"Проскочим, пролетим". Пилоты и эксперты о трагедии в Шереметьево

"Проскочим, пролетим". Пилоты и эксперты о трагедии в Шереметьево - Фото
Скриншот из видеозаписи
06.05.2019, 12:04

Даже в случае немедленного возврата борта экипаж не должен спешить с принятием решения на посадку, пишет пилот-инструктор из блога Flying Upside Down

Вероятный корень трагедии Superjet 100 в Шереметьево - стечение многих обстоятельств: от погоды и решений пилотов и диспетчеров до технических характеристик самолета и принятых в России правил действия экипажа в аварийных условиях. LIGA.net собрала шесть экспертных мнений.

ПИЛОТ-ИНСТРУКТОР: НЕ ПРОСКОЧИМ, НЕ ПРОЛЕТИМ. Как рассказал LIGA.net автор Telegram-канала о гражданской авиации в РФ, практикующий пилот-инструктор, комментировать работу коллег в SSJ-100 он не хочет исходя из профессиональной этики. Но считает, кадры посадки говорят сами за себя: "Бортпроводникам - низкий поклон за то, что хоть кого-то смогли спасти. То, что в салоне творилось, это дикий ужас". Эксперт полагает, что была совершена ошибка при решении лететь при не самой удачной погоде.

"Никто и никогда не заставляет вас летать под мощно-кучевыми облаками. Попадание молнии в самолет и столкновение с градом - на 100% ошибка экипажа, без вариантов. Сколько можно наступать на одни и те же грабли? "Проскочим, пролетим, все нормально впереди". Не проскочим, не пролетим. Экипаж достоверно не знает, в какой стадии развития находится мощно-кучевое облако, полет под ним - безрассудный риск. Сейчас града или молний нет, через 10 секунд они могут появиться", - пишет пилот.

Он советует коллегам никогда не выполнять взлет без радара: "Никогда. Взлетели - выключили, если необходимо... Никогда не уменьшайте яркость отображения радара до минимальной после полета: экипаж, следующий за вами, может попросту забыть отрегулировать яркость перед полетом. Если ожидаете грозы на маршруте выхода, попросите диспетчера дать вам время для оценки ситуации на ВПП". Если возможность обойти такую облачность отсутствует - отложите взлет, пишет пилот: "Важно понимать то, что пока самолет на земле - ничего случиться не может, есть время подумать. В воздухе остановиться нельзя".

Читайте также: Москва. В самолете из 78 человек погиб 41. Кадры из салона: видео

Он утверждает, что в случае пожара на борту, по статистике, экипаж имеет порядка 15 минут для выполнения посадки. "В остальных случаях нет необходимости любой ценой оказаться на земле, поскольку поспешные действия могут привести к катастрофическим последствиям. Пилотам из года в год вдалбливают, что при пожаре надо срочно сесть, как можно быстрее. С какой целью?" - подчеркнул он.

Также он упоминает о том, что порой принимаются неверные решения из-за страха потерять работу и доход. "Собственные ошибки пилоты списывают на политику авиакомпании, мол "я уйду на запасной, а меня накажут". Но рисковать жизнью под страхом корпоративных репрессий - безрассудство", - отметил он.

Он обратился к выжившим, которые спасали свою ручную кладь при эвакуации и помешали тем, кто пытался выбраться из охваченного огнем хвоста: "Люди, сходите в церковь и попробуйте замолить свои грехи, если получится. Вы можете сколько угодно обвинять Аэрофлот, но смерть такого количества пассажиров, в том числе и на вашей совести. Как жить с мыслью о том, что ценой человеческой жизни были спасены ваши вонючие трусы, я не знаю".

ЗАСЛУЖЕННЫЙ ПИЛОТ РФ: СЛИТЬ ТОПЛИВО НЕВОЗМОЖНО. Экс-летный директор Внуковских авиалиний Юрий Сытник полагает, что причина трагедии - попадание молнии. После отказа авионики экипаж садился с большим весом и оказался не готов к этому, а аварийный сброс топлива, по его словам, у SSJ-100 не предусмотрен. Эксперт не исключил, пишут Известия, что катастрофа произошла и из-за неисправности в двигателе.

По некоторым данным, из-за отказа авионики не удалось полностью выпустить механизацию крыла, из-за чего была превышена посадочная скорость: самолет подскочил над ВПП, и при последующем ударе о полосу подломились стойки - произошла деформация двигателей, начался пожар.

ЛЕТЧИК-ИСПЫТАТЕЛЬ: ВИНОВАТ ЭКИПАЖ. Российский летчик-испытатель Олег Смирнов также склоняется к версии, что причиной катастрофы стала молния. Он говорит, что самолет "должен выработать определенное количество топлива, поскольку шасси лайнера не рассчитано на посадочный вес с полными баками горючего". По его словам, экипаж нарушил это правило, когда принял решение экстренно сажать самолет.

ВОЕННЫЙ ЛЕТЧИК: РОКОВОЕ СТЕЧЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ. Замглавреда журнала Авиапанорама, генерал-майор и заслуженный военный летчик РФ Владимир Попов считает, что лайнер погубило роковое стечение обстоятельств, пишет svpressa.ru. Причиной катастрофы могли стать нестандартные метеоусловия: именно майские дни критичны по метеоусловиям,  рядом с Шереметьево проходил метеофронт.

"Соответственно, по высотам были большие градиенты ветра, причем - по нескольким направлениям. А это не только повышает турбулентность - слои воздуха "трутся" друг о друга. Возникает статическое электричество в облаках... Не всегда токосъемники могут исправно работать... Заряд мог где-то пробить систему проводки. В результате горящая изоляция становится источником ядовитых газов, и создает на борту настоящую дымовую завесу", - пояснил он.

ПРОФСОЮЗ ЛЕТНОГО СОСТАВА: ОШИБКА ЭКИПАЖА. О возможном задымлении в кабине говорит и вице-президент Профсоюза летного состава РФ Альфред Малиновский. "Ясно одно: экипаж не выровнял самолет перед касанием с полосой. Вопрос, почему он не выровнял самолет и не плавно приземлился, а ударился носовым колесом с углом - как шел, так и шел. Очевидно, на мой взгляд, что кабина была задымлена. И дым мешал видеть землю, нормально видеть землю", - сказал он в эфире пропагандистского канала Россия 24.

По мнению Малиновского, версия о плохих метеоусловиях не подтверждается: "Видимость была нормальная. И помешать видимости земли мог только дым в кабине".

ЛЕТЧИК-ИСПЫТАТЕЛЬ СССР: ГРУБАЯ ПОСАДКА. Жесткая посадка произошла из-за серьезного перевеса, поскольку посадка была с полными баками. Тем самым его масса при посадке была на 15 т больше обычной, сказал Рамблеру заслуженный летчик-испытатель СССР Виктор Заболотский. "Очень редко когда экипаж с максимальным весом - я не знаю, кому-то там удавалось садиться или нет... Такое пламя, когда у вас произошло какое-то разрушение. А разрушение - это топливопровод, либо баки. Однозначно видно, что было какое-то механическое повреждение. А когда оно может возникнуть? Оно может возникнуть при очень грубой посадке", - сказал он.

Читайте также: Авиакатастрофа SuperJet 100 в Шереметьево: самое важное на сейчас

Комментарии
Последние новости
Популярное
Загрузка...