UA

Задорожний: Выборы во время войны несут больше рисков, чем пользы

Задорожний: Выборы во время войны несут больше рисков, чем пользы - Фото
Александр Задорожний (фото - ЮРЛИГА)
04.08.2014, 09:30

Один из опытнейших политико-правовых экспертов Украины о неопределенном статусе отношений с РФ, досрочных выборах и теме военного положения в зоне АТО

- Вы настаиваете на необходимости объявления военного положения в зоне АТО. Почему?

- Речь не идет о том, чтобы объявить войну России. Война и военное положение - это два разных правовых режима. И мы должны это разъяснять людям. Военное положение вводится для того, чтобы провести на определенной территории или на территории всего государства соответствующий комплекс правовых мер для эффективного отражения нападения и угрозы агрессии в нашем случае со стороны РФ. У нас есть закон "О правовом режиме военного положения", который детально регламентирует целый ряд чувствительных сегодня на территориях АТО вопросов.

Первое: место и роль военных. Известны случаи, когда милиционеры и прокуроры арестовывали военнослужащих. Так вот, если идет АТО, в которой принимают участие вооруженные силы, надзор за соблюдением законов военнослужащими должна осуществлять военная, а не гражданская прокуратура. Как можно в сегодняшних обстоятельствах давать право милиции арестовывать военных? Тем более, что сам министр Арсен Аваков говорит, что 20 тысяч местных милиционеров оказались предателями!

Второе: идет война, людей убивают, и нам нужно расставить точки над "і" - задействование армии в мирное время хотя и дозволено по закону "О борьбе с терроризмом", но все-таки использование армии "в мирное время" оставляет ряд существенных правовых вопросов…

Третье: все на местах проведения АТО должно быть подчинено военной логике. Очевидная глупость, когда наши солдаты, освободив тот или иной город, возвращают к власти бывших мэров, которые еще 3-4 месяца назад вешали на админздания российские флаги и призывали Путина их от чего-то спасти. Ясное дело, что во избежание контрнаступления там нужно установить временное военное командование, а без объявления военного положения это сомнительно.

В Горловке 350 милиционеров с оружием, 50 человек работников прокуратуры с оружием, подразделения "Грифон" - 50-70 человек тоже с оружием. Да там же сепаратистов было меньше, чем этих балбесов с оружием! 

- Вы говорите, что никому из правоохранителей восточной Украины доверять нельзя?

- Пример: бойцы АТО освободили Горловку. Давайте посчитаем: в Горловке 350 милиционеров с оружием, 50 человек работников прокуратуры с оружием, подразделения "Грифон" - 50-70 человек тоже с оружием. Да там же сепаратистов было меньше, чем этих балбесов с оружием! И теперь эти люди арестовывают тех, кто их же и освобождал.

Вообще я не услышал ни одного внятного аргумента против введения военного положения в зоне АТО. Генпрокурор Виталий Ярема и министр обороны Валерий Гелетей говорят что-то о том, что военное положение помешает военным действиям… Но разве суть введения военного положения не заключается в том, чтобы как раз обеспечить скорейшее успешное завершение военных действий.

- Почему Порошенко не идет на объявление военного положения?

- Это нужно спросить у самого Петра Порошенко. Могу лишь сказать, что военное положение во всей стране не позволит: а) провести выборы; б) изменить Конституцию. Однако, следует иметь в виду, что целесообразно сегодня введения военного положения не во всей стране - а лишь в зоне АТО, о чем в парламент уже внесено несколько законопроектов. А таким образом, введение военного положения в отдельной местности, вряд ли является юридическим препятствием указанным действиям.

- А как же логика - убрать из Рады коммунистов и, желательно, регионалов и провести качественную перезагрузку Рады? Или вы считаете, что с этим тоже можно подождать?

- Это манипулятивное рассуждение. Так же, как было манипулятивным рассуждение о необходимости во что бы то ни стало провести выборы президента в один тур.

Но мы должны осознавать, что риски проведения выборов во время войны намного выше, чем возможные дивиденды от переформатирования парламента. Тем более, что если депутаты не изменят избирательное законодательство, то реальное переформатирование Рады, "перезагрузка" - как сейчас модно говорить, будет под большим вопросом. Я категорически за досрочные выборы, но против выборов во время проведения военных действий по нынешнему избирательному закону.

- Если все-таки проводить выборы, то по каким правилам и по какой системе, если мы хотим реального улучшения качества Рады?

- Точно нужно убрать мажоритарную составляющую. Депутат-мажоритарщик в Украине не может быть самостоятельной политической фигурой, так как вынужден заниматься в своем округе разными вопросами, например, проблемой ЖКХ, успешное разрешение которых зависит от исполнительной власти. А значит, он зависит от власти, если, конечно, планирует переизбираться.

Кроме этого, мажоритарная система не решает проблемы полноты представительства общины. В большинстве случаев мажоритарщик избирается 30-35% голосов. Таким образом, получается, что большинство избирателей округа на самом деле против него. Это недостаток мажоритарной системы относительного большинства.

Пропорциональная же система при разумном барьере гарантирует значительно большую полноту представительства каждого избранного депутата.

- Разумный проходной барьер для Украины - это сколько?

- Мое мнение - чем меньше, тем лучше. 1% проходного барьера позволил бы пройти в парламент региональным партиям, это к тому же позволило бы частично решить наболевший вопрос децентрализации власти.

- Избирательные блоки следует вернуть в законодательство или нет?

- Это вообще не принципиальный вопрос. Но в целом я не вижу необходимости возобновления блоков.

- Почему из публичной сферы пропала Юлия Тимошенко? Ее нет на ток-шоу, она не дает интервью ведущим агентствам. Когда закончится выжидательный период?

- Юлия Тимошенко работает над переформатированием партии. Партия сейчас проходит масштабный процесс обновления, внутренней люстрации и очищения.

- Вопрос к вам, как к юристу-международнику: почему Запад медлил с санкциями третьего уровня для России и правы ли те, кто испуганно заявляет о предательстве Украины со стороны западных партнеров?

- Европа, США и весь цивилизованный мир поддержал нас в той форме, в которой это было возможно. Были соответствующие решения ПАСЕ, Генассамблеи ООН и так далее. Но трудно требовать от Запада ужесточения санкций и при этом не делать абсолютно ничего со своей стороны в этом направлении.

Мы требуем системных экономических санкций, ограничений, эмбарго и так далее. Почему же Украина не совершила сама по отношению к государству-агрессору хотя бы одно из этих действий?

Почему существует список граждан России, по отношению к которым Евросоюз и США установили персональные санкции, а в Украине такого списка нет? Уголовные дела против четырех российских политиков не в счет. Мы никому не ограничили въезд, не составили список нежелательных визитеров - артистов и других деятелей, пропагандирующих ненависть и войну, что является международно-противоправным деянием.

Отсюда вывод: мы хотим от Европы, чтобы она фактически объявила экономическую войну России, сами же, выступая наиболее пострадавшей стороной, такой войны не объявляем.

Украина сегодня страдает от неопределенного статуса отношений с Россией. Мы не можем даже осудить сепаратистов, так как они прикрываются флагами дружеского с формально-юридической точки зрения нам государства  

- Правительство аргументирует это наличием в России трех миллионов наших граждан, которые окажутся фактически в плену, если мы разорвем отношения с РФ.

- И поэтому мы официально делаем вид, что нет войны? Если мы посмотрим сегодня нормативную базу украинско-российских отношений, то мы с удивлением придем к выводу, что она абсолютно не изменилась. У нас действует Договор о дружбе и сотрудничестве 1997 года, действует Декларация о стратегическом партнерстве 2012 года, у нас за исключением денонсированных Россией договоров по Черноморскому флоту действуют абсолютно все договора. Будто бы войны и нет. Чего же мы хотим от Европы?

Украина сегодня страдает от неопределенного статуса отношений с Россией. Мы не можем даже осудить сепаратистов, так как они прикрываются флагами дружеского с формально-юридической точки зрения нам государства.

Наше определение статуса отношений с Россией существенно повлияет и на позиционирование Европы. На сегодня действия Запада в вопросе поддержки Украины вполне адекватны и ни в коей мере не должны восприниматься, как предательство или двурушничество. Повторюсь, больше вопросов у меня не к Западу, а к украинскому руководству. С 6 марта не прекращается российская агрессия, что мы сделали, чтобы ее остановить?

- Развернули антитеррористическую операцию.

- И все. А где обращение в международный суд с требованием признать факт агрессии? Где обращение в международные трибуналы? Где наши юридически значимые позиции?

Раньше была ссылка на то, что в стране не было легитимно избранного президента. Ладно, но сейчас-то он есть. Кроме военных действий, Украине нужны юридические шаги, а их нет или они существенно запаздывают.

Нам сегодня юристы всех цивилизованных стран говорят: Ребята, вы чего ждете? Где ваши иски, где ваши юридически значимые заявления и позиции?

Увы, приходится констатировать, что в международно-правовом поле Украина действует не достаточно взвешено и решительно. Самый яркий пример - дело Надежды Савченко. Зачем нам надо было вмешиваться в юридическую процедуру и посылать туда адвоката, неужели кто-то верит, что в России есть независимый суд? Нужно проводить дипломатические демарши, действовать через международные инстанции, выдвигать требования отпустить гражданина Украины.

- Тем не менее, наше правительство анонсировало введение санкций.

- И не только правительство это сделало постановлением от 23 июля, хотя в данном случае речь шла об учреждении правительственного Комитета по подготовке санкций, а не об их введении. Парламент начал активно работать над законопроектом "О присоединении Украины к введению ограничительных мероприятий (санкций) ЕС, США, Канады и Японии против России как государства-агрессора". Для нас очень важно самим определить Россию не просто как государство, которое финансирует терроризм, но и как государство-агрессор.

Важно отметить, что особым видом санкций-контрмер является самооборона, что находит выражение в применении к правонарушителю вооруженных мер в соответствии с уставом ООН в ответ на вооруженное нападение.

Соответственно, определяя Российскую Федерацию государством-агрессором, мы бы опровергли все популистские заявления и упреки российских политиков в наш адрес, а также в полной мере легализовали бы действия наших военных в зоне конфликта. "Борьба с терроризмом" не является адекватным определением ситуации на Востоке Украины. Фактически, на территории Луганской и Донецкой областей ведется война, вооруженный конфликт международного характера. Соответственно, должны применяться нормы международного гуманитарного права, о чем однозначно совсем недавно заявил Международный комитет красного креста.

Заигрывая с агрессором, не вводя военного положения и не определяя статус отношений с Россией, мы создаем сложную правовую ситуацию, когда фактически осуществляемые необходимые действия в зоне конфликта не всегда формально соответствуют правам и обязанностям, которые имеют участники АТО. Это создает риски для злоупотреблений и манипуляций ситуацией в дальнейшем.

Подписывайтесь на аккаунт ЛІГАБізнесІнформ в Twitter и Facebook: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.
Вакансии
Больше вакансий
IT Project Manager
Киев Semantrum
Разместить вакансию
Комментарии
Последние новости
Популярное