Красный Крест так и не отправил миссию к военнопленным. Украина давала три дня
Фото - Дмитрий Лубинец, Facebook

Международной комитет Красного Креста так и не прибыл на границу с временно оккупированной территорией после того, как Украина давала МККК три дня на отправку такой миссии. Об этом сообщил омбудсмен Дмитрий Лубинец.

Подписывайтесь на полезный легкий контент в Instagram

Читайте нас в Telegram: только важные и проверенные новости

Омбудсмен сообщил, что сегодня он вместе с народными депутатами и советницей главы Офиса президента прибыли на границу с временно оккупированной территорией. Планировалось, что этот визит будет совершен с Красным Крестом, чтобы побудить его добиться от России доступа в Еленовку, где РФ удерживает украинских военнопленных.

"Это оказалось для МККК сложнее, чем просто в очередной раз опубликовать "призывы к обеим сторонам" на страницах своего сайта. Несмотря на наш призыв и готовность обеспечить такую ​​поездку, МККК мы не увидели", – написал Лубинец.

Он заявил, что за молчанием МККК кроется сокрытие от международного сообщества преступлений, совершаемых россиянами.

"Это война, да. И она небезопасна. Но разве не для этого создана миссия МККК и не на ее деятельность и исполнение положенного мандата люди со всего мира жертвуют средства?" – написал Лубинец.

Он добавил, что если организация не выполняет поставленные перед ней цели и своим молчанием подыгрывает агрессору, то она должна быть ликвидирована.

  • 13 октября Зеленский заявил, что Красный Крест "не может дойти" к украинским пленным в течение всех восьми лет войны. Он отметил, что Красный Крест – это не клуб с привилегиями и у него есть обязательства.
  • Украина дала Красному Кресту три дня для отправки миссии в колонию в Еленовке.
  • 14 октября Красный Крест потребовал "немедленного и беспрепятственного доступа" ко всем военнопленным. В МККК утверждают, что "были готовы в течение нескольких месяцев" посетить колонию в Еленовке, но "не могут получить доступ силой".

Читайте также: Красный Крест о пленных с Азовстали: Мы не можем гарантировать безопасность – нас там нет