Встречались. Почему мы говорим об умышленном саботаже? Мы активные участники процесса, представляем потерпевших, четко знаем, как идет расследование и какие есть проблемы. Сначала мы пытались сказать о них следователям на местах. Потом пошли к руководству следователей, в частности, я встречался с заместителем прокурора и прокурором Киевской области, с прокурором Киева. Это не дало результата, и мы пошли к господину Шокину. Точно так же ранее мы встречались с бывшим генпрокурором Яремой.

На встрече с Шокиным мы пытались объяснить: есть конкретные проблемы в конкретном уголовном деле, никакой перспективы в суде у него нет. Такие же проблемы - во всех (именно - во всех) других делах. Шокин выслушал нас, согласился - и отправил к своему заместителю Столярчуку. Где мы снова разбирали всю ситуацию по косточкам. На что Столярчук сказал: давайте не будем забегать наперед, сначала посмотрим, что из этого будет. Когда мне (хотя я не являюсь узким специалистом) очевидно, что дело развалится, а целый заместитель генпрокурора не может этого спрогнозировать и предлагает посмотреть, - это как минимум говорит о его профнепригодности. Они ничего не сделали для того, чтобы исправить ошибки. Тупо передали дело в суд, где оно развалилось, и его вернули в прокуратуру. Такое же произошло со всеми другими делами. Наш прогноз сбылся на 100%. И ни Шокин, ни Столярчук это не остановили.

Саботаж начинается с верхушки ГПУ и далее идет вниз, на следователей?

Абсолютно. Теперь спикер ГПУ возмущается, что результаты есть, а мы их отрицаем. Господин Куценко, просто опровергните тот факт, что за прошедшее с момента Майдана время не было ни одного обвинительного приговора. Вернее, был один по инспектору ГАИ в декабре 2014 года, да и тот отменен. Очень показательное дело, кстати. Оно, как и 50 других дел по гаишникам, было закрыто летом 2014 года. 8 октября мы проводим митинг и встречаемся с Яремой. Через два дня дело возобновляют, и в тот же день предъявляют гаишнику подозрение, а уже 9 декабря суд выносит первый и единственный приговор. Как вам такая оперативность? Проблема в том, что это была чистой воды показуха и фикция. Этот приговор отменили.

С тех пор не было ни одного обвинительного приговора. А оправдательных - пять. Большинство дел суд просто возвращает в прокуратуру, причем в решениях суда четко указано: в обвинительном акте нет доказательств, есть только рассуждения прокуроров; не указаны мотивы совершения преступления, хотя это обязательно; обвинение вообще не сформулировано. Это же полное подтверждение профессиональной непригодности прокуратуры. Или саботажа. И какая реакция руководства прокуратуры? Так, прокурор Куц уже год проигрывает такие дела, но дальше работает. Или руководитель следственного отдела прокуратуры Киевской области Павленко: мы с ним сотни раз говорили о том, что надо делать - нас слушали, кивали головой, но ничего не сделали. На встрече со Столярчуком мы требовали его увольнения. Теперь он - заместитель прокурора Черкасской области. Мало того, что не делают выводы и не увольняют этих прокуроров - их еще и повышают. А когда мы об этом начинаем громко говорить, прокуратура возмущается и называет нас провокаторами. Что тогда можно думать о роли руководства прокуратуры в этом процессе? Для меня вывод очевиден: они поддерживают такое состояние дел, и их цель - позволить виновным избежать ответственности.

Кстати, в Генеральной прокуратуре создан специальный отдел, который должен проверить, нет ли со стороны сотрудников правоохранительных органов противодействий расследованиям по делам Майдана. Уже скоро год как они работают, но результат нулевой. Фикция везде.

Сколько инспекторов ГАИ и судей проходят по делам Автомайдана в качестве подозреваемых?

По данным Генеральной прокуратуры, есть 58 производств, в которых расследовалось фальсификация документов по поводу 63-х активистов. 42 обвинительных акта в отношении 44-х сотрудников ГАИ передано в суд. Но напомню, всего было составлено около тысячи фальсифицированных рапортов, на их основании написаны более шестисот протоколов. К составлению этих подделок, по данным прокуратуры, были привлечены 150 гаишников, которые только рапорта писали, и еще около 250, которые составляли протоколы на основании рапортов, хотя и сознавали, что это противоправно. Плюс все их руководство в ГАИ. В целом - до 500 человек. И на всех - 42 обвинительных акта, десятая часть. А где остальные?

При этом по статье 366 уже заканчиваются сроки привлечения к ответственности. Что это, если не умышленное действие? Дела элементарные. Это не расстрелы на Майдане, где действительно очень много экспертиз, много доказательств утрачено, много людей не идентифицировано. А тут все просто, банально, элементарно. Нужно только желание и правильно организованное расследование.

Если говорить обо всех судьях, которые во времена Майдана выносили решения с очевидными признаками неправосудности, то таких около 330. А наказанных - ноль. Только одного судью уволили 

О каком количестве неправосудных решений по Автомайдану идет речь?

Неправомерные решения только по Автомайдану (без учета арестов активистов и запретов митингов) выносили 126 судей. В основном, это судьи Киева и Киевской области. За период с 10 января, когда дела начали поступать в суды, по 21 февраля 2014 года они успели наказать более трехсот невиновных водителей. Только по двум судьям обвинительные акты переданы в суд, и гарантирую, что они тоже развалятся в суде. Еще по приблизительно десяти судьям уголовные дела в активной стадии. В сумме тоже около 10%.

Если же говорить обо всех судьях, которые во времена Майдана выносили решения с очевидными признаками неправосудности, то таких около 330. А наказанных - ноль. Только одного судью уволили.

Каким образом принимались решения по делам Автомайдана? В декабре вы сообщили в комментарии ЛІГА.net, что на судей оказывалось давление из Администрации президента. Какой была схема?

Не все могу говорить и раскрывать. Скажу только, что по участникам Автомайдана в ГАИ были конкретные списки. Кстати, их нашли в Межигорье. По ним инспекторы ГАИ в дальнейшем составляли рапорта и протоколы. Инспекторов собирали и давали указания "отрабатывать Автомайдан" и фальсифицировать документы. Если отказывался - угрожали увольнением. Потом был разработан четкий и в письменном виде алгоритм действий, который рассылался с официальной электронной почты Департамента ГАИ на все регионы. В регионах уже составляли протоколы. Похожее было и по судьям. Председатели судов и судьи были ознакомлены с перечнем дел, по которым надо выносить решения, причем исключительно о лишении прав. Чтобы люди не могли в дальнейшем пользоваться своими транспортными средствами и принимать участие в акциях протеста.

Кто возглавлял эту схему? Вы говорили, что установлены факты звонков с телефона, который принадлежал бывшему руководителю главного управления по вопросам судоустройства АП Вадиму Фесенко. Его считают человеком Портнова.

В соответствии с теми данными, которыми мы располагаем, действительно, есть определенная роль Вадима Фесенко - и ниточки ведут к Портнову (замглавы Администрации президента в период Майдана, курировал юридический блок - ред.)

Какова конкретно роль Портнова?

Мы сейчас собираем и оформляем доказательную базу, которая сможет подтвердить особую роль Портнова в массовом вынесении неправосудных решений. Все указывает на это.

Как вы собираете доказательства? Есть ли у вас показания самих судей?

Процесс трудный, но он сдвинулся с мертвой точки. Есть, например, показания бывшего председателя Оболонского райсуда Киева Ирины Мамонтовой, которая подтвердила, что были звонки из Администрации президента с четкой инструкцией - какие принимать решения. Якобы, это в интересах государства. Ирина Мамонтова утверждает, и я этому верю, что не давала прямых указаний, поэтому судьи начали принимать решения о штрафах. И тогда снова позвонили из Администрации президента и предупредили, что наказание должно быть максимальным, в виде лишения прав. В связи с этим Мамонтова подала заявление об отставке с должности председателя, которое было рассмотрено в кратчайшие сроки. При новом председателе все пошло гладко. Около 40 водителей были лишены прав Оболонским судом столицы. К этому были привлечены порядка 20 судей. Кроме того, в Оболонском суде производились очень резонансные аресты.

В соответствии с теми данными, которыми мы располагаем, есть определенная роль Вадима Фесенко - и ниточки ведут к Портнову 

Кто еще из судей давал показания и какие? Что из них следует?

О наличии указаний по вертикали свидетельствует и судья Шевченковского районного суда Ирина Макаренко, где половина судебного корпуса выносила аналогичные решения и по арестам, и по Автомайдану. Судьям сказали: эти люди должны быть наказаны по максимуму. Отсутствие доказательств никого не волновало. Такая же картина по Киево-Святошинскому суду столицы, где судья Владислав Лысенко мне признался, что он иначе не мог, иначе ему подбросят деньги и посадят. И советоваться он ходил именно к председателю суда. Из других судов есть информация, что проводили сборы и требовали принимать особые решения по активистам. Кто-то выполнял указания из страха, кто-то - чтобы проявить лояльность к власти, кто-то беспокоился о своем предыдущем бекграунде.

Есть сведения, что в Черкассах глава Апелляционного суда Бабенко собирал судей и давал им указания, что автомайдановцам надо показать зубы. На несогласных судей давили. То есть, было четко организованное давление, которое спускалось из Администрации президента через председателей судов. В ряде случаев для рассмотрения дел назначали конкретных судей, как, например, в Печерском райсуде при председателе Отрош решения по Автомайдану после вмешательства в автоматизированную систему принимали исключительно Царевич и Кицюк. Принцип один: спускалось указание и контролировалось исполнение.

Показания судей включены прокуратурой в материалы производств?

Ряд судей дали официальные показания. Та же Мамонтова, плюс судья Шевченковского суда, черкасского суда, и есть еще другие, которых я просто не хочу пока раскрывать. Но есть и такие судьи, которые к этому не готовы. Они сами нас находят, дают информацию, но не готовы говорить официально. Это важный момент. Судьи, в принципе, готовы свидетельствовать - многим надоела система, когда позвонили с указаниями, а ты вынужден выполнять. Но они не верят, что от их показаний что-то изменится.

Судьи боятся стать уязвимыми в старой нереформированной судебной системе?

Верно. Более того, все примеры только укрепляют их в решении молчать. Вопиющий случай с судьей Бондаренко в Черкассах. Глава Апелляционного суда Черкасской области Бабенко "попросил" его посмотреть одно дело, что на языке судей означает принять определенное решение. Но Бондаренко не выполнил это указание. На второй день глава суда вызвал Бондаренко и 20 минут ему рассказывал, что он, вынеся абсолютно законное решение, объявил войну лично главе и всему коллективу. Все это Бондаренко записал на диктофон, и теперь каждый желающий в интернете может послушать, как решаются дела в суде: "Я же тебе говорю, кто мне звонит. Выучи, что там можно сделать. Говоришь незаконно... отвод себе заяви, отложи... да куча всего есть. Главное желание" - слышно на записи. Далее у Бондаренко начались проблемы, вплоть до попытки сжечь автомобиль. В суде он стал белой вороной, которую щемят со всех сторон. Он собрал доказательства, обратился в прокуратуру, Совет судей Украины, Высшую квалификационную комиссию судей, к народным депутатам, сделал экспертизу аудиозаписи, прошел детектор лжи. Совет судей Украины даже вынес решение о наличии признаков давления на судью в действиях Бабенко. И каков итог? Бабенко повторно избран главой суда, абсолютно нормально себя чувствует, по уголовному делу никакого результата. И это при наличии такой доказательной базы.

Тем не менее, я однозначно утверждаю, что мы дела Автомайдана доведем до конца, и судьи будут наказаны. Порядочные судьи, а они тоже есть, уже поняли, что пора действовать. Ко мне обратился ряд судей, которые дают информацию. Надеюсь, скоро она будет оформлена документально в виде показаний. И здоровые силы в судах при поддержке общества смогут победить. Иначе - тупик, в котором мы потеряем государство. О судебную систему ломается преимущественное большинство хороших начинаний. Я убежден, что очень скоро должен произойти какой-то перелом. И в очередной раз призываю судей: помогите нам, и будете гордиться своей работой. Сейчас же судья - слово ругательное.

Судьи, в принципе, готовы свидетельствовать - многим надоела система, когда позвонили с указаниями, а ты вынужден выполнять. Но они не верят, что от их показаний что-то изменится 

Есть ли политическая воля власти к расследованию преступлений против Майдана?

Есть декларации. Но мое личное впечатление, что это только желание показать обществу наличие такой воли. Прокуратура передает дела в суд к какой-то годовщине, или к событию, или потому что активисты требовать приехали. Настоящего желания дать результат, а не показуху, я не вижу. Если воля и есть, то ее явно недостаточно. А на уровне прокуратуры действия Шокина-Столярчука свидетельствуют, что это не воля, а имитация.

При Януковиче была создана целая система политически ангажированного избирательного "правосудия". Эту систему удалось разрушить после Майдана? Или новой властью она тоже востребована?

Мне кажется, не удалось. Те же дела Автомайдана. Повторюсь, первый приговор по сотруднику ГАИ, дело которого даже закрыть успели, вынесен в сжатые сроки после нашего визита к Яреме, а потом отменен. Однозначно показуха, однозначно была договоренность с судьей. Второй пример: дело Чернушенко, главы Апелляционного суда Киева. Он был вовлечен в организацию принятия неправосудных решений судьями, курировал эти направления, мы об этом говорили прокуратуре, и ничего. Но как только нашла коса на камень и появились какие-то интересы власти, - обыск, на три дня блокируется работа суда, обыск по месту жительства, задержание сына и прочее. То есть когда надо, все делается очень оперативно. Третий случай: дело Корбана. Я очень критически отношусь к самому Корбану, но судебный процесс идет очень странно. Судья Николай Чаус выносил решения по Автомайдану, и уже есть рекомендация о его увольнении. 17 декабря Высший совет юстиции должен был вынести по нему окончательное решение. Я был на том заседании, поэтому четко знаю. Но он якобы заболел. Его представитель сказал, что у него тяжелая болезнь, которая не позволит ему выйти на работу раньше Нового года, поэтому просят перенести на январь. И тут буквально через три дня он уже дает санкцию по приводу Корбана в суд, и достаточно неплохо выглядит. Этот судья, который, по сути, уже уволен, заболел и вдруг выздоровел, ведет очень резонансное дело. Даже если за этим ничего не стоит - выглядит все наоборот.

По моему мнению, избирательные расследования и избирательное правосудие сохранились. Поэтому чрезвычайно важно наказать судей. Не потому что мы хотим мести или крови, а потому что без наказания судьи будут снова и снова выполнять указания власти и не бояться нарушить закон.

Один из адвокатов Небесной сотни Виталий Титыч предлагает другой подход: наоборот, освободить от ответственности судей в обмен на их показания.

Мы за смягчение ответственности судей, если они расскажут, что принимали решения под давлением, которое не давало им возможности поступить иначе, и дальше будут сотрудничать со следствием. Та же ситуация с черкасским судьей Бондаренко показывает, что не выполнить указание - совсем непросто, иначе тебя просто выдавливают, банально угрожают. В такой ситуации можно и нужно говорить об освобождении судей от уголовной ответственности.

В Украине после Майдана провален закон об очищении власти, - суды переизбрали старых председателей, заблокирована люстрация судебной системы, на переаттестацию и Минюст не надеется, ВСЮ работает неповоротливо, ТСК по расследованию заблокирована. Почему ни один из предложенных обществом механизмов не сработал?

Первое - отсутствие политической воли. Она или фиктивная, или половинчатая. Вроде приняли закон, он не выполняется, а радикальной реакции со стороны власти нет. Второе - бешеное сопротивление системы, особенно судебной, и круговая порука. Со стороны судей я не увидел реальных шагов для очищения судебной системы, зато очень много действий в защиту судей, которые полностью себя дискредитировали, и сохранение status quo. Третье - отсутствие реального наказания за саботаж, противодействие, подачу недостоверной информации при люстрации, затягивание. Все это плюс отсутствие реального обновления во власти привело к такому результату. В принципе, можно было бы обойтись и без этих законов. Есть обычный Уголовный кодекс, который дает ответы на многие вопросы. И если бы преступники были наказаны, то люстрация была бы не нужна. Но Уголовный кодекс тут в первую очередь не работает. Поэтому люстрационные процессы нужно продолжать и решительно устранять все препятствия.

Ваша оценка реформы прокуратуры, МВД и судов. Что изменилось?

По МВД реформа частично произошла, появилась новая полиция, хотя в целом по системе обновление идет сложно. На треть, не больше. По прокуратуре обновления нет, по судам тем более. И тот механизм, который предложен, на 95% оставит в системе старых людей. Тот же судья Бабенко гарантированно останется на своей должности в условиях так называемой переаттестации.

Это вы о предложенных изменениях по правосудию в Конституцию?

Да. Там предложена схема переаттестации судей, но даже на этом этапе уже есть представление из Верховного суда о неконституционности такой нормы. И даже если судья не пройдет переаттестацию, он не сможет быть уволен. Ну о чем говорить? У меня расчет все-таки на то, что мы сможем наказать конкретных судей, чтобы другие не повторяли их ошибки. Страх наказания, может, сработает. У нас был радикальный шанс провести полный перенабор судей и прокуроров, и я поддерживал такой подход. Но чем дальше от событий Майдана, тем сильнее система противодействует. Однако я оптимист, ведь произошло самое главное - громадное изменение в сознании граждан, все в наших руках. Активисты научились влиять на процессы, многие из них решительно настроены на изменения, настойчивы и не опускают руки. Благодаря этому мы однозначно изменим систему. Или сломаем ее и построим новую. Мы ведь многим пожертвовали ради этого, и нам тут жить.

Читайте по теме: Сделка ради Майдана. Как раскрыть схему давления на суды

Адвокат семей Небесной сотни: МВД своих не сдает, круговая порука

Подписывайтесь на аккаунт ЛІГА.net в Twitter и Facebook: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

Валерия Кондратова
специальный корреспондент Liga.net
Комментарии
Последние новости
Популярное