Петр Налич: У нас принято петь под минус и плюс - это чудовищно

Петр Налич: У нас принято петь под минус и плюс - это чудовищно - Фото
Петр Налич
21.06.2013, 15:37

Музыкант считает, что современным артистам не хватает культуры советской эстрады 60-70-х годов

Петр Налич - феномен российского шоу-биза последних лет - перед концертом в рамках презентации нового продукта "Бухгалтерский умный модуль" (БУМ) от ЛІГА:ЗАКОН рассказал корреспонденту ЛІГАБізнесІнформ о жизни после Евровидения и монстрах современной эстрады.

- Вы по образованию архитектор, а по призванию, роду занятия - певец. Что объединяет эти профессии?

- Так получилось, что по окончании архитектурного института я начал заниматься музыкой. Сейчас я опять студент, Московской академии музыки имени Гнесиных. То есть я, в общем, вечный студент.

А что объединяет эти две профессии... Да очень многое. Какие-то основы прекрасного, основы композиции, основы каких-то сочетаний, которые можно найти и в архитектуре, и в музыке. Какие-то соответствия, какие-то закономерности.

Это помогает иногда что-то сделать, где-то что-то улучшить, где-то понять, что надо улучшить. Поэтому я очень рад, что сначала именно как архитектор получился, а теперь учусь как музыкант.

- Вы никогда не задумывались над тем, чтобы поработать над собственной автобиографией?

- Нет, мне кажется, надо дожить до определенного рубежа, чтобы начать этим заниматься. Хотя есть всякие прекрасные идеи - просто что-нибудь писать и уничтожать эти записки. Просто в качестве фиксирования каких-то событий житейских или каких-то размышлений, переживаний.

- Вроде дневника?

- Да. Но пока я этого не делаю.

- Если бы вели дневник, как он назывался бы?

- Дневник.

Петр Налич: У нас принято петь под минус и плюс - это чудовищно

- Какой, по вашему мнению, идеальный портрет исполнителя поп-музыки?

- Эстрадные певцы, поп-певцы, должны быть разными. Это прежде всего.

Эстрада - это поп-жанр, то есть народный жанр. Но никогда не надо опускаться  до уровня самых низких и не заинтересованных слоев населения, наоборот - стараться всех подтягивать по мере сил. Это, конечно, будет непросто, но это принесет радость, счастье самому исполнителю и людям, которые его слушают.

- Вы могли бы назвать какой-то собирательный образ?

- Нет, такого страшного Франкенштейна я не готов назвать. Много прекрасных артистов. Уверен, что много их еще будет.

Опять же, повторюсь - артисты должны быть разные. Но, конечно, желательно, чтобы все это было культурно, какой была советская эстрада 60-70-х годов. Она была, может быть, как раз не слишком многообразна, но она была очень культурная. И пение было очень культурное. И звуковая картина была не вульгарная. К этому, конечно, надо стремиться во всех жанрах, во всех направлениях. Независимо от того, занимаешься ты популярной музыкой или какой-то сложной музыкой для немногих эстетов.

- Как вы оцениваете потенциал развития поп-направления в России или на всем постсоветском пространстве? 

- Это проблема общероссийская - проблема образования. На Западе именно технологии звукозаписи, технологии проведения шоу, они настолько высокого уровня, что там даже какие-то не самые интересные песни иногда слышишь - ну песня как песня, но как звучит здорово! Очень часто такой эффект от какой-то западной попсы. Это то, что называется фирменным звуком. То есть это просто ремесло. В этом может быть искусство, может не быть. Но даже если там нет искусства, бывает, что это звучит очень круто.

Так вот, этого ремесла, по идее, можно добиться просто усилием воли и каким-то распределением обязанностей. И я очень надеюсь, что на всем постсоветском пространстве сформируются школы, институты, академии, где будет все музыкальное производство - сочинение песни, звукозапись, сведение, мастеринг, шоу, концерт, игра ансамбля живой музыки обязательно. Потому что у нас принято под минус и под плюс петь - это чудовищно, потому что этот звук всегда ужасен. Бывает, что музыканты сидят и под все это долбят, и делают погромче, чтобы ты ничего не понимал, что происходит. Нельзя так поступать с ушами людей.

- Вы когда-нибудь используете фонограмму?

- Нет. Мы играем вживую всегда. И это, конечно, очень важно для нас. Иногда возникают какие-то сложности, иногда получше или похуже получается, но зато это живой процесс. И это не дает нам всем закостенеть. Это, может быть, кажется сложнее, но на самом деле от этого больше радости, и в итоге легче получается.


Петр Налич: У нас принято петь под минус и плюс - это чудовищно

- Есть жизнь после Евровидения?

- Посмотрите на меня - живой. Вроде, пока не умер.

- Как повлиял этот конкурс на ваше творчество? Было ли это каким-то всплеском, после которого осталась ровная прямая?

- Естественно, такое огромное событие как Евровидение - это всплеск интереса к тебе. Потом он, конечно, падает, но потом выравнивается. Но даже после выравнивания наша аудитория увеличилась где-то раза в два-два с половиной. Так что, как промо это было великолепно. Как музыкальный, сценический опыт это было великолепно, полезно, очень интересно. Просто как житейский опыт было интересно.

- Чем вы держите аудиторию?

- Уверен, что мы ее держим тем, что делаем что-то новое, что репетируем, стараемся играть лучшее, что мы придумываем новые песни, инструментальные композиции. Недавно у нас вышел альбом с симфоническим оркестром. То есть мы экспериментируем. На сцене у нас иногда появляется расширенная секция медных духовых инструментов. То есть происходит все время какая-то жизнь.

- Какие ближайшие творческие планы?

- У нас концерты - в Москве, в Петербурге, в Киеве, к слову сказать, осенью. Будем готовиться к ним, будем готовить новые вещи - новые песни, новые композиции. Будем записывать потихонечку, готовить следующий альбом в - в более легкомысленной, танцевальной, эстрадной стилистике и в более симфонической, романтической, лирической.

- Когда появится новый альбом?

- Я думаю, не раньше следующего года, потому что за прошедший год мы выпустили два. Весной - симфонический альбом "Песни о любви и родине", а в конце осени эстрадный "Золотая рыбка".

- Уже есть название нового альбома?

- Нет пока.

- Даже рабочего?

- Нет, даже рабочего. Пока что мы думаем о технологии, как это будем делать, как будем записывать, какую вообще звуковую картину хотим увидеть на диске.

- Сколько времени остается на личную жизнь?

- Сейчас в моей жизни все очень плотно: учеба, концертная деятельность, репетиции, запись альбомов. Конечно, это отнимает очень много времени. Но я стараюсь свободное время уделять семье, потому что это большая радость.

Смотрите также: В Киеве показали эксклюзивное 3D-шоу

Комментарии
Последние новости
Популярное
Загрузка...