Святослав Пискун: Ситуация Тимошенко означает провал прокуратуры

Святослав Пискун: Ситуация Тимошенко означает провал прокуратуры - Фото
В парламенте шестого созыва Святослав Пискун был заметным депутатом во фракции Партии регионов
23.10.2013, 11:18

Бывший генеральный прокурор Святослав Пискун - о временной эмиграции, преследовании Тимошенко и желании баллотироваться в парламент в 2017 году

Около года назад экс-генпрокурор и экс-депутат от Партии регионов Святослав Пискун был вынужден выехать из Украины. Генеральный прокурор Виктор Пшонка публично предположил, что  Пискун, в свое время прекративший уголовное дело против Юлии Тимошенко, испытает "процессуальный дискомфорт". Святослав Михайлович решил не дожидаться такого поворота событий и теперь он во Франции. В skype-интервью ЛІГАБізнесІнформ экс-прокурор, не будучи скован обязательствами партийного и ведомственного характера, достаточно откровенно прокомментировал как  преследование Тимошенко, так и кондиции украинской правоохранительной системы.

- Вы покинули Украину очень неожиданно. Почему вы выехали и где сейчас находитесь?

- После окончания избирательной компании осенью 2012 года, я был немного разочарован.Такого грубого нарушения законов и прав избирателей, циничного подкупа и фальсификации выборов я в своей жизни еще не встречал... Хотелось сменить картинку, попутешествовать, посмотреть на мир, повидаться со старыми друзьями.

- "Повидать мир" - и только?

- Была еще одна причина. Некоторые должностные лица начали заявлять о том, что если Юлии Тимошенко будет вынесен приговор по делу ЕЭСУ, то это коснется и Пискуна. Так как будучи в должности генерального прокурора Пискун согласился на закрытие этого уголовного дела. Чего мне было ожидать в Украине? Вызовы на допросы, поиски каких-то компромиссов... Для того, чтобы расставить все точки над i скажу, что решение о прекращении дела (в 2005 году против Тимошенко - ред.), принятое ГПУ, было подтверждено Верховным Судом на совместном заседании двух палат - уголовной и военной. В том числе в решении ВСУ сказано, что Генпрокуратурой принято обоснованное и законное решение. Кстати, решение Верховного Суда было принято через год после того, как я уже не был генеральным прокурором и поэтому никак не мог влиять на решение суда. Тем более, что следователи Генеральной прокуратуры в 2012 году, изучив это дело, также приняли решение - 13 января 2012 года - о закрытии дела. Настоящее дело по ЕЭСУ, которое сейчас расследуется, было возбуждено нынешним генпрокурором уже после закрытия прошлого. По вновь открывшимся обстоятельствам.

- Насколько я помню, среди должностных лиц, комментировавших закрытие дела,  был и генеральный прокурор Виктор Пшонка, прогнозировавший для вас "процессуальный дискомфорт". Кто еще?

- Не только Пшонка, но и некоторые другие должностные лица высокого ранга, беседуя со мной, пытались запугать меня, утверждая, что если Тимошенко будет осуждена, то у меня будут проблемы вплоть до возбуждения в отношении меня уголовного дела. Тогда я решил, что лучше не дразнить ”украинское правосудие” своим присутствием.

- Кто вам угрожал?

- Я не оперативный работник, а прокурор. Поэтому не имею привычки записывать своих собеседников на диктофон. Во всяком случае, эти разговоры глубоко засели в моей памяти и, когда время придет, я всем напомню об этих беседах.

- Вы все-таки были депутатом от Партии регионов, поддерживали Виктора Януковича, прокуратуру. Вы теперь, рассказывая все это, сами дискомфорта внутреннего не ощущаете?

- Януковича я поддерживал, когда он баллотировался на пост президента Украины. Его программа мне импонировала, так как в ней была прописана реформа правоохранительных органов. Я, как один из авторов действующего закона "О прокуратуре", обсуждал вопросы реформы с Виктором Федоровичем. Моя позиция по созданию независимого и подчиненного только президенту и парламенту Национального бюро расследований тогда была им воспринята. Он обещал провести реформу и я его поддерживал. В результате реформа эта оказалась половинчатой. Принятие одного процессуального закона в отрыве от реформирования всего комплекса правоохранительных органов проблем не решило. Один закон не изменил систему.

Десять лет назад мы судили банду Кушнира. Тогда Тимошенко в деле Щербаня не всплывала. Я тогда Юлией Владимировной занимался очень конкретно. Я был одним из тех,  кто деньги Лазаренко арестовывал в офшорных зонах. Если бы у меня была хотя бы одна зацепка о ее причастности к этому убийству, я, поверьте, из зубов бы ее не выпустил 

- Тем не менее, вы публично не высказывались против уголовного преследования Тимошенко. Сейчас можете озвучить свою позицию?

- Во время следствия я никогда не комментирую текущие уголовные дела. Это полный абсурд, когда находящееся в производстве дело комментируют должностные лица. Тем более, должностные лица прокуратуры. В одном из решений Конституционного Суда налагается четкий запрет на комментирование уголовных дел должностными лицами до приговора суда. Любой комментарий - это давление на суд и следствие. Почему ЕСПЧ постановил, что Тимошенко была арестована незаконно? Потому что в то время, когда решался вопрос о ее аресте, должностные лица, сотрудники прокуратуры налево и направо комментировали это дело. ЕСПЧ связал эти комментарии с исходом дела.

- Но приговор по газовому делу вынесен в 2011 году. В 2012-м вы также молчали.

- Приговор-то был, но после него была апелляция и кассация. В то время, как свое решение выносил Высший спецсуд, меня в Украине уже не было.

- Вы можете сказать - это ошибка Януковича или нет?

- Мне кажется, что само следствие и суд были абсурдными. Поэтому общественность восприняла дело Тимошенко негативно. Потому что все видели, какой был зал суда, как в нем люди теряли сознание. Все видели заикающегося судью. Видели адвокатов, которым негде было даже бумаги разложить. Я не буду говорить о процессуальной составляющей процесса, так как суд вынес свое решение. Но подача обществу была грубой и топорной. Правила были в этом процессе не соблюдены.

О газовом деле Тимошенко: Важным будет второе решение ЕСПЧ. Если бы я был сейчас генпрокурором,  то я бы добился рассмотрения дела Верховным Судом, чтобы попытаться отвести от себя удар"

- Если бы вы были прокурором, вы бы согласились подписать обвинительное заключение Тимошенко по газовому делу?

- Я в свое время несколько раз обращался к парламенту за разрешением на привлечение Тимошенко к уголовной ответственности. Это не значит, что получив разрешение, я бы ее арестовал. Я только спрашивал у парламента согласие на расследование. И мне парламент это согласие не дал. А что касается газового дела, то я его не читал. Но я уверен, что те, кто подписывали обвинительное заключение и направляли это дело в суд, уверены в законности своих действий. Так как они понимают, что придет время, и за каждую подпись могут спросить. Проблема в том, что с самого начала прокуратура создала у всех впечатление травли и преследования. Дело по киотским квотам, по автомобилям скорой помощи, дело по ЕЭСУ создавали негативный фон во время следствия по газовому делу.  Искали любую зацепку чтобы посадить. Работали вдоль и поперек - по Тимошенко и Луценко. А вот спросить у Ющенко куда испарились 300 миллионов на детскую Больницу будущего почему-то забыли. Забыли проверить -  что там с гетьманской столицей в Батурине, в которую все наши миллионеры сливали деньги, и где делись эти деньги? Вот отсюда и возник вопрос об избирательном следствии и избирательном правосудии. А где результаты расследований уголовных дел по злоупотреблениям киевской мэрии, о чём так громко заявляли правоохранительные органы? А кто сейчас посажен за разворовывание бюджета страны в особо крупных размерах, кто сегодня сидит за "откаты" от использования бюджетных средств? Вот вам и избирательное правосудие.

- Насколько я помню, именно вы руководили обвинением по делу Щербаня десят лет назад. Мы видели попытки нынешней прокуратуры привлечь Тимошенко в качестве обвиняемой, как заказчика убийства. Это обоснованно?

- Десять лет назад мы судили банду Кушнира. Тогда Тимошенко в этом деле не всплывала. Я тогда Юлией Владимировной занимался очень конкретно. Я был одним из тех,  кто деньги Павла Лазаренко арестовывал в офшорных зонах. Тем не менее, не было тогда никакой привязки Тимошенко к убийству Щербаня. Если бы у меня тогда была хотя бы одна зацепка о ее причастности к этому убийству, я, поверьте, из зубов бы ее не выпустил. Но я никакими данными о причастности Тимошенко тогда не располагал. И это при том, что совместно с генпрокурором США мы организовали приезд украинских свидетелей на суд Лазаренко. Семью Тимошенко мы экстрадировали из Турции. Нам Турция экстрадировала, и мы арестовали всех шестерых обвиняемых по делу.

- К кому вели следы?

- Мы четко понимали, что это было делом Павла Ивановича. Недавно я пересмотрел в интернете запись показаний свидетелей по новому делу об убийстве Щербаня. Ну что сказать, выстроить обвинение на таких показаниях - дело непростое, а в отдельных случаях, даже невозможное .

- Как, учитывая приближающийся саммит в Вильнюсе, можно прокомментировать увольнение из Генпрокуратуры главного обвинителя Тимошенко - Рената Кузьмина?

- Не думаю, что эта отставка связана с саммитом. Ренат Равильевич - человек с тяжелым характером, когда что-то происходит против его желаний- возмущается. Возможно, излишне возмутился.

- Он ушел из-за конфликта с Пшонкой?

- А какие могут быть конфликты между генеральным прокурором Украины и его заместителем, который полностью находится в подчинении генерального прокурора? Как бывший генеральный прокурор, хочу заметить, что первый заместитель генерального прокурора обычно является для него самым близким и преданным человеком, который совместно с генеральным прокурором введет всю основную стратегию работы Генеральной прокуратуры Украины. Поэтому о конфликте здесь и речи быть не может.

Ренат Равильевич - человек с тяжелым характером, когда что-то происходит против его желаний - возмущается. Возможно, излишне возмутился 

- Кстати, вы в свое время назначили Пшонку в ГПУ. В связи с вашим случаем, обиды не испытываете?

- Не только в ГПУ. Когда у них в Донецке были большие проблемы, на шахте Звягильского погибли 50 человек, были разные разговоры о том, что Донецкая прокуратура недоработала. Но я Виктору Павловичу доверял. Потому что он не был замечен в каких-то коррупционных делах. Я разрешил Виктору Павловичу оставаться прокурором Донецкой области

- Чем, по вашему мнению, для сотрудников ГПУ окончится ситуация с Тимошенко?

- Это для них это будет означать провал. Важным будет второе решение ЕСПЧ. Если бы я был сейчас генпрокурором,  то я бы добился рассмотрения дела Верховным Судом, чтобы попытаться отвести от себя удар.

- Они попадут под удар после смены власти?

- Я ведь попал. Чего им не попасть?

Я пересмотрел в интернете запись показаний свидетелей по новому делу об убийстве Щербаня. Ну что сказать, выстроить обвинение на таких показаниях - дело непростое, а в отдельных случаях, даже невозможное 

- Какой бы вы совет дали сегодня сотрудникам прокуратуры?

- Поступайте по закону. И работайте на доверие людей к вам. При мне прокуратуре доверяли 60%населения. Мы арестовали убийц журналиста Александрова, мы расследовали дело оборотней в погонах. Мы, в конце концов, раскрыли и арестовали убийц Георгия Гонгадзе. В Генеральной прокуратуре при Пискуне привлекали к ответственности преступников не разграничивая их на “своих и чужих”. Не хочу тыкать пальцем, но что-то я в последнее время не вижу уголовных дел против представителей действующей власти. А у нас таких дел было сотни. Надо защищать бюджет. Как только прокуратура начнет сажать расхитителей бюджета, - а это власть, так как оппозиция к бюджету не допущена -   прокуратуре начнут доверять.

- Ну вас не посадили, когда вы еще могли считаться представителем власти.

- Посадить человека большого ума не надо. Можно посадить и дерево в огороде. Нужно быть большим профессионалом, чтобы посадить красиво - по закону и надолго.

- Каким  вы видите оптимальный правовой механизм освобождения Тимошенко и ее выезда за рубеж?

- Я точно не знаю этого сегмента законодательства. Но есть общие правила с оказанием помощи в рамках Красного креста. Можно принять закон, в котором прописать возможность лечения заключенных за рубежом, в случае если в Украине они получить медпомощь не могут. Но закон нужно ратифицировать на уровне двух правительств, и создать механизм, при котором решение о принятии на лечение будет принимать не клиника, а правительство другой страны.

- Угрозу для Януковича представляет сидящая в тюрьме Тимошенко или свободная Тимошенко за границей?

- Если она будет за границей, то она получит доступ к СМИ. С ней станут встречаться послы и президенты. Руководители ЕС будут с ней общаться. Это очевидно. Пусть президент решает.

До сих пор, несмотря на все реформы, любого человека могут посадить за изнасилование ближайшего столба 

- За последние три года правоохранительная система Украины реформировалась или деградировала?

- Половинчатая реформа хуже отсутствия реформы. Наполовину дом считается наполовину недостроенным или наполовину разрушенным? Какая разница, жить в нём все равно нельзя. Так и получилось с реформами. Почему началась реформа? Потому что у нас оправдательных приговоров был 1%. Провели реформу - и что? Оправданий стало еще меньше. Прокуратура сидит во всех процессах. Следователь в милиции вообще ничего не значит, так как вместо следователя и дознавателя в милиции сейчас поставили прокурора. Он зашьется просто. Раньше как было? Проверил следователь обстоятельства, отказал в возбуждении дела, прокурор проверил и пошли заниматься другими делами. Сейчас все ,что внесено в единый реестр - это уже полноценное дело. У каждого следователя их теперь тысячи. Что ему делать? Все бегают теперь - прокурор, следователь, опер, а на выходе пшик. До сих пор, несмотря на все реформы, любого человека могут посадить за изнасилование ближайшего столба. Вот вы, остановите любого гражданина и спросите, может так случится в нашей стране, что вас могут привлечь за изнасилование бетонного столба? И вам каждый ответит, у нас с человеком может произойти все что угодно.  А это уже страшно.

- То есть, вы пока возвращаться не планируете?

- Пока нет. Может быть ближе к 2017 году, к выборам. Буду баллотироваться.

- Чем вы сейчас занимаетесь?

- Я встретился с одним человеком тут. Он доктор. И он рассказал мне о том, что много иностранцев сейчас связывают свои онкозаболевания с Чернобылем. Европа очень обеспокоена последствиями катастрофы. Например, в Греции до сих пор умирают попавшие под заражение пастухи. Украина о многом умалчивает. В последнее время тема Чернобыля все больше замалчивается. Поэтому мы, некоторые выходцы из Украины, депутаты Европарламента, сенаторы США, создадим небольшой фонд, рабочую группу , в рамках которой будем работать над ликвидацией последствий аварии. Сейчас уже изучаются фильмы по этой тематике,  аккумулируются исследования. Я занимаюсь вопросами законодательства. После того, как фонд будет создан, мы хотим при поддержке правительства Украины, обратиться в ООН, Всемирный банк, за помощью - собрать на ликвидацию последствий чернобыльской катастрофы пять миллиардов долларов - на новый саркофаг, на лечение больных, на дезактивацию территории и воды, реабилитацию пострадавших. Мне кажется, что этот проект получит большую поддержку со стороны власти и президента. Чернобыль у нас на весь мир один. Никуда от него не деться.

Досье на Святослава Пискуна

Вакансии
Больше вакансий
New business manager / New business director
Киев Ketchup Loyalty Eastern Europe
Керівник складу IT
Киев ЛІГА, Група компаній
Системний адміністратор (DevOps)
Киев ЛІГА, Група компаній
Разместить вакансию
Сергей Высоцкий
журналист, депутат Верховной Рады VIII созыва
Комментарии
Последние новости
Популярное