UA

Мода на кислоту. Как выживают жертвы гендерного террора

Мода на кислоту. Как выживают жертвы гендерного террора  - Фото
Решма Куреши вместе с актрисой Санни Леоне, которая также дефилировала в наряде от Арчаны Кочхар. Источник: Facebook/Archana Kochhar
17.09.2016, 09:30

На Нью-Йоркской Неделе моды жертва "кислотной" мести заставила западное общество пересмотреть стандарты женской красоты

Стройная девушка в изящном длинном платье слоновой кости, украшенном разноцветной аппликацией, со сверкающей диадемой и роскошными черными волосами дефилирует по подиуму Недели моды в Нью-Йорке. Обыденная картина для одного из самых главных событий fashion-индустрии.

Однако модель не вписывается в привычные стандарты женской красоты: ее лицо лишено левого глаза и обезображено шрамами. Девушка - 19-летняя индианка Решма Куреши - случайная жертва нападения с обливанием кислотой -  популярного в Южной Азии способа выяснения отношений.

Личный подвиг

Решму изувечили в мае 2014 года, когда она со старшей сестрой Гульшан шла по улице индийского Аллахабада. Ей тогда было 17 лет. На пути у девушек внезапно возник муж Гульшан с двумя приятелями, от которого она сбежала из-за регулярных избиений, забрав сына. 
 
"[Моя сестра] кричала: “Беги, Решма!” Но раньше, чем я смогла что-либо сделать, двое его друзей повалили меня на землю, заломили руки и разлили кислоту по всему моему лицу", - вспоминает Решма. То же самое муж сделал и с Гульшан. Девушки несколько часов пролежали у обочины дороги, корчась от боли, и никто не вызвал медиков и не подошел к ним, чтобы помочь.
 
Преступников так и не наказали. "Мне было всего 17 тогда, и пока я вынуждена жить без лица, мои обидчики до сих пор на свободе", - говорит Решма. Девушка думала, что ее жизнь кончена, так и не начавшись, всерьез размышляла о суициде. 
 
at-2.jpg

Решма Куреши до и после покушения. Источник: Make Love Not Scars

В 2015 году правительство Индии постановило, что жертвы кислотных атак будут лечиться за счет государства, однако в стране до сих пор не хватает специализированных ожоговых центров. Решму в свое время спасло знакомство с организацией Make Love Not Scars. Правозащитное движение занимается реабилитацией и реинтеграцией в общество девушек и женщин, выживших после обливания кислотой или других насильственных преступлений.

Активисты помогли Решме собрать деньги на множество пластических операций, которые так и не убрали шрамы с ее лица полностью. После этого девушка решилась публично рассказать свою историю, что не так часто происходит в Индии, и присоединилась к кампании против свободной продажи кислоты в стране.

Теперь Решма снимается в роликах для YouTube-канала организации, рассказывая о секретах красоты: как ровно подкрасить глаза подводкой или пользоваться красной помадой. В конце каждого видео она напоминает зрителям об ужасающей статистике жертв кислотных нападений и просит подписать петицию о запрете продажи кислоты.



"Вы запросто найдете красную помаду в супермаркете, так же как и концентрированную кислоту" или "Вы можете купить подводку для глаз за 100 рупий, а концентрированную кислоту всего за 30 рупий (примерно полдоллара)", - подчеркивает Решма. Ролики с ее участием просмотрели уже без малого 2,5 миллиона человек.

Из этих видео о ней узнали продюсеры Недели моды в Нью-Йорке и пригласили открыть показ FTL Moda. Это шоу - часть кампании #IAmNYFW, призванной дать доступ в модную индустрию самым разным женщинам. Оно проходит ежегодно и привлекает внимание к острым социальным темам. В прошлом году здесь дебютировала австралийская модель с синдромом Дауна Мэделин Стюарт. Еще раньше в показе участвовали модели с ампутированными конечностями, в инвалидных колясках и на костылях.

at-3.jpg
Решму Куреши готовят к выходу на подиум Нью-Йоркской Недели моды. Фото: АР

Ради Нью-йоркской Недели моды Решма впервые покинула пределы Индии. Девушка дебютировала в наряде своей соотечественницы Арчаны Кочхар и прочла доклад в рамках благотворительной акции #EndAcidSale, обратив внимание западного мира на проблему регулирования продажи дешевых и легкодоступных кислот в разных странах.

"Для меня этот выход на подиум очень важен, ведь многие девушки становятся жертвами нападений преступников, обливающих их кислотой. Я надеюсь, что мой поступок придаст им храбрости. И еще я хочу сказать тем, кто судит о людях лишь по внешности: не судите о книге по обложке", - сказала Решма после показа.

Банальность зла

Случай Решмы - далеко не единичен. Каждый год в мире фиксируется примерно 1500 "кислотных" преступлений. И это только официальные данные. "В мире есть места, где подобные нападения происходят постоянно, но нигде не регистрируются. Пострадавшие и их родственники молчат, боясь мести преступников, и будучи уверенными, что полиция им не поможет", - объясняет Джаф Шах, исполнительный директор лондонской благотворительной организации ASTI (Acid Survivors Trust International).

Такие нападения - явление глобальное, включая США и Европу, но все же большинство преступлений совершается в Южной Азии - Бангладеш, Индии, Пакистане. По данным ASTI, Индия занимает первое место по абсолютному количеству жертв "кислотных" атак - примерно 1000 пострадавших в год. Бангладеш лидирует по процентному соотношению жертв к общему населению страны: в 1999-2013 годах там было зарегистрировано 3512 преступлений. В Пакистане, по оценкам Human Rights Watch, происходит 450-700 атак в год. Джаф Шах подозревает, что у Афганистана тоже "очень высокие" показатели, но там вообще не ведется официальная статистика.

at-4.jpg

Мать Раана Пор Амрай, 38 лет, и дочь Фатима Каландари, 8 лет. Из проекта "Огонь ненависти" иранского фотографа Асгара Камсеха

Распространенность кислотных нападений в Южной Азии можно объяснить двумя факторами: доступностью и дешевизной кислоты, которую широко используют в хлопчатобумажной, резиновой и ювелирной промышленности, а также угнетенным положением женщины в обществе, где очень важна ее внешность, а осудить мужчину за насилие практически невозможно.

Американский журналист Николас Кристоф, долгое время исследующий тему, оперирует термином "персональный терроризм".

"Я расследовал случаи кислотных нападений, которые широко используют для терроризирования и порабощения женщин и девушек по всей Азии от Афганистана до Камбоджи (мужчины почти никогда подобному не подвергаются). Женщины практически ничего не стоят в этой части света, поэтому нападавших крайне редко судят. Продажа кислоты обычно никак не контролируется. Это вид террора, который постепенно становится приемлемым здесь как часть регионального “фонового шума”", - пишет он в своей колонке для The New York Times
 
at-5.jpg

Раана Мехри, 29 лет, держит в руках фото с матерью Сомайе. Через 4 года после нападения Сомайе скончалась от тяжелых последствий химических ожогов. Из проекта "Огонь ненависти" иранского фотограф Асгара Камсеха 

Эксперты отмечают большой гендерный перекос кислотных преступлений: в 75-80% атак жертвами становятся женщины и девушки, более 30% из них - несовершеннолетние. Самый частый мотив нападений - месть за отказ выйти замуж или уход от мужа. Цель преступника - уничтожить внешнюю красоту женщины, то, что многие члены общества считают одной из главных ее ценностей.

Бросок не требует от нападающего особых физических усилий. Кроме того, в развивающихся странах вода - ограниченный ресурс, и ее бывает трудно найти, чтобы смыть кислоту. Это влечет за собой обезображивание жертвы. Едкие вещества, попадая на кожу, вызывают химический ожог и начинают разъедать ткань. Поскольку атакующий зачастую целится в лицо, обычно повреждаются ушная раковина, веки, нос и губы, что приводит к потере зрения и/или слуха.

Большинство пострадавших остаются в живых, но перед ними возникает огромная проблема реабилитации и адаптации. Им нужны десятки операций для восстановления и годы для лечения психологической травмы. Шрамы от кислоты - это своеобразная черная метка, общество стигматизирует жертв таких преступлений.

Частные инициативы вместо госпрограмм

Эксперты считают, что решить проблему кислотных нападений можно, одновременно ограничив доступность кислот, ужесточив наказания для преступников и обеспечив жертвам компенсацию и уход. 
 
Государства по-разному относятся к криминализации этого деяния. Некоторые предпочитают закрывать глаза и делать вид, что таких преступлений не существует; другие дают большие тюремные строки (Колумбия - 12-50 лет лишения свободы, а также награда почти 40 тысяч долларов за информацию о тех, кто совершает такие нападения; Камбоджа - от 2 лет до пожизненного лишения свободы); третьи пытаются пресечь злодеяния, предупредив потенциальных насильников, что их ждет смертная казнь (Бангладеш).


Видеоролик "Лицо храбрости" индийского бренда одежды Viva N Diva, лицом которого стала индианка Лакшми. В 15-летнем возрасте на нее напал и облил кислотой 32-летний мужчина, ухаживания которого она отвергла

Также отдельные страны пытаются взять под контроль продажу кислот. Например, Верховный суд Индии в 2013 году постановил запретить свободную продажу кислоты, но многие правозащитники и жертвы нападений говорят, что она все еще легкодоступна. 
 
В условиях, когда руководство государства не замечает или не справляется с проблемой, единственной надеждой пострадавших остаются неправительственные организации наподобие Make Love Not Scars и частные инициативы неравнодушных.

В Пакистане владелица сети салонов красоты Массарат Мисба создала организацию Depilex Smileagain Foundation, которая помогает пострадавшим женщинам собрать деньги на пластические операции и получить профессию визажиста, парикмахера или мастера по маникюру. На сайте организации постоянно появляются новые истории подопечных, которые нуждаются в помощи, и отчеты об удачных операциях. Сегодня в салонах Массарат работает около 400 жертв кислотных нападений.

at-6.jpg

Массарат Мисба с подопечными. Источник: Depilex Smileagain Foundation

Кроме того, большую огласку тема кислотного террора получила благодаря людям искусства. В 2012 году фильм пакистанского режиссера Шармин Обаид "Спасая лица" о жертвах кислотных атак принес Пакистану первый в его истории Оскар (в номинации "Лучший короткометражный документальный фильм").

В апреле этого года обладателем главного приза престижного конкурса Sony World Photography Awards стал иранский фотограф Асгар Камсех с серией портретов "Огонь ненависти" о жертвах обливания кислотой в Иране.

***

Джаф Шах акцентирует внимание на том, что в борьбе с преступлениями такого рода очень важно, чтобы общество слушало истории переживших нападение от них самих, как в случае с Решмой: "Говоря в полный голос, жертва бросает вызов преступникам". 
 
Сама Решма во время показа на Неделе моды в Нью-Йорке обратилась к зрителям с призывом: "Хочу сказать миру, не надо видеть нас слабыми, даже мы можем многого добиться!"
Алена Савчук
Внештатный автор
Вакансии
Больше вакансий
Керівник служби охорони
Киев Група Компаній ЛІГА
Разместить вакансию
Комментарии
Последние новости
Популярное