01.09.2016, 13:50

Дело Хизб ут-Тахрир: "Это не ребят судят, а весь народ"

Дело Хизб ут-Тахрир: "Это не ребят судят, а весь народ" - Фото
В зале суда (фото: Яна Гончарова)

Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону близок к прецеденту, после которого преследование крымских мусульман поставят на поток

Реклама
Реклама

Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону готов вынести приговор первой четверке крымских мусульман по обвинению в терроризме. Кого и за что судят по резонансному "делу Хизб ут-Тахрир" - в материале корреспондента ЛІГА.net.

"Следствие настаивает на версии камикадзе"

Реклама

"Я очень сильно удивлен, что в ХХІ веке судят за одно лишь инакомыслие и при этом называют его терроризмом. Ясно, что мы сидим на скамье подсудимых только за нашу веру. Веру, которая называется “ислам” - “покорность” в переводе на русский язык", - бледный щуплый мужчина зачитывает свое последнее слово подсудимого. 

зейтуллаев.jpg

Руслан Зейтуллаев (фото: Антон Наумлюк)

Это Руслан Зейтуллаев, рабочий-строитель из села Орлиное, что под Севастополем, отец троих детей, обвиняемый в создании ячейки террористической организации. Он - из первой четверки крымских мусульман, которые проходят по так называемому делу Хизб ут-Тахрир. Всего же по статье о терроризме арестовано 14 человек.

"Когда нас привезли в СИЗО Симферополя, оперативники этого учреждения сильно удивились, узнав, за что мы там находимся. Даже на моей учетной карточке было написано “незаконно задержанный”. От этого мне становилось спокойнее. Что есть люди, которые понимают, - голос Руслана Зейтуллаева задрожал. Другой подсудимый - Рустем Ваитов - протянул ему бутылку с водой, но Зейтуллаев отказался, через несколько секунд собрался: - Понимают, что нельзя сажать людей просто за то, что у них есть собственное мнение".

Ни один из троих судей, казалось, не обратил внимания на эту дрожь в его голосе. Мужчины в пышных черных мантиях маялись от духоты. Председательствующий безотрывно смотрел в окно, его лицо выражало недовольство и раздражение. Второй судья, наоборот, как бы виновато пытался не встречаться взглядом с присутствующими в зале. Третий уставился в бумаги на столе и постоянно потирал выступившую на лбу жилу.

Иногда кто-то из них откидывался на спинку своего огромного кожаного кресла под таким же громадным позолоченным двуглавым орлом, пытаясь бороться с сонливостью и зевотой. Прокурор и севший рядом с ним один из назначенных адвокатов тоже всем своим видом демонстрировали скуку.

По версии следствия, Зейтуллаев - организатор, руководитель и идейный вдохновитель террористической ячейки. Его вместе с другими подсудимыми - Фератом

Сайфуллаевым, Рустемом Ваитовым и Нури (Юрием) Примовым - обвиняют в умышленном участии в деятельности террористической организации, изучении ее идеологии, посещениях конспиративных собраний и "скрытой антироссийской и антиконституционной деятельности в виде пропагандистской работы среди населения".

Согласно Уголовному кодексу РФ, максимальное наказание по этой статье предусматривает для организаторов преступления пожизненное лишение свободы, для участников - сроком до 10 лет. Прокурор запросил для "организатора" Зейтуллаева 17 лет в колонии строгого режима, для Сайфуллаева - 8 лет, а для Ваитова и Примова - по 7 лет в исправительной колонии общего режима.

"В версии следствия Зейтуллаев выглядит эдаким экстремалом-самоубийцей: жил себе, жил, но именно с приходом российского законодательства на территорию Крыма, зная об уголовной ответственности за такую деятельность, решил вдруг организовать ячейку террористической организации. А вот при Украине, где Хизб ут-Тахрир не запрещена, ему это было не интересно и не нужно. Разве следствие установило, что Зейтуллаев был закоренелым членом партии Хизб ут-Тахрир до присоединения Крыма Россией и плевать он хотел на ваши репрессии и продолжил заниматься вменяемой ему деятельностью? Нет, следствие настаивает на версии камикадзе", - адвокат Руслана Зейтуллаева Эмиль Курбединов в прениях выступил с аргументированной и весьма ироничной речью.

За 40 минут вместе с коллегой Эдемом Смедляевым он разнес в пух и прах доводы стороны обвинения, включая показания свидетелей ("личная неприязнь", "надуманные оценочные выводы и суждения", "не подтвердил на суде показания в протоколе допроса") и заключения экспертов ("незаконные, формальные, необъективные, основанные на выводах следствия, а не на научном подходе").

Прокурор не нашел, что ответить, и отказался от реплик.

Дело Хизб ут-Тахрир: "Это не ребят судят, а весь народ"

Подсудимые (Фото: Яна Гончарова,)

Террористы или политзаключенные?

Хизб ут-Тахрир аль-Ислами (Исламская партия освобождения) появилась в 1953 году в Восточном Иерусалиме. Это движение за "чистый ислам", цель которого - "возрождение исламского образа жизни в тех странах, где он подвергся забвению, и распространение исламской идеологии по всему миру".

Партия работает на то, чтобы воссоздать халифат, объединяющий весь исламский мир, но борется за это показательно ненасильственным способом. радикальные исламистские организации не раз критиковали это политическое движение за "уклонение от джихада".

"Метод осуществления нашей цели ограничивается политическими и идеологическими действиями. Мы усердствуем в доведении своих идей до людей через конференции, информационные публикации, электронные страницы, живые встречи с людьми, общение с журналистами и репортёрами" - такие методы заявляют в организации. 

В то же время Хизб ут-Тахрир отрицает идеалы и принципы демократии, либеральные ценности, политические свободы и право Израиля на существование.

"День за днём мы работаем для того, чтобы показать мусульманам и немусульманам уродливое и алчное лицо империализма, которое прячут под масками светскости, демократии, свободы и плюрализма".

Партия уверяет, что не берет денег у каких-либо государств и частных лиц, а единственный источник финансирования - ежемесячные взносы ее членов.

В октябре 2013 года на конференции в Симферополе Хизб ут-Тахрир заявила, что работает в 58 странах, на ее сайте указано - "больше 40". В каждой из них она имеет тысячи приверженцев. Точное количество членов партии неизвестно, предположительно, больше миллиона человек.

Несмотря на мирные методы достижения своих целей, в некоторых странах деятельность Хизб ут-Тахрир запрещена или ограничена.

В Германии партия запрещена из-за отрицания права Израиля на существование, но это относится только к ее публичной деятельности, рядовых "хизбов" правоохранители не преследуют. В Узбекистане, напротив, Хизб ут-Тахрир формально не запрещена, но фактически стала одним из главных врагов режима Ислама Каримова и сотни ее последователей находятся за решеткой еще с конца 90-х. В Казахстане, Киргизии и Таджикистане партия признана экстремистской.

В Украине она действует легально. До аннексии Крыма "хизбы" организовывали на полуострове конференции и митинги. В России Хизб ут-Тахрир признана террористической организацией решением Верховного суда РФ еще в феврале 2003 года. По мнению суда, партия занимается "воинствующей исламистской пропагандой, сочетаемой с нетерпимостью к другим религиям; активной вербовкой сторонников, целенаправленной работой по внесению раскола в общество".

Многие независимые правозащитные организации (Human Rights Watch, Amnesty International, правозащитный центр "Мемориал", Комитет "Гражданское содействие", "За права человека", Центр "Сова") считают, что деятельность "хизбов" никак нельзя назвать терроризмом, а в отдельных случаях подсудимых членов партии признают политзаключенными. "Мемориал" признал таковыми в разное время 40 обвиняемых мусульман.

"За Хизб ут-Тахрир не отмечено ни одного террористического акта. По моему убеждению, превращение деятелей этой партии в мучеников только увеличивает ее ряды. Судить их за подготовку свержения строя так же безосновательно, как судить коммунистов за идею построения коммунизма во всем мире или теорию отмирания государства", - считает председатель Комитета "Гражданское содействие" и член правления "Мемориала" Светлана Ганнушкина.

Конвейер, под который попадут все

После аннексии Крыма руководить региональным управлением ФСБ приехал Виктор Палагин. Ранее этот генерал-лейтенант занимал аналогичную должность в Башкортостане, где заработал славу непримиримого борца против "хизбов". Вместе с собой перевез на полуостров и часть своей "команды". Вслед за этим последовали аресты крымских мусульман.

"Для них это испытание, проверка, и для нас тоже. Если они сюда попали - значит, Аллаху так было угодно. Мы же должны сделать все, чтобы не дать их съесть заживо", - *Заир и еще трое его соотечественников приехали из АРК в Ростов-на-Дону, чтобы поддержать обвиняемых на судебном заседании, и привезли передачу от неравнодушных крымчан.

"Согласно нашей вере, нельзя быть в сторонке. Сегодня я первый раз увидел их воочию. Вот, жена мне говорит: “Почему ты едешь? Что, больше некому?” Я отвечаю: “Рассуждала бы ты так, будь я на их месте?” - рассказывает Мемет. - Это дело даже больше, чем политическое. Их притесняют за веру".

Крымские татары пытаются помочь также и семьям арестованных. У четверых подсудимых в общей сложности восемь детей: у Зейтуллаева и Сайфуллаева - по трое, у Примова - сын, у Ваитова, пока он был под стражей, родилась дочь. После массовых задержаний на полуострове, крымские татары создали общественную инициативу "Бизим балалар" ("Наши дети"). Объединение занимается сбором денег на нужды детей заключенных и пропавших без вести крымских мусульман. Таких детей в Крыму уже 47. В августе семьям "Бизим балалар" собрало по 12 тысяч российских рублей для каждого ребенка.

"Ребята, сидя в тюрьме, уже не должны думать о том, кто поможет их семьям, а только о том, как продержаться. Это знаковое дело, они должны задать тон всем остальным крымским татарам, которых будут преследовать. Это не четверых ребят судят, это весь народ судят. Если это пройдет, они просто построят конвейер и мы все попадем под него", - уверен Курбединов.

В 2014 году он был едва ли не единственным адвокатом, который брался за политические дела. Сейчас, говорит, коллеги подключаются, потому что осознали: "либо мы их, либо они нас".

Позиция защиты - не помогать следствию, не давать показаний и не признавать вину. Адвокат говорит, что этому крымчан научила российская юридическая практика, в которой даже самые безобидные показания "извращались и преподносились совсем по-другому". Когда члены Хизб ут-Тахрир в России признавались в принадлежности к политической партии, но отрицали любые обвинения в терроризме, им говорили: "То, что вы террористы, решено в 2003 году". Этого было достаточно для решения суда в пользу обвинения.

Дело Хизб ут-Тахрир: "Это не ребят судят, а весь народ"
 Нури Примов (справа, фото:Антон Наумлюк)

Свое последнее слово Нури Примов посвятил теме репрессий. Нури - из смешанной русско-крымскотатарской семьи, по образованию актер драмы и кино, до задержания работал строителем.

"Мне не наплевать на репрессии. Никогда не было и не будет, как любому здравомыслящему человеку, который видит несправедливость вокруг себя. Один мой прадед в 1937-м был выслан как кулак из Украины на Урал. В 1929-м был репрессирован мой прадед из Крыма. Он был учителем, знал Коран наизусть, так и умер на Урале. Его семья вернулась в Крым, скрывалась, но в 1944-м была повторно выслана в Среднюю Азию", - рассказал Нури.

Он поблагодарил за участие всех, кто не равнодушен к судьбам гонимых, и своих родных за поддержку: "Вы никогда меня не предавали, я тоже постараюсь вас не предать. Мы находим и будем находить силы для того, чтобы бороться с той несправедливостью, которую видим вокруг себя".

Напоследок он зачитал отрывок из книги Рэя Брэдбери "451 градус по Фаренгейту" - о важности знаний, правильном досуге и свободе действий.

Исторический суд

"Слова “хизбий”, “сухбет”, “дават”, “халакат” у некоторых вызывают реакцию подобно реакции разъяренного быка на красную тряпку, - отметил Ферат Сайфуллаев в своем последнем слове. - Говорить о политике и международных отношениях, размышлять и анализировать, давать оценки, разговаривать, в конце концов, не разрешено только крымским татарам, мусульманам".

Эту же мысль в своем выступлении изложил также Эмиль Курбединов: "Если кому-то кажется странным и непонятным образ жизни крымских татар, настораживает и пугает то, что на протяжении более полутора тысячи лет мусульмане собираются раз в неделю в мечети, что даже строитель обсуждает в кругу соотечественников и единоверцев, используя непонятные для кого-то слова, положение его народа и мусульман мира, исламский образ жизни и любовь к исламу, ностальгирует об имевшем место в истории человечества мусульманском государстве халифате и скучает по нему - это не значит, что подсудимые являются террористами и преступниками".

Заслушав последние слова подсудимых, председательствующий судья перенес вынесение приговора по делу на 7 сентября. Адвокаты настроены на то, что просьбы прокурора будут полностью удовлетворены, и готовятся к апелляции.

"Этот суд - без преувеличения исторический момент. Впервые в истории моего народа военный суд судит крымских мусульман по обвинению в одном из самых гнусных и мерзких преступлений - терроризме. Крымскотатарский народ и мусульмане Крыма обязательно будут помнить это событие", - подытожил Курбединов.

Автор: Наталья Смолярчук

Подписывайтесь на аккаунт ЛІГА.net в Twitter и Facebook: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Реклама
Популярное
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...