Аваков: Тимошенко влияет на фракцию без всяких "якобы"

Аваков: Тимошенко влияет на фракцию без всяких "якобы" - Фото
Аваков не исключает, что Генпрокуратура попытается лишить его депутатской неприкосновенности
07.02.2013, 13:02

Вчерашний беглец, а теперь защищенный мандатом депутат рассказал, как Тимошенко передает указания фракции и какую роль в Батькивщине играет Яценюк

Народный депутат, бизнесмен, экс-губернатор Харьковщины Арсен Аваков, вынужденный до получения депутатского мандата скрываться от украинских правоохранителей в Италии, понимает, что вернулся не на курорт. Здесь все еще не закрыто уголовное дело (о незаконном отчуждении и смене целевого назначения 55 га земли в Харькове), и, возможно, его ждет лишение депутатской неприкосновенности. Тем не менее, Аваков развернул активную деятельность по защите Юлии Тимошенко, провел чистку в харьковской организации Батькивщины. Оппозиционный политик рассказал в интервью ЛІГАБізнесІнформ об уголовном преследовании, как экс-премьер коммуницирует из заключения с парламентской фракцией своей партии, какую роль в Батькивщине играет "фронтовик" Арсений Яценюк и какой компромисс нужен между оппозицией с властью.

- Генпрокурор недавно заявил, что может направить в Раду представление о лишении вас депутатской неприкосновенности. Какова вероятность такого развития событий?

- В нашей стране против любого может быть возбуждено и немедленно расследовано дело. А Пшонка на то и прокурор, чтобы обвинять. Недавно мои адвокаты подали ходатайство о закрытии уголовного дела. Прилетев из Италии, я сразу связался с областным прокурором, встретился со следователем и дал исчерпывающие показания. У них ведь главная проблема была в том, что они не могли меня найти для того, чтобы я дал показания - именно на этом основании меня объявили в розыск через Интерпол. И это при том, что мне даже обвинение не предъявлено, речь шла только о санкции на допрос. В нормальной стране так не бывает. Итальянцы вникли в суть вопроса и отказали Украине в моей экстрадиции.

К вероятности снятия неприкосновенности отношусь спокойно. Прокурору прокуророво, но правда на моей стороне. Тем более что сейчас у следствия есть все исчерпывающие аргументы для того, чтобы еще раз рассмотреть дело и закрыть. Но у нас правосудие политизировано. Это хорошо видно на делах, которые инициируются вокруг Сергея Власенко и Григория Немыри как наиболее активных защитников Юлии Владимировны.

- Вы тоже заняли активную позицию по Тимошенко, и это может быть раздражающим фактором.

- У меня нет иллюзий. Но я вернулся в Украину не для того, чтобы закрыли мое дело, а чтобы заниматься политикой. Поверьте, в Италии жить очень хорошо. И я прекрасно понимал, что не на курорт возвращаюсь. 

- Пшонка утверждает, что расследование уголовного дела продолжается. На какой оно стадии?

- Никакого расследования как такового нет. Я приехал, озвучил следователю свою точку зрения на этот счет, и все. Теперь следователь должен вынести какое-то решение. А каким может быть решение? Я народный депутат, обвинения против меня не выдвинуто. Если захотят выдвинуть - должно быть чистилище Верховной Рады.

- Вы говорили, что ваши адвокаты смогут разбить все обвинения...

- У меня есть четкая правовая позиция, которая любому непредвзятому суду и прокурору даст исчерпывающее понимание того, что все происходящее - бред.

У меня есть четкая правовая позиция, которая любому непредвзятому суду и прокурору даст исчерпывающее понимание того, что все происходящее - бред 
- Какая правовая позиция?

- Мы же не будем сейчас в этом разбираться. Для этого нужно понимать, в чем линия нападения.

- И в чем линия нападения?

- Линия нападения: используя ряд сфальсифицированных документов и манипулируя сроками, взяли любимую ч.2 ст.365 Уголовного кодекса и заявили, что нанесен некий ущерб. Линия защиты состоит в том, что, во-первых, документы поддельные, во-вторых, сроки не те, и в-третьих, ущерба нет. Это уж если совсем вульгарно, юристы от таких формулировок ужаснутся.

- Кто подделывал документы?

- Если бы об этом знали прокуроры, то, вероятно, эти люди были бы в тюрьме. Давайте мы эту тему свернем, это очень поверхностный разговор. Тут нужно говорить в деталях, с бумагами в руках. Итальянский суд рассматривал это дело именно в деталях и в результате рассмотрения отказал в экстрадиции украинской прокуратуре. Для меня было важно, чтобы зарубежный суд дал непредвзятую оценку ситуации. Кстати, Генеральная прокуратура на заседание не явилась и даже отзыв не прислала. Это отмечено отдельным решением суда Рима как отдельный вопиющий случай, что Украина не защищала свою точку зрения.

- Незадолго до вашего возвращения в Украине покончил с собой ваш бывший сотрудник по компании "Инвестор" Александр Мотылевский. В Харькове открыто уголовное производство по статье "доведение до самоубийства". Следствие не исключало, что будет допрашивать в том числе и вас.

- У меня не было никаких разговоров по Мотылевскому. Есть подлые люди, которые на человеческой трагедии пытаются заработать грязные политические дивиденды.

- А свою ответственность за то, что произошло, чувствуете?

- Я не чувствую никакой своей ответственности.

- Вы провели в Италии почти год, за это время в оппозиционном лагере произошли большие изменения. Как вам новая, объединенная оппозиция?

- Процесс объединения был неизбежен. У общества есть запрос на смену власти, а маленькие разрозненные группки такой цели не достигнут. Поэтому Батькивщина, Свобода, УДАР не просто так между собой дружат и вырабатывают единую линию в парламенте. Политики получают поддержку избирателей, поэтому объединяются вокруг идеи. Сейчас три оппозиционные фракции выступают практически по всем мало-мальски важным вопросам с единой позицией. Существует своеобразная депутатская синергия усилий, многие общаются друг с другом уже как члены одной команды, это очень важно.

Есть активный Арсений Петрович из Фронта змін, но это не значит, что Батькивщина и ее актив ушли в тень 
- Тимошенко хочет, чтобы три партии вообще слились в одну. Это возможно - с учетом Свободы?

- Тимошенко выдала хороший глобальный тезис. Пожалуй, Юлия Владимировна - человек такого масштаба, который может позволить себе такие месседжи. Сейчас первая интеграция идет в Батькивщине, обсуждается возможность слияния с Фронтом змін, ПРП и другими партиями. Что касается Свободы, то у нее есть целый ряд вещей и деклараций, которые мне, например, сложно поддержать. Но это не мешает нашим партиям сотрудничать в глобальных вопросах. В конце концов, политика - такая сфера, где нужно учитывать интересы друг друга, и желательно не в пистолетных боях, а в спокойной конструктивной риторике. Совершенно необязательно вести диалог в расстрельной манере. Будущность развития Украины заключается в некоем компромиссе элит, в том числе и нынешней власти с нынешней оппозицией. Компромисс не в плане конформизма или тушко-договоренностей, а с точки зрения перспективы и уважения позиций. В Партии регионов есть группа товарищей, с которыми вообще бесполезно о чем-то говорить. Но есть люди, которые понимают необходимость такой модели. Надеюсь, что через союз оппозиционных фракций будет вырисовываться модель будущего общества.

- Вы говорите, что Фронт змін находится в процессе слияния с Батькивщиной. Со стороны может показаться наоборот: Батькивщина постепенно растворяется в партии Яценюка.

- Это, уж извините, журналистский штамп. Если бы я был идеологическим троллем, я бы добавил, что эту тему вам подбросили враги народа. На самом деле это не так. В подавляющем большинстве региональные организации Батькивщины по-прежнему играют ключевую роль. Здесь, в Киеве, вы видите только верхушку айсберга, - условно говоря, есть активный Арсений Петрович и другие лидеры из Фронта змін, - но это не значит, что по всей стране Батькивщина и ее актив ушли в тень. Мы уважаем авторитет наших новых партнеров из команды Арсения Яценюка. И совсем не верно, что их сила базируется на подавлении старых активистов Батькивщины. Совсем наоборот - я считаю, что союз сильных людей укрепляет обе стороны.

- Какую роль в оппозиции играет Яценюк? Одни депутаты называют его объединительной фигурой, другие говорят о серьезных разногласиях в оппозиции.

- Оппозиция - это либеральная среда, в которой каждый может сказать то, что считает нужным. Но я не разделяю мнение отдельных коллег, которые публично озвучивают некоторые тезисы, тем самым демонстрируя свою раскованность. По той простой причине, что если ты пришел работать депутатом, получил мандат от избирателя, то надо не разборами внутри заниматься, а вырабатывать консолидированную позицию. Если я о чем-то дискутирую со своей женой, то я не пишу это сначала в Твиттере, я это лично с женой и обсуждаю. Мне кажется, то, что сейчас происходит в оппозиции - притирки. В парламент пришло очень много разных достаточно авторитетных людей. Это вопрос привычек, переходный период, который даст, надеюсь, качественный рост. Впрочем, я не исключаю, что кто-то этого не переживет, не справится.

- И уйдет из команды?

- Возможно, во фракции будут потери - а возможно, приобретения. Это вопрос формирования сильной команды. Но то, что такая команда создается - это факт. Очень многие идут на компромиссы со своими привычками. И самое главное - общество требует единения. 

Если вы меня спросите о моих ощущениях, то на сегодня Юлия имеет серьезное, не эфемерное влияние 
- Тимошенко пытается поддерживать имидж политика, который все еще влияет на процессы в оппозиции. А какие на самом деле настроения в оппозиции и у экс-премьера?

- Да, у меня есть контакт с Юлией Владимировной, мы обмениваемся письмами, я понимаю настроения. Не надо говорить, что она только "якобы" влияет на политику. Влияние Юлии на фракцию чрезвычайно велико.

- Какие у нее рычаги влияния? Гриценко, например, утверждает, что все вопросы во фракции решают единолично Турчинов и Яценюк, без учета мнения Тимошенко.

- Я уже сказал, что не хотел бы комментировать заявления коллег. Знаю, что Юлия по ключевым вопросам вмешивается, и знаю как. Она пишет письма для членов нашей команды, некоторые из них я получаю, есть еще Сергей Власенко, есть Андрей Кожемякин, ее дочь Евгения, Сергей Сас. Этот процесс постоянный - Тимошенко очень активный человек. Она коммуницирует, в первую очередь, с Александром Валентиновичем (Турчиновым, - ред.), с Яценюком, - с кем считает нужным. Есть вещи, которые нельзя уложить в строчки газетного репортажа, и не стоит даже пытаться. Но есть еще общие ощущения. Так вот, если вы меня спросите о моих ощущениях, то на сегодня Юлия имеет серьезное, не эфемерное влияние.

- На ваш взгляд, оппозиция делает все возможное, чтобы освободить Тимошенко? Или этого реально хотят, как считают некоторые ваши коллеги, максимум 20-30 депутатов?

- Вы говорите с тем человеком, который не разделяет эту точку зрения и очень ждет возвращения Юлии. Послушайте, если бы во фракции были люди, которые не хотят освобождения Тимошенко, то они не были бы во фракции. Они сидели бы в правой части зала, в Партии регионов, - как Табаловы.

Досье на Арсена Авакова

Валерия Кондратова
специальный корреспондент Liga.net
Комментарии
Последние новости
Популярное
Загрузка...