UA

Константин Боровой: Путин продолжит тактику провокаций

Константин Боровой: Путин продолжит тактику провокаций - Фото
Константин Боровой
23.02.2016, 12:06

Давний антагонист путинского режима Константин Боровой - о половинчатости борьбы Украины против РФ, отношении Запада и перспективах распада России

В России не осталось структурной оппозиции, а те, кто так себя называют, лишь транслируют тезисы Кремля в более мягкой форме, считает известный российский оппозиционер и ближайший соратник Валерии Новодворской в последние годы ее жизни Константин Боровой. В Киев Боровой приехал на несколько дней - с Украиной его связывают, кроме общей симпатии к нашей стране, некоторые совместные с властью информационные проекты. Но, не смотря на партнерские и дружеские отношения с постмайданными руководителями Украины, Боровой признает - олигархически-бюрократическая система власти, выстроенная в Украине задолго до Януковича, остается неизменной. Для качественного преобразования Украине не хватает силы гражданского общества и, желательно, более активного участия в судьбе украинцев западных стран. Об этом и многом другом Боровой рассказал в интервью ЛІГА.net

- Какова, на ваш взгляд, перспектива украинско-российской войны в свете появления для РФ новыx фронтов: турецкого и сирийского?

- Такое впечатление, что в Кремле планируют усиление на украинском направлении. Есть инсайдерская информация, относительно концентрации вооружений, появления в Донецке российского спецназа. Это косвенная информация, конечно, но все же она есть.

Тем более, что Путину необходимо поддерживать россиян в состоянии психологической мобилизации против внешнего врага, а в Сирии все это может быстро закончиться. Amnesty International уже отреагировала на бомбардировки российской авиацией. Россия предупреждена, и, насколько я понимаю, им нужно оттуда хотя бы временно выходить. У российского руководства уже появилось понимание того, что защищать Асада - это абсолютно бесперспективно.

- Но ведь на сирийское направление было брошено немало ресурсов, так ли легко оттуда уйдут путинские войска?

- Ресурсов не так много на самом деле. Наземная операция не носит масштабного характера, изначально предполагалось ее проводить вообще силами иранцев.

- Вы прогнозируете спад в Сирии и нарастание давления в Донбассе?

- Да, России нужна постоянная война.

События на киевском Майдане сегодня - российская провокация

- Какой прогноз для Донбасса вы можете сделать на ближайшее будущее?

- Прогнозов не делаю, потому что во многом ситуация мало предсказуема и развивается спонтанно. Путин - тактик, а не стратег. Он занимается короткими перебежками, используя тактику мелких провокаций. Он ведь не профессионал в политике и военном деле. К примеру, у Путина нет глобальных целей, есть цели локальные, тактические.

- Есть мнение, что глобальная цель - полное поглощение Украины.

- При всей любви к Украине, сама по себе она не может быть глобальной целью. Это изначально также планировалась как цель тактическая. Глобальные цели - это цели, эквивалентные понятию мирового господства. Украина и, в частности, Крым - тактические цели. Понятно, что это все временные достижения, временные цели. Мировое сообщество с этим не смирится. Оккупированные территории Украины, это же не узкая полосочка земли Приднестровья, и даже не Абхазия.

Вообще, конечно, если бы не слабая реакция Запада в российско-грузинской войне, то, быть может, и последующего всего в Украине можно было избежать. Было понятно, что план Медведева-Саркози - не решение конфликта, а его заморозка.

- О соглашениях, не решающих конфликт: ваше мнение о реализуемости Минских соглашений.

- Это инструмент тактической задачи России - не допустить развития Украины, максимально затянуть ситуацию. Украина в Минских соглашениях абсолютно не заинтересована.

- Почему же тогда их так отстаивает президент Петр Порошенко?

- Потому что в этих соглашениях заинтересованы европейские бюрократы. Для них этот конфликт… это же не территории Германии, Франции… для них важно остановить конфликт у дикарей и папуасов, которыми они считают как украинцев, так и россиян. Цель западных бюрократов понятна: не дать конфликту разрастись ближе к их собственным границам, а что там будет на территории папуасов - совершенно не важно. Если бы подобным образом была захвачена часть территории Германии или хотя бы Польши, то были бы военные действия до момента полного освобождения.

- То есть все заявления Запада о безоговорочной поддержке Украины - чистая демагогия?

- Моральная поддержка, действительно, есть. И, действительно, замораживание конфликта с точки зрения европейских бюрократов - это и есть помощь Украине. "Войну же остановили, люди не гибнут, чего вам еще надо", - думают они. А то, что проблема не решена в корне, а в будущем может быть усугублена - это пока не на повестке дня Запада, у них свои проблемы.

Константин Боровой: Путин продолжит тактику провокаций

Константин Боровой на киевском Майдане Независимости 21 февраля 2016 года. Фото - Facebook

- Как она может быть усугублена?

- В Крыму происходит реальное преследование людей, журналистов преследуют. Вот до киевского Майдана добрались диверсанты. Путин, как я уже говорил, продолжает тактику мелких провокаций, даже если активные военные действия приостановлены.

- Кстати, что вы можете сказать о том, что происходит на Майдане в эти дни?

- Это российская провокация, российские активисты, которые пытаются дестабилизировать ситуацию в Украине.

- Постмайданной украинской власти исполнилось два года. Вы можете поделиться своими впечатлениями ее эффективности?

- Оценку эффективности сделал сам Яценюк вчера (21 февраля - ред.). он признал, что власть не выполнила взятые на себя обязательство перед народом Украины. Реформы недостаточно эффективны, настоящая борьба с коррупцией не ведется. Саакашвили прав: в Украине сохранилась структура власти, в которой кукловодами выступают олигархи. Эта модель создавалась еще до времен Януковича, и она сохраняется до сих пор. Эта система нуждается в изменении, все остальное - ходьба по кругу. Притом, что основными бенефициарами всех процессов выступает эта группа…

…олигархов.

- Ну, олигархи - это даже не точное определение для таких людей. Их и предпринимателями назвать нельзя. Это менеджеры, которые управляют не только экономическими, но и политическими субъектами Украины. Независимой от Ахметова, Коломойского или кого-то еще политической системы в Украине нет. Может быть Саакашвили попробует такую сделать, но пока все решают кукловоды. Политическая система в Украине - это фикция и имитация политического процесса. "Делайте, что хотите, но если нам сегодня не выгодна отставка Кабмина, то ее не произойдет", - говорят кукловоды.

- То есть из всех представителей украинской политической элиты вы более всего склонны доверять Саакашвили.

- Мы давно знакомы, но… политики имеют свойство бронзоветь. Если на Майдане мы с Порошенко, Яценюком и Саакашвили, по крайней мере, до кровавых событий, близко общались - хлопали друг друга по плечу, то сегодня к ним трудно достучаться. Мне импонируют многие идеи Саакашвили, но вот сейчас я прилетел и пытался договориться о встрече - мы сотрудничаем в информационной сфере - и ничего. Это проблема костенеющей власти.

- Возвращаясь к политике Путина. У россиян есть чувство ответственности за все, что делает их президент на международной арене, за все войны и пролитую кровь?

- Нет, конечно. Сознание российского общества - это по всем параметрам советское сознание лояльности к власти, не обладающее признаками гражданского. Тем более, что общество лишено любых инструментов воздействия на власть. Это все очень хорошо понимают. Какая же может быть ответственность, если ты не влияешь на решения? Все понимают результативность участия в выборах. Выборы в России - это просто проявление лояльности к власти, равно как и участие в социологических опросах.

Если сравнивать ситуацию с Украиной, то в Украине, по крайней мере, формируется гражданское общество, и это очень заметно.

- Если не было бы гражданского общества, в Украине не было бы двух Майданов.

- Нет, давайте честно скажем, что Майдан возник в условиях отсутствия гражданского общества. Восстания происходят тогда, когда отсутствуют способы влияния на власть, не прибегая к силовым методам.

Константин Боровой: Путин продолжит тактику провокаций

- Вы говорите, что российское общество абсолютно лояльно к власти, но как быть со средним классом, в частности, с представителями малого и среднего бизнеса? Они же реально несут убытки из-за инфляции и западных санкций, которые Путин привел в Россию. Этот общественный слой способен повлиять на власть?

- Кремль достаточно долго, еще с 2000-го года занимался ликвидацией основ малого и среднего бизнеса, монополизируя экономику. Сейчас степень монополизации экономики величайшая - все в руках государственных монополий. Весь бизнес либо под нужной крышей, либо уехал, либо влачит жалкое существование. В таком состоянии о формировании настоящего независимого среднего класса не может быть и речи. Ожидать от них какой-то протестной активности просто нелогично. "Слава Богу, что не сажают" - такая у них логика. Да и то, кстати, сажают. Но, ввиду отсутствия политической активности у среднего бизнеса, сажают их иногда чисто по экономическим причинам - если срочно нужно отжать бизнес, например.

- Фактор Кадырова в современной российской политике. Что это такое и какова его настоящая роль?

- Сегодня в Чечне Кадыров создал совершенно невыносимые условия жизни - с собственными тюрьмами, личной армией. Он выполняет задания Кремля, который, кстати, не един. Кремль - это несколько конкурирующих за ресурсы партий. Кроме того, у Кадырова есть собственные задачи. Это задачи выживания. Понятно, что при сокращающихся ресурсах выживание Кадырова становится очень серьезной проблемой. Его крепость, окруженная колючей проволокой, жить может только при очень избыточном финансировании из центра. В Чечне нарушена традиционная тейповая структура власти и глобального восстания там нет только потому, что Кадыров использует серьезные финансовые компенсаторы. Кремль платит за лояльность Кадырову, а Кадыров - возможным оппонентам внутри Чечни, которые, конечно же, есть.

Но сокращается финансирование из центра и исчезает стимул для существования нынешней чеченской власти. Я думаю, Кадыров понимает, что для него это последние месяцы существования в нынешнем статусе. Ну, у него есть база в Саудовской Аравии, так что в случае чего, бежать есть куда.

Навальный - националист, а российский националист - это всегда империалист, выступающий за сохранение колоний 

- Но Путину-то бежать некуда.

- Именно поэтому Путин стремится развить любого уровня конфликты на международной арене, чтобы держать общество в постоянной психологической мобилизации и страхе о том, что без Путина их всех съедят.

- Кстати, как к Кадырову относятся другие лидеры российского Кавказа? Не выглядит ли он в глазах гордых горцев кавказских тейпов предателем, который служит Москве?

- Отношение двойственное: с одной стороны он все-таки смог остановить глобальную войну с Москвой. Ну, так он преподносит. Сбережение народа он ставит себе в заслугу и, в общем, кто-то такую заслугу за Кадыровым, действительно признает. С другой стороны, конечно, это не типичная структура власти для чеченцев и для многих это оскорбительно. Но, повторюсь, пока он финансирует возможную внутричеченскую оппозицию, задабривает ее, масштабных протестов против Кадырова не будет. Пока Кадырову удавалось держать баланс между Москвой и чеченским народом. Но этот баланс нарушится, когда исчезнет финансирование из Москвы.

- В России сегодня существует политическая оппозиция?

- Фактически нет. Я бы не стал называть оппозицией людей, рожденных, замысленных и реализованных Кремлем. Которые, если разобраться, по определяющим вопросам цитируют весь кремлевский набор тезисов: "крымнаш", удерживать Кавказ, Путина и Медведева освободить от ответственности, и так далее. Осталось только засесть в Кремле и стать "оппозицией его королевского величества".

- Вы сейчас говорите о Навальном и Ходорковском?

Да. Есть, конечно, оппозиционно мыслящие эксперты и просто граждане, но структурной, действенной оппозиции нет. Касьянов, который пригласил Навального в структуру ПАРНАСА - это по существу ликвидация партии. Навальный - националист, а российский националист - это всегда империалист, выступающий за сохранение колоний. И если он сейчас в более мягкой форме высказывается об Украине, типа "Крым не пирожок, чтобы так просто отдать", то только лишь потому, что он не при власти.

Константин Боровой: Путин продолжит тактику провокаций

- Скоро годовщина убийства Немцова. Как повлияло это убийство на политику и российское общество?

- Повлияло, в первую очередь, на расстановку сил в кремлевских стенах. Это углубило противоречие внутри кремлевских групп влияния, усилило радикальное крыло. Обострилось самоощущение Кремля как крепости, окруженной врагами. В кремле после убийства Немцова активизировалась оборонная психология.

Понимаете, раньше ведь структура власти в Москве предполагала наличие оппозиции. Пусть не влиятельной, но высказывающей свое мнение. Эта система оказалась нарушенной после убийства Немцова. Причем мало у кого есть сомнения, что это все было сделано с позволения Кремля, но руками Кадырова. Первый человек, который докладывал Путину об убийстве - это был начальник ФСО (Евгений Муров - ред.).

- То есть разговоры о том, что в окружении Путина углубляется конфликт: как между разными группировками (силовики, администрация, главы регионов), так и в целом недовольство общим курсом - правдивы?

- Я бы назвал это не конфликтом, а конкуренцией. Конкуренция усиливается, и она всегда присутствовала. Потому что это конкуренция за место около Путина, за влияние на него, за возможность докладывать ему. Ну и конкуренция за финансовые ресурсы, которые исчезают и тают очень быстро.

Ведь силовые структуры в России многофункциональны. Если это, например, Федеральная служба охраны, то она немножечко еще занимается нефтью, немножечко - алюминием, чуть-чуть - таможенными вопросами. В общем, через структуры, которые она официально контролирует, каждая силовая партия Кремля пытается взять как можно больше ресурсов и власти. А для этого нужно быть как можно ближе к первому лицу.

- Какая партия в Кремле сегодня доминирует?

- Убийство Немцова в этом смысле очень показательно. Реакция инсайдеров первая была такой: "Это пощечина, удар по ФСБ". Потому что убийство произошло без и даже вопреки желанию службы безопасности. По влиятельности ФСО сильно продвинулись и превосходят ФСБ в Кремле, а также намного превосходит Совет Безопасности.

- Главы регионов какую роль в этой системе играют?

- Главы регионов - это не отдельная партия, а члены разных партий. Тем более, что часть из них - силовики. Особенно в последнее время туда назначали генералов спецслужб. Это делалось для того, чтобы руководство регионов было тесно связано с Кремлем, предано и обязано Путину чем-то и не имело личных локальных задач на местах.

Ведь динамика развития ситуации в регионах при сокращении финансирования из центра, при обрушении централизованного распределения ресурсов, очень понятна - в какой-то момент губернатор или генерал-губернатор принимает решения, кому он более лоялен: Кремлю, местным элитам или вообще населению вверенного ему региона.

В России есть несколько регионов, которые рентабельны сами по себе, и потому скорее других могут задуматься о целесообразности лояльности Кремлю. Тогда может начаться все, что угодно. Это Тюмень, Якутия, Петербург и Москва. Вместе четыре эти региона дают 60% бюджета. Даже с учетом того, что доля Тюмени немного упала с учетом падения цены на нефть.

В сегодняшней России Дальний Восток быстро станет экономически независимым и захочет отделения, особенно если постараются ближайшие соседи - Корея, Китай, Япония. 

- Вы сами подвели к вопросу о перспективе распада для России. На Западе начали говорить о вероятности распада РФ на отдельные государства из-за деструктивной политики Путина. Это реальный сценарий или фантастика?

- Похоже, что другого сценария просто нет. Перед тем, как неэффективное государство перестает существовать, оно становится сначала бедным, а потом начинает дробиться. И сдержать этот процесс нельзя не потому, что в регионах есть какие-то психологические сдерживающие моменты, а потому что регионы начинают понимать выгоды от существования отдельно от других. Никто не будет долго и в ущерб себе поддерживать Кремль. Даже самые лояльные. Как это было, например, при распаде СССР.

В сегодняшней России Дальний Восток быстро станет экономически независимым и захочет отделения, особенно если постараются ближайшие соседи - Корея, Китай, Япония.

Тут интересный момент: коррумпированность  - это фактор, который до войны и падения цен на нефть, в разгар укрепления путинской вертикали, был важнейшим фактором удерживания власти. А в тот момент, когда сократится централизованное финансирование, коррупция тут же начинает играть децентрализующую роль.

- Какие регионы, кроме дальневосточного, наиболее подвержены сепаратизации?

- Все национальные регионы: Якутия, Бурятия и, в первую очередь, Татарстан. У них уже конституция своя была и даже собственное министерство иностранных дел. Причем не так давно - какие-то 20 лет назад. Также сюда можно отнести Урал, включая Удмурдию - там есть свои традиции свободы, которые в Кремле, конечно же, назовут традициями сепаратизма.

Также центральный регион и юг России опасен потенциально ввиду неоимперских настроений. Если национальные регионы могут захотеть освободиться, то центральные, пропитанные имперством, пожелают остаться в границах "русской России", без кавказских и азиатских национальных примесей. Имперцев не устраивает политика Кремля не в связи с отсутствием свободы, а из-за отсутствия жесткого управления и жесткого контроля внутренней миграции и дотированием "нерусских" регионов.

Константин Боровой: Путин продолжит тактику провокаций

- Разве Кремль не контролирует полностью ситуацию в среде имперцев-черносотенцев?

- Контролировать можно десять задач, можно 50. Но контролировать 500 задач невозможно. А сегодня новые задачи для Кремля возникают каждый день. Конечно, все они, так или иначе, связаны с вопросом денег, а точнее, с их стремительным уменьшением, а также с вопросом удержания лояльности.

- Сколько времени осталось России до распада?

- Посмотрим. До того, как центробежные течения станут очевидны, полагаю, осталось очень немного времени.

- Какую роль в этом играют западные санкции?

- Санкции имеют несколько форм воздействия. Но самая главная - психологическая. Никто не запрещает западным банкам финансировать и кредитовать экономику РФ, если это делается не через российские банки, перечисленные в санкционном списке. Но этого никто не делает, понимая, что эти санкции завтра могут быть расширены на другие институты. Все понимают, что не только эти пять банков контролируются Кремлем, но, в общем, и все остальные тоже.

Но вообще санкции - не главное. Даже отмена санкций не улучшит экономическую ситуацию в России. В РФ отсутствует главный двигатель экономики - малый и средний бизнес. Ну и нефть - падение цен на которую сильно подкосило ресурсную экономику.

- Долго ли Запад готов поддерживать санкции? Некоторые в ЕС говорят: Зачем нам терпеть убытки, если Украина не воюет?

- Это серьезная проблема. Украина, действительно, не воюет и не занимается экономической блокадой России. Блокадой занимается гражданское общество, а государство лишь иногда неохотно следует за общественными инициативами. Как было с энергетической и продовольственной блокадой Крыма. Украинской власти надо прислушиваться к обществу, а общество, насколько я понимаю, выступает за полную блокаду.

Кроме этого, я понимаю, что усиление украинской армии в зоне АТО и переход к возвращению оккупированных территорий силой - это неприятное решение для украинской власти, но его надо принимать. Потому что если Украина не будет освобождать свою территорию, то таскать каштаны из огня за вас никто не будет.

Вот я был недавно в Литве. И первый вопрос, который задавал местным представителям гражданского общества и политических партий: "Почему вы не поддерживаете блокаду российских товаров? Ведь было бы красиво это сделать, скажем, через Клайпеду". А они говорят: "А это надо самой Украине?" Вот у них нет ощущения, что вам это надо. Литовцы люди организованные, но если это не очень надо пострадавшей стороне, то зачем суетиться? Тем более, они держат в уме вариант, что завтра они начнут блокаду, а Украина снимет.

- Сколько, по вашей оценке, еще Запад готов держать санкции?

- В сегодняшней ситуации шансы на то, что санкции будут отменены - высокие. Усилия, которые предпринимает Кремль для снятия санкций, также высоки. Как через медиа, так через лоббизм в политических кругах Европы.

- С чего бы вы посоветовали начать украинской власти усиливать эффективность политики против агрессора?

- Сейчас меня больше всего волнует отсутствие с вашей стороны судебных исков против России. Присутствие российских военных на оккупированных территориях признано, значит, территория экономической деятельности контролируется другим государством. И никаких исков с украинской стороны. Почему-то этим никто не занимается.

Украинско-российский конфликт для Запада - это проблемы папуасов  

- Почему, как вы думаете?

- Может быть, потому что никто не видит там своего личного интереса? Вот у меня были определенные информационные проекты с администрацией президента Украины. Была идея сделать в Лос-Анжелесе очень интересный проект: "Мировые певцы в поддержку Украины". Из Киева меня пригласили обсудить концепцию - я прилетел и начал это обсуждать в АП. Результат - ноль. И скажу вам честно, что в глазах людей, с которыми общался, я видел калькулятор: "А что получим мы?".

- С кем вы встречались на Банковой?

- Ну уж, конечно, так я и сказал. Вообще для того, чтобы разрушить сложившуюся олигархически-бюрократическую систему, идеальным вариантом для Украины я бы назвал какую-то форму внешнего западного управления.

- Оппоненты нынешней власти утверждают, что это внешнее управление уже давно существует.

- Это пустые слова. Если бы так было, это было бы лучше. Есть какие-то элементы, например, идея привлечения во власть не связанного с украинскими олигархами Саакашвили, но в целом Украиной управляет не Запад, а именно украинская система. Сформированная задолго до Януковича. В ее сохранении заинтересована и нынешняя украинская власть, так как система личные приносит дивиденды каждому, кто так или иначе представлен во власти. Кто же от такого откажется?

- Вы часто бываете на Западе. Как местные элиты и простые граждане реально, а не в официальныx заявленияx, смотрят на украинско-российский конфликт?

- Американцы - это изоляционисты. Украинско-российский конфликт для них, повторюсь, это проблемы папуасов.

- А Европа?

- Европейцам это ближе, но у них своих проблем много. Сейчас, например, это проблема мигрантов. Был какой-то момент страха и напряженности в Европе, когда шли разговоры о том, что Путин вот-вот дойдет до Киева и двинется чуть ли не на Берлин. Но сейчас, когда они видят, что военный конфликт локализован, снова сконцентрированы чисто на внутренних проблемах.

Каждая страна сконцентрирована на своих внутренних проблемах - это политический закон. Внешняя политика всегда отступает на второй план. Европейцы не считают первоочередным вопросом даже актуальную проблему сохранения Евросоюза, не говоря уже о том, что происходит между Украиной и Россией.

Подписывайтесь на аккаунт ЛІГА.net в Twitter и Facebook: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.
Комментарии
Последние новости
Популярное